Michael Dorfman’s Essentials

Правда о войне не убивает нашу гордость

Ми­ха­эль­ ДОРФ­МАН

Правда о войне не убивает нашу гордость

1 сен­тяб­ря 1939 года на­ча­лась Вто­рая ми­ро­вая война. Ка­ко­вы её мо­раль­ные по­след­ствия?

Окон­ча­ние Первая часть “Враг никогда не отразится в нем”

Ужасы англо-аме­ри­кан­ских бом­бё­жек го­ро­дов Гер­ма­нии ни­ко­гда не были сек­ре­том. «Бойня номер пять» Курта Вон­не­гу­та, со­дер­жа­щая его вос­по­ми­на­ния о кош­ма­ре бом­бёж­ки в Дрез­дене, оста­ёт­ся одной из самых по­пу­ляр­ных аме­ри­кан­ских книг о войне. Но несмот­ря на это, дис­кус­сии о мо­раль­но­сти бом­бё­жек по­че­му-то тра­ди­ци­он­но со­сре­до­то­че­ны на ядер­ных бом­бар­ди­ров­ках Хи­ро­си­мы и На­га­са­ки. А как на­счёт на­си­лия, тво­ри­мо­го за­пад­ны­ми со­юз­ни­ка­ми в Ев­ро­пе?

Одно и то же?

Фильм ос­но­ван на ав­то­био­гра­фи­че­ской книге «Безы­мян­ная» («Anonymous»), на­пи­сан­ной одной немец­кой жур­на­лист­кой и ре­дак­то­ром, где автор опи­сы­ва­ет, что слу­чи­лось с ней в ап­ре­ле-июне 1945 года

Новая волна пуб­ли­ка­ций о же­сто­ко­стях со­юз­ни­ков по ан­ти­гит­ле­ров­ской ко­а­ли­ции от­ли­ча­ет­ся тем, что, на­ко­нец, слово предо­став­ле­но самим жерт­вам. Мас­со­вые из­на­си­ло­ва­ния, тво­ри­мые во­ен­но­слу­жа­щи­ми Со­вет­ской Армии на осво­бож­дён­ных тер­ри­то­ри­ях, были хо­ро­шо за­до­ку­мен­ти­ро­ва­ны. Име­ют­ся до­не­се­ния Лав­рен­тия Берии Иоси­фу Ста­ли­ну, при­ка­зы по ар­ми­ям, вос­по­ми­на­ния оче­вид­цев, во­ен­ных кор­ре­спон­ден­тов Ва­си­лия Гросс­ма­на и На­та­льи Гессе. В 1975 году в эми­гра­ции вышла книгаЛьва Ко­пе­ле­ва «Хра­нить вечно», где он рас­ска­зы­ва­ет об уви­ден­ном в Во­сточ­ной Прус­сии. Од­на­ко фильм «Безы­мян­ная. Одна жен­щи­на в Бер­лине» (Макс Фёр­бер­бёк, 2008), ос­но­ван­ный на днев­ни­ках жерт­вы, по­ка­зал ужас про­ис­хо­див­ше­го. По­на­до­би­лось пять лет, пока фильм нашёл свою до­ро­гу на аме­ри­кан­ские экра­ны. Дис­кус­сия о том, были ли из­на­си­ло­ва­ния сти­хий­ны­ми, или ко­ман­до­ва­ние умыш­лен­но до­пус­ка­ло их в ка­че­стве пси­хо­ло­ги­че­ско­го ору­жия, как это про­ис­хо­дит в со­вре­мен­ных вой­нах в Аф­ри­ке, вы­хо­дит за рамки дан­ной ста­тьи. Эти факты прямо не ка­са­лись са­мо­оцен­ки за­пад­ной пуб­ли­ки.

Очень нелег­ко до­хо­ди­ли до ан­гло­языч­ной пуб­ли­ки немец­кие пуб­ли­ка­ции об «Ог­нен­ном хо­ло­ко­сте» (хо­ло­кост здесь сле­ду­ет по­ни­мать в бук­валь­ном зна­че­нии как все­со­жже­ние). Книга Йорга Фри­дри­ха «Огонь: Бом­бёж­ки Гер­ма­нии, 1940-1945» вы­зва­ла шквал кри­ти­ки. Ав­то­ра об­ви­ня­ли в зло­упо­треб­ле­нии тер­ми­но­ло­ги­ей Хо­ло­ко­ста в опи­са­нии про­ис­хо­дя­ще­го (на­при­мер, кре­ма­то­рий в опи­са­нии по­жа­ров в Гам­бур­ге), о сти­ра­нии мо­раль­ной раз­ни­цы между на­ци­ста­ми и со­юз­ни­ка­ми. Од­на­ко, если взгля­нуть на про­ис­хо­дя­щее с точки зре­ния жертв, граж­дан­ско­го на­се­ле­ния, то раз­ни­цы дей­стви­тель­но нет, как нет раз­ни­цы между Ста­ли­ным и Гит­ле­ром с точки зре­ния моего деда, по­гиб­ше­го в 1942 году в Степ­ла­ге за то, что он был «бур­жу­аз­ным эле­мен­том» или с точки зре­ния моего пра­де­да, уби­то­го на­ци­ста­ми за то, что он был ев­ре­ем. Ан­глий­ский пе­ре­вод долго искал из­да­те­ля. Книга Йорга Фри­дри­ха спор­ная. И в Гер­ма­нии, и в ан­гло­языч­ных стра­нах, нелег­ко при­нять ана­ло­гии между стра­те­ги­ей со­юз­ни­ков и на­цист­ски­ми во­ен­ны­ми пре­ступ­ле­ни­я­ми. Од­на­ко с его вы­во­дом вряд ли кто-ни­будь возь­мёт­ся спо­рить: «Граж­дан­ские люди не вы­ка­зы­ва­ют ми­ло­сер­дия к граж­дан­ско­му на­се­ле­нию… То­таль­ная война по­жи­ра­ет людей то­таль­но, и чув­ство че­ло­веч­но­сти – это пер­вое, с чем рас­ста­ют­ся».

Немец­кий пи­са­тель В.Г. Зеб­алд опуб­ли­ко­вал зна­ко­вую ра­бо­ту — эссе «Воз­душ­ная война и ли­те­ра­ту­ра» (2001). Зеб­алд ро­дил­ся сразу после войны. Его бе­ре­мен­ная мать пе­ре­жи­ла ог­не­вую ков­ро­вую бом­бёж­ку Бам­бер­га. Эссе вошло по-ан­глий­ски в его сбор­ник «Про есте­ствен­ную ис­то­рию раз­ру­ше­ния». Зеб­алд за­да­ёт­ся во­про­сом, а по­че­му мас­си­ро­ван­ные бом­бар­ди­ров­ки со­юз­ни­ков, унёс­шие более по­лу­мил­ли­о­на жиз­ней, раз­ру­шив­шие ос­нов­ные немец­кие го­ро­да, оста­ви­ли столь малый след в об­ще­ствен­ном со­зна­нии. За де­сять лет, про­шед­ших со вре­ме­ни пуб­ли­ка­ции эссе, эта тема мед­лен­но под­ни­ма­ет­ся из глу­бин кол­лек­тив­но­го бес­со­зна­тель­но­го нем­цев и в англо-аме­ри­кан­ской па­мя­ти войны.

Anonima-sidikhin_540

Кадр из филь­ма «Безы­мян­ная»

Книга бри­тан­ско­го фи­ло­со­фа Эн­то­ни Грей­лин­га «Среди мёрт­вых го­ро­дов: Ис­то­ри­че­ское и мо­раль­ное на­сле­дие бом­бё­жек граж­дан­ско­го на­се­ле­ния Гер­ма­нии и Япо­нии» ста­вит про­стой во­прос: «Что мы, по­том­ки со­юз­ни­ков, по­бе­див­ших во Вто­рой ми­ро­вой войне можем от­ве­тить на мо­раль­ный вызов по­том­ков тех, кто были ми­ше­нью бом­бё­жек со­юз­ни­ков?». Грей­линг не ста­вит под со­мне­ния цели войны. Се­год­ня в Ан­глии и Аме­ри­ке (и со­вре­мен­ной Гер­ма­нии тоже) рас­смат­ри­ва­ют Вто­рую ми­ро­вую войну как «войну про­тив врага с пре­ступ­ной мо­ра­лью». Ков­ро­вые бом­бёж­ки, без раз­бо­ру со­зна­тель­но про­во­ди­лись ко­ман­до­ва­ни­ем Ко­ро­лев­ских ВВС с целью раз­бить мо­раль нем­цев и на­не­сти ущерб их эко­но­ми­ке. Яв­ля­лись ли они амо­раль­ны­ми?  «Какая мо­раль­ная раз­ни­ца между бом­бёж­кой жен­щин и детей и рас­стре­лом их из пи­сто­ле­та?» — во­прос, ко­то­рый со всей ак­ту­аль­но­стью стоит и се­год­ня. «Толь­ко то, что убий­ство со­вер­ша­ет­ся ано­ним­но и с рас­сто­я­ния в 6 000 мет­ров?». Ответ фи­ло­со­фа:«Оче­вид­но, что есть очень ма­лень­кая раз­ни­ца между «Опе­ра­ци­ей Го­мор­ра», про­ве­дён­ной Ко­ро­лев­ски­ми ВВС Ве­ли­ко­бри­та­нии, ядер­ной бом­бёж­кой Хи­ро­си­мы и На­га­са­ки ВВС США и раз­ру­ше­ни­ем тер­ро­ри­ста­ми Все­мир­но­го тор­го­во­го цен­тра в Нью-Йор­ке … Всё это тер­ро­ри­сти­че­ские на­па­де­ни­ям и звер­ства….»

Drezden1

13-15 фев­ра­ля 1945 года англо-аме­ри­кан­ская авиа­ция пол­но­стью раз­бом­би­ла Дрез­ден

По­сте­пен­но схо­дит за­ве­са и с по­след­них боль­ших умол­ча­ний и мо­раль­ных ком­про­мис­сов Вто­рой ми­ро­вой войны – вы­да­чи со­юз­ни­ка­ми Ста­ли­ну на вер­ную тюрь­му и смерть со­вет­ских невоз­вра­щен­цев, в част­но­сти ка­за­ков, эми­гран­тов и граж­дан дру­гих стран и мас­со­вая де­пор­та­ция граж­дан­ско­го на­се­ле­ния в по­сле­во­ен­ной Ев­ро­пе. Книга Ни­ко­лая Тол­сто­го «Жерт­вы Ялты» (а также по­доб­но упо­ми­нав­ша­я­ся ранее «Хра­нить вечно» Ко­пе­ле­ва) всё ещё счи­та­ют­ся крайне спор­ны­ми. По ряду лич­ных об­сто­я­тельств я по­зна­ко­мил­ся в Аме­ри­ке с до­воль­но боль­шим ко­ли­че­ством рус­ских людей, чудом из­бе­жав­ших вы­да­чи в СССР. Они од­но­знач­но не были пре­да­те­ля­ми, их непро­стая ис­то­рия неиз­беж­но ста­нет ко­гда-ни­будь ча­стью непро­стой ис­то­рии Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной войны.

Drezden-2

В 2008 году ко­мис­сия немец­ких ис­то­ри­ков, ра­бо­тав­ших по за­ка­зу го­ро­да Дрез­ден, при­ш­ла к вы­во­ду, что от бом­бар­ди­ров­ки по­гиб­ли от 18 до 25 тысяч че­ло­век

 

На­вер­ня­ка, най­дут­ся и такие, кто, по­доб­но Грей­лин­гу, за­да­дут очень непри­ят­ный во­прос о том, какая раз­ни­ца между лю­дь­ми, де­пор­ти­ро­ван­ны­ми на­ци­ста­ми, и де­пор­ти­ро­ван­ны­ми после Вто­рой ми­ро­вой войны 14-ю мил­ли­о­на­ми нем­цев из Си­ле­зии, Чехии, Во­сточ­ной Прус­сии, пятью мил­ли­о­на­ми ита­льян­цев из Хор­ва­тии, сот­ня­ми тысяч вен­гров, румын, по­ля­ков, укра­ин­цев, че­чен­цев, ин­гу­шей, чер­но­мор­ских гре­ков, крым­ских татар и дру­гих из­гнан­ных на­ро­дов. Не это ли дало на­ча­ло эт­ни­че­ским чист­кам на Бал­ка­нах, Кав­ка­зе и Ближ­нем Во­сто­ке. То, что осо­зна­ние про­бле­мы бе­жен­цев при­бли­жа­ет­ся, го­во­рят мно­гие факты, в том числе Но­бе­лев­ская пре­мия Кри­сте Вольф, пред­ста­ви­тель­ни­це из­гнан­ных со своей ро­ди­ны ба­на­ит­ских шва­бов – немец­ко­го мень­шин­ства, ве­ка­ми жив­ше­го в Сер­бии и на Дунае.

Всё ради по­бе­ды

Ра­зу­ме­ет­ся, есть и дру­гое мне­ние. Если де­я­ния со­юз­ни­ков равны прак­ти­ке Аль-Кай­ды, то куда может за­ве­сти нас пе­ре­осмыс­ле­ние ито­гов Вто­рой ми­ро­вой войны? Самим за­го­лов­ком книги Майкл Бар­лей «Битва за мо­раль: Добро и зло во Вто­рой ми­ро­вой войне» за­яв­ля­ет о мо­раль­но­сти войны. Его книга бо­га­та по­дроб­но­стя­ми о немо­раль­ном, а часто пре­ступ­ном по­ве­де­нии со­юз­ни­ков по ан­ти­гит­ле­ров­ской ко­а­ли­ции. Вся­ко­го рода скеп­ти­ки и ре­ви­зи­о­ни­сты ис­то­рии могут лишь по­за­ви­до­вать объ­ё­му ма­те­ри­а­ла в книге. Тем не менее, Майкл Бар­лей при­хо­дит к од­но­знач­но­му вы­во­ду о том, что Вто­рая ми­ро­вая была спра­вед­ли­вой вой­ной со сто­ро­ны со­юз­ни­ков. Он пишет в пре­ди­сло­вии, что не ищет оправ­да­ния для них. Он не скры­ва­ет, на­при­мер, нездо­ро­вой оза­бо­чен­но­сти ко­ман­ду­ю­ще­го бом­бар­ди­ро­воч­ной авиа­ци­ей сэра Ар­ту­ра Харриса за­да­чей уни­что­же­ния немец­ких го­ро­дов. Даже внут­ри бри­тан­ских ВВС Хар­рис за­слу­жил про­зви­ще Мяс­ни­ка. Бар­лей не стес­ня­ет­ся в вы­ра­же­ни­ях в за­щи­те сво­е­го те­зи­са: «Войны не вы­иг­ры­ва­ют­ся путём из­ну­ря­ю­щих фи­ло­соф­ских де­ба­тов на се­ми­на­рах, пол­ных ста­рых дев с губ­ка­ми тру­боч­кой». Это грубо, од­на­ко, если мы по­те­ря­ем спо­соб­ность гор­дить­ся по­бе­дой над Гит­ле­ром, то по­те­ря­ем один из наших самых глав­ных мо­раль­ных ком­па­сов. Наши пат­ри­о­тизм, гор­дость за са­мо­от­вер­жен­ность и храб­рость не долж­ны быть по­ко­леб­ле­ны, если мы узна­ем о войне боль­ше фак­тов. Од­на­ко не надо осуж­дать и ис­то­ри­ков, пы­та­ю­щих­ся дать нам более пол­ную, слож­ную и ком­плекс­ную кар­ти­ну про­шед­шей войны, чем могли те, кто во­е­вал.

hamburg2

25 июля — 3 ав­гу­ста 1943 года в рам­ках опе­ра­ции «Го­мор­ра» англо-аме­ри­кан­ская авиа­ция раз­бом­би­ла Гам­бург

Соб­ствен­но, для участ­ни­ков Вто­рой ми­ро­вой войны ков­ро­вые бом­бёж­ки, мас­со­вые из­на­си­ло­ва­ния, де­пор­та­ции и убий­ства граж­дан­ско­го на­се­ле­ния не яв­ля­лись сек­ре­том. Никто не за­блуж­дал­ся на­счёт того, что Чер­чилль и Ру­звельт, Ста­лин и Де Голль во­е­ва­ли не толь­ко за осво­бож­де­ние на­ро­дов от немец­ко-фа­шист­кой ок­ку­па­ции, но и за им­пе­ри­а­ли­сти­че­ские ин­те­ре­сы, за новый пе­ре­дел мира.

Hamburg_after_the_1943_bombing

В ре­зуль­та­те ави­ана­лё­тов на Гам­бург по­гиб­ли 50 тысяч че­ло­век, 200 тысяч по­лу­чи­ли ра­не­ния

Лишь впо­след­ствии, нам по­на­до­би­лось упро­стить су­ро­вую прав­ду, чтобы она го­ди­лась для об­слу­жи­ва­ния мифа. Страш­ная и необ­хо­ди­мая война пре­вра­ти­лась в нашем со­зна­нии в «спра­вед­ли­вую войну», и мы стали стес­нять­ся и ис­пы­ты­вать вину за те ком­про­мис­сы, неправ­ды и пре­да­тель­ства, на ко­то­рые при­хо­ди­лось идти ради по­бе­ды. Хотя они неот­де­ли­мы от любой войны. Осо­зна­ние уро­ков Вто­рой ми­ро­вой войны не ведёт к па­ра­ли­чу и изо­ля­ци­о­низ­му в стиле Бей­ке­ра и Бью­ке­не­на. На­о­бо­рот, чем боль­ше мы узна­ём, тем боль­ше по­ни­ма­ем, что лишь нере­ши­тель­ность и во­ен­ная сла­бость де­мо­кра­ти­че­ско­го мира поз­во­ли­ла на­цист­ской Гер­ма­нии раз­вя­зать Вто­рую ми­ро­вую войну, со всеми её ужа­са­ми и амо­раль­но­стью, о ко­то­рых го­во­рят упо­мя­ну­тые выше книги. Несмот­ря на всё это, мы ещё спо­соб­ны вдох­нов­лять­ся опы­том той войны, гор­дить­ся по­дви­гом наших отцов и дедов, и ис­пы­ты­вать боль за их грехи. И это зна­чит, что Вто­рая ми­ро­вая война будет про­д­жать жить в наших серд­цах и тогда, когда не ста­нет на земле по­след­не­го ве­те­ра­на.

Михаэль Дорфман  © 2011
Michael Dorfman  © 2011

 

Create a free website or blog at WordPress.com.

%d bloggers like this: