Michael Dorfman’s Essentials

Благотворительность: добрыми намерениями вымощена дорога в ад?

Михаэль Дорфман

Благотворительность: добрыми намерениями вымощена дорога в ад?

morgancropped

Современная благотворительность – это по большей части филантропия человеконенавистничества, которая опустошает и разрушает, чем помогает и созидает.

«Мы стали свидетелями как на собраниях благотворительных фондов главы правительств встречаются с корпоративными лидерами и руководителями НГО, — писал в «Нью-Йорк Таймс» Питер Баффет, второй сын инвестора-миллиардера Уоррена Баффета, — Чтобы правой рукой решить проблемы, которые создает их левая рука». Баффет предупреждает о росте «индустриально-благотворительного комплекса», который «лишь укрепляет существующую систему неравенства».

«Люди, в том числе и я сам – писал Баффет младший в возвышенном стиле проповеди, — ничтоже сумняшеся, якобы способны решить проблемы на местах, о которых почти ничего не знаем».

Не стоит объяснять разницу между социальным обеспечением, положенным по праву и филантропией, которая от милости. В обществе, где все общественное приватизируется, а все приватное коммерциализируется, остается все меньше и меньше простора настоящей благотворительности. Филантропия стала корпоративной, и что хуже, средством угнетения и угнетения, а благотворительное опустошение удел не только реакционеров, как братья Кох, но и либеральных филантропов, как Билл и Мелинда Гейтс.

127515_600Критика из кругов инсайдеров благотворительной индустрии помогает понять то, о чем общественные активисты говорят уже давно. Филантропия в последнее время переживает невиданный бум. Трудно поверить, но ни Глобальный  финансовый кризис 2008 года, ни затянувшаяся Велика рецессия, переживаемая экономикой всего мира, мало отразились на филантропии. Впрочем, на доходах 1% супербогатой мировой элиты кризис тоже не отразился. Активисты из Американского национального комитета за ответственную благотворительность называют нынешний период «Новым позолоченным веком филантропии». Позолоченным веком в Америке называют предшествовавшие Великой депрессии лихие 1920-е годы. (см. график приложен. Источник National Committee for Responsive Philanthropy).

Баффет младший прав. 360 миллиардов филантропических долларов с барского плеча (только в 2012) году мало чем помогли сократить пропасть между 1% и остальными 99%. Дело не только в неэффективности филантропической деятельности или в корпоративных порядках, разъедающих все доброе и хорошее, что было в некоммерческом секторе.

Обширное исследование, опубликованное прошлым летом в Journal of Economic Inequality (Журнал экономического неравенства) показывает, что филантропия не только не достигает поставленных задач, но приносит больше вреда, чем пользы.

“Используя измерение как абсолютного, так и относительного неравенства, мы показали, что благотворительность может фактически усугубить неравенство, вместо его сокращения” – заключают авторы исследования.
Трудно себе представить, что воротилы Уолл-Стрит и магнаты Большого бизнеса не понимают, что их миллиарды отданные на филантропию, не достигают официально поставленных филантропических целей. Ведь эти люди живут в мире цифр и показателей, тратят свои жизни на подсчет баланса доходов и расходов, на достижение результата.

where-billionaires-come-from-cartoon

Каковы же тогда реальные цели филантропии?

Стоит присмотреться к самым известным и прославленным филантропам, чтобы понять, что нынешняя филантропия опустошает, и лишь делает вид, что пытается сбалансировать общественную несправедливость. По сути филантропия в первую очередь укрепляет механизмы углубления социальной пропасти и является оружием классовой войны в руках элит. Филантропия стала пряником, который используется вместе с кнутом, якобы вынужденного сокращения расходов на общественный сектор, тоже направленных на углубление социальной пропасти. Как и все новое – это хорошо забытое старое. Точно так же элиты использовали милостыню в старые времена феодального засилья, которые, как казалось, отошли в глубокое прошлое.

Братья Кох стали одиозным пугалом, закулисными финансистами всего, что ненавистно американским либералам. Такая тотальная ненависть только мешает понять, что братья Кох делают то, что делает большинство современных филантропов.

Дэвид и Чарльз Кох  вместе «стоят» 35 млрд. долл. Они усовершенствовали систему «благотворительного опустошения», возможно, лучше, чем кто-либо другой. Империя братьев Кох начиналась в СССР. Их отец, инженер-нефтянник заработал миллионы на строительстве нефтеперерабатывающих предприятий во время сталинской индустриализации.

Сегодня Koch Industries с годовым доходом свыше 100 миллиардов долларов является второй по величине частной компанией в Америке. Братья Кох контролируют тысячи километров нефтепроводов от Аляски до Техаса, производство и сбыт удобрений, минеральных веществ и биотоплива. Их фирмы производят бумажные полотенца Brawny, чашки Dixie и и спандекс Lycra.

Группа исследователей из Американского университета в Вашингтоне обнаружила, что в период с 2007 по 2011 гг. 89 некоммерческих организаций получили от Фонда Кохов 41,2 млн. долларов для продвижения либертарианской свободнорыночной политической программы. Исследование подробно описывает, как Koch Industries вложили еще 53.9 «филантропических» миллионов на лоббирование на федеральном и государственном уровне.

Некоммерческие организации, которых финансируют братья Кох, получают освобождение от налогов как  «организации общественных интересов». Однако их деятельность имеет мало отношения с общественными интересами, зато очень много с обширными деловыми интересам бизнеса братьев Кох. На деньги Кохов лоббисты проталкивали законопроекты, вроде Акта о предотвращении налогообложения энергии, призванного обойти решение Верховного суда, позволяющего Федеральному управлению охраны среды осуществлять контроль за уровнем  парниковых газов. Фонд Кохов оплачивал среди прочего выступления «экспертов»-отрицателей глобального изменения климата перед комиссиями Конгресса США.

143524_600По закону частные фонды не могут «быть организованы или использоваться для обслуживания частных интересов». Авторы исследования отмечают, что налоговый аудит филантропической деятельности в значительной степени «является  спорадическим и несколько загадочным». Филантропическая машина братьев Кох использовала эту лазейку по полной программе для продвижения интересов концерна. Даже когда проводятся расследования связей между Фондом Кохов и правительственными учреждениями, их результаты обычно недоступны широкой публики.

На протяжении десятилетий, благотворители на деньги братьев Кох ведут идеологическую войну в университетах США.

Документальный фильм «Кохи» (2012) прослеживает захват свободнорыночными идеологами  факультета экономики Университета штата Флорида (УШФ). В обмен на «подарок», спонсоры потребовали коренных изменений в учебном плане, принятия идеологически мотивированного списка рекомендуемой литературы, подбор лекторов. По требованию спонсоров преподавателям общественных дисциплин были предписаны темы, которые требуется поставить во главу угла. Спонсоры назначили угодных им директоров программ, а также создать фонд стипендий по внедрению свободнорыночной идеологии.

Другая организация, Фонд Чарлза Коха (The Charles G. Koch Foundation) дополнительно дал  УШФ 1.5 миллиона для создания ставок, стипендий и грантов для  внедрения свободнорыночной идеологической доктрины. По требованию фонда, в университете был создан консультационный отдел, следящий за чистотой идеологии и пресекающий отклонения от идеологической линии спонсоров.

Речь идет не об одном университете. Фонд Кохов потратил 30 миллионов долларов на аналогичные программы в 221 университетах страны. Так, что засилье свободнорыночной экономики, аналога советского научного коммунизма, в университетах США не случайность, а следствие хорошо спланированной работы идеологических факторов, имеющих очень мало общего с серьезной наукой.

Вряд ли создатели фильма «Кохи» осознавали, насколько картина разгрома университетской экономической науки в общественных университетах во Флориде похожа на недобрые сталинские времена разгрома генетики и кибернетики в СССР.

Братья Кох, как и когда-то последователи одиозного академика Лысенко, находят пособников в университетских кругах и вне их. За год до того, как стали известны подробности захвата факультета экономики УШФ, журнал Inside Higher Ed рассказал читателям историю о том, как администраторы Университета Клемсон в Южной Каролине получили миллион долларов вознаграждения из Фонда Кохов за помощь в создании у себя в вузе тенденциозно-идеологического Института по изучению капитализма.

Находящийся под контролем братьев Кох  финансовая компания BB&T платит университетам за то, чтобы назначали идеологически выдержанных профессоров на должности начальников департаментов и заведующих кафедрами, в основном в сфере экономики и менеджмента. Бывший президент и гендиректор BB&T Джон Элиссон возглавляет сегодня «Институт Катона» – ведущее либертарианское учреждение, занятое внедрением свободнорыночной догматики и лоббированием антисоциального законодательства как на федеральном, так и на штатном уровнях. Создателями и спонсорами «Института Катона» является не кто иной, как «Фонд Кохов». Отчет Лаборатории журналистских расследований Американского университета в Вашингтоне называют 10 университетов, где «по совпадению» BB&T спонсирует зав. кафедрами, а Фонд Кохов жертвует деньги.

20130110_wbp006

Нельзя сказать, что только Кохи пытаются подчинить академическую науку идеологическому и политическому диктату. Произраильское лобби использует аналогичные приемы, чтобы подчинить университетские учебные планы и научные исследования целям официальной израильской пропаганды и добиться гегемонии сионистского  нарратива в изучении Ближнего Востока. Впрочем, основные усилия произраильских лоббистов направлены на контроль над политической машиной двухпартийного американского истеблишмента. Братья Кох и их сотрудники и единомышленники успешно заимствуют наработанные десятилетиями израильские приемы.

Наследник магнатов уцененной розничной торговли, всяких «магазинов за доллар» Джеймс Поп больше известен в Америке под его прозвищем Арт. Он один из лидеров консервативной пропагандистской группы «Американцы за процветание» (Americans for Prosperity). Ее основной спонсор тоже Фонд Кохов. Арт Поп перенес принципы «благотворительного опустошения» братьев Кох на государственный уровень. Джейн Мейер, автор профиля Арта Попа в магазине «Нью-Йоркер» пишет, о нем, реакционный миллиардер, захвативший контроль над штатом Северная Каролина.

Арт Поп использует барыши, чтобы буквально купить себе политическое влияние и важный пост. Пока сеть его радикально-консервативных организаций и групп занимается пропагандой право-радикальной свободнорыночной догматики, Поп реализует идеи на деле на деле, как заместитель директора бюджета штата.

Институт исследования Юга (США) (The Institute for Southern Studies) опубликовал недавно богато документированное исследование о том, как Арт Поп использует фамильный благотворительный Фонд Джона Вильяма Попа, располагающий более 150 миллионов освобожденных от налогов долларов для внедрения реакционной повестки в общественную жизнь.

Освобожденная от налогов сеть заведений, как John W. Pope Civitas Institute, Фонд Джона Лока, Центр Попа по политике высшего образования и дргуие – это значит, что другим, не заинтересованным в политических предпочтениях Арта Попа приходится платить больше налогов.

Годами эти «образовательные» заведения дают деньги не на социальное обеспечение, на помощь старикам, на образовательные программы, на климатологию (и на ученых-климатологов) а также внедряют свободнорыночный фундаментализм. Подставные конторы Попа предоставляют 90% всех средств на  праворадикальное движение Чайная Партия и другие правые организации в штате, где первых ролях сам Арт Поп. В 2010 году три такие группы Гражданское действие, Real Jobs NC и Американцы за процветание вместе с Попом и его семейными благотворительными фондами наводнили весь штат пропагандой и добились смены власти в штате, впервые с 1896 года.

С тех пор, под руководством Попа, Северная Каролина покатилась вниз в свободное падение. Там пытаются свернуть все программы, помогающие выравнивать шансы неимущего населения, а то и просто выжить. Свободнорыночная политика Попа стремится вызвать резкое снижение и ликвидацию подоходного и корпоративного налогов, свертывание программ общественного здравоохранения, смягчение и ликвидация норм и правил защиты среды обитания. Поп проводит курс на свертывание общественного просвещения и образовательных возможностей для нуждающихся, лишение финансирования общественных школ и вузов, урезание и ликвидацию общественного транспорта. Все это вызвало всплески протестов, так называемы Моральные понедельники, где собрались вместе далеко не левые общественные и религиозные организации, протестующие против наступление на общественное благосостояние, которое здесь и в хорошие времена было на уровне Третьего мира.

Организация «Студенческая сила» отчаянно сопротивляется попыткам Арта Попа индоктринации университетов свободно-рыночной догматикой. Огранизация объединяющая студентов 16 кампусов Университета штата Северная Каролина  (УШСК)  препятствует попытками Попа посадить повсюду своих комиссаров, надзирающих за тем, чтобы преподавание общественных наук велось исключительно в рамках «единственно правильной» идеологии. Им удалось затормозить введение в Университете Северной Каролины обязательной программы свободнорыночной ориентации.

Борьба студентов и преподавателей приносит плоды. Им удалось предотвратить создание «Центра Западной цивилизации», а 10 миллионов пожертвований после серии протестов было решено потратить на зарплаты спортивных тренеров. Удалось также предупредить создание в центральном кампусе УШСК Центра изучения конституционального законодательства, по сути идеологического отдела университета во главе с одним из главных комиссаров Арта Попа.

Благотворительное опустошение – вовсе не только удел правых реакционных филантропов. Крупнейшая в мире филантропическая фундация Билла и Мелинды Гейтс располагает средствами в 36 миллиардов долларов о провозглашает благородные цели. Однако, деньги свои они вкладывают в акции и фонды корпораций, которые действуют как раз вопреки объявленым задачам.

141812_600

В 2007 году газета Лос Анджелес Таймс выяснила, что сотни инвестиций Фонда Гейтсов (как минимум 8,7 миллиардов или 41% от их активов) инвестировано в компании, которые противодействуют целям фонда или же строят бизнес вопреки философии социальной ответственности, которую проповедует фонд. Среди них гиганты – Conoco Phillips и Dow Chemicals, нефтеперерабатывающие предприятия и бумажные фабрики, вызывающие заболевания детей, чьих родителей Фонд Гейтса лечит от СПИДа. Фонд инвестирует в фармацевтические компании, где цена лекарств недоступна больным СПИДом, которых фонд пытается лечить. Все это находится в вопиющем противоречии с филантро-капитализмом, провозглашенным Гейтсом, Уорреном Баффетом и другими либеральными филантропами.

Фонд Гейтса сопротивляется любым изменениям драконовских законов об интеллектуальной собственности, делающих невозможным производство дешевых лекарств в странах Третьего мира. Смягчение законов об интеллектуальной собственности могло бы спасти миллионы жизней и улучшить положение миллионов больных, однако это подрывает монополию транснациональных фармацевтических корпораций, которые хорошо представлены в руководстве многих благотворительных фондов.

Новые соглашения о свободной торговле, как Транс-тихоокеанское партнерство и Американско-европейское соглашение о свободной торговле корпоративные лоббисты и правительство США проталкивают с завидным упорством. Туда включены не только новые ужесточения в сфере интеллектуальной собственности по шаблону драконовского американского законодательства, но и отчуждение суверенных прерогатив государств в пользу  транснациональных корпораций.

17679_600Активисты из «Оксфам Интернейшнал», борющиеся за доступные медикаменты предупреждают, что подобное ужесточение законов интеллектуальной собственности приведет не только к кризису здравоохранения за пределами Золотого миллиарда, но и к еще большему удорожанию медицинского обслуживания в богатых странах. Эксперты по интеллектуальной собственности полагают, что современные медикаменты становятся доступны лишь 1% свехбогатой элиты. Миллионы больных платят рыночные цены, позволяющие десятке крупнейших фармацевтических корпораций класть в карман 80 миллиардов чистой прибыли ежегодно.

Подробно описывать дела Арта Попа и Братьев Кох стоило не для очередного выпада в сторону их человеконенавистнического свободнорыночного либертарианства. Их пример показывает, что вся «лучшая в мире» американская система  высшего образования, готовящая кадры мировых элит глобализации сама превратилась в долговременный фактор филантропического опустошения. Хотя не гнушаются здесь и кратковременными хищениями и коррупцией.

В 2010 г. престижный журнал «Хроника высшего образования» (Chronicle of Higher Education) опубликовал исследование работы попечительских советов американских вузов. Попечительские советы состоят из крупнейших доноров университета, и им поручено принятие решений, которые глубоко затрагивают каждого в кампусе. В попечительских советах сидят представители корпораций, «жертвующих деньги» на университет. Они же принимают решения вести дела с фирмами, которые представляют, и еще чаще, с дочерними фирмами корпорации-жертвователя. Контракты университетов с корпорациями  превышают пожертвования. Согласно «Хронике», как минимум четверть попечителей в советах частных некоммерческих университетов и колледжей имеет подобные связи и проталкивали подписание контрактов, связанных с «банками, юридическими фирмами, строительными компаниями и страховыми конгломератами».

С тех пор подобная тенденция лишь усилилась. 58 % американских университетов (64 % среди частных вузов) теперь официально разрешают своему руководству вступать в деловые отношения с попечителями (в отличие от 46% всего два года назад).

Глобальный кризис 2008 года выявил порочность американской филантропии. Миллиарды долларов известнейших благотворительных фондов, некоммерческих организаций и университетов были вложены в финансовую пирамиду Берни Маддофа. Обычно пирамида лопается в течение нескольких месяцев. Мадофф умудрялся обманывать своих вкладчиков в течение десятков лет лишь потому, что филантропы вкладывали деньги не для того, чтобы потратить, а для того, чтобы сохранить. Потому они охотно верили, что основные фонды надежно укрыты, а благотворительность идет за счет сверхвысоких процентов с прибыли, о которых их извещал мошенник. У многих благотворителей и самих рыльце в пушку – они в благодарсность приводили к Маддофу других клиентов, за что получали премиальные и откаты, правда как оказалось, лишь на бумаге.

С аферистом Маддоф или без него, но попечительские советы университетов, где якобы сидели самые умные инвесторы и бизнесмены, запутались во вкладах. Тед Зивицки, бывший попечитель Университета Дартмут в Северной Каролине позже писал, что большие пожертвования возвращались филантропам сторицей в виде миллионных гонораров за управление полумиллиардным инвестиционным фондом университета Дартмут. 14% средств университетского фонда инвестировались в рисковые хедж фонды и частные инвестиционные кампании, связанные с попечителями и филантропами. В 2008 году Дартмут потерял 65% своих средств. Процветающий (на бумаге университет) попал в долги и потерял высокий кредитный рейтинг.

Когда-то в религиозном университете Бар-Илан в Израиле я узнал, что здание юридического факультета носило имя филантропа, контролировавшего сеть публичных домов в Гамбурге. В Америке такое тоже нередко случается, но чаще другое.

Хозяин концерна Home Depot Кеннет Лангоне, контролирующий инвестиционный фонд в 110 миллиардов тоже решил заняться филантропией. Он пожертвовал 200 миллионов на нужды медицинского факультета Нью-Йоркского университета. Это крупнейшее пожертвование в истории университета. За это именем Лангоне назван сам факультет и программы MBA в университете. Лангоне также был назначен вице-председателем Нью-Йоркского университета и вице-председателем попечительского совета Медицинского центра. Этой должностью он тут же злоупотребил. В июле Лангоне разослал всем сотрудникам письмо по электронной почте с требованием пожертвовать на избирательные кампании из его фаворитоц из числа конгрессменов (которые по совпадению также ответственны за законодательство, выгодное его бизнесам).

В то же время зарплаты в университете постоянно урезают. Многие сотрудники стали опасаться увольнения и почувствовали угрозу в действиях нового попечителя. Филантропия здесь в основном производит денежные потоки по замкнутому кругу, к масштабным проектам расширения зданий, к миллионным кондоминиумам для элитных профессоров-светил. В то же самое время студенческая задолженность в Нью-йоркском университете одна из самых тяжелых в Америке, студенты с наибольшей задолженностью в Америке. Студенты выходят из университета с долгами, около 90-100 тысяч. Большинство преподавателей там почасовики, а работу ассистентов выполняют студенты. До них никакая филантропия не доходит.

Разумеется, всегда есть «лучи света в темном царстве».

Можно перечислить множество благородных филантропических проектов, как «Нabitas for humanity» (Жилье для человечества) бывшего президента Джимми картера, строящее жилье для нуждающихся по всей Америке, или выросший из «Кампании за бедных людей» Мартина Лютера Кинга «Фонд защиты детей Мириам Райт Эдельман «(Marian Wright Edelman’s Children’s Defense Fund). Есть замечательная инициатива Международной организация деятельного общества (International Organization for a Participatory Society), стремящееся построить бесклассовое глобальное общество снизу вверх, работать на бедных и беззащитных в важных направлениях. Им перепадают крошки с барского стола, им приходится конкурировать за денежные потоки с большинством  человеконенавистнической филантропии опустошения. Пока же, международная филантропия – это филантропия опустошения, в лучшем случае, психотерапия для богатых транснациональных элит.

Филантропические элиты лишь углубляют социальный кризис в мире, и их благотворительности помогает до времени скрывать уродство сложившегося мирового порядка, как от людей, так и от самих себя.

156954_600

Михаэль Дорфман © 2013
Michael Dorfman © 2013
Впервые опубликовано в издании Курс 23.10.2013 

Create a free website or blog at WordPress.com.

%d bloggers like this: