Michael Dorfman’s Essentials

ХРИСТА РАСПЯЛ МЕЛ ГИБСОН

 Михаэль Дорфман

ХРИСТА РАСПЯЛ МЕЛ ГИБСОН

“Евреи не распяли Христа, – сказал мне как-то 96-летний одесский балагур Уналэ, доживавший свои годы в доме престарелых на юге Израиля, – На нас это не похоже. Скорей они бы занудили его до смерти”.

“Страсти” – новая историческая драма Мэла Гибсона о последних 12 часах жизни и о смерти Иисуса Христа. Фильм пытается рассказать эту историю с точки зрения верующего католика-антипаписта. Картина выйдет на экраны предположительно к Пасхе 2004 г. Вокруг фильма уже больше полугода бушуют страсти. В субботу 2 августа я попал на частный просмотр фильма в Нью-Йорке.

  • …Картина “Страсти” – не антисемитская…
  • …Руководитель Центра Визенталая раввин Мервин Эйр из Лос-Анжелеса обратился к артисту с просьбой проверить, содержит ли картина упоминания о коллективной вине евреев за смерть Христа…
  • … Гибсон говорит, что он лишь медиум, посредством которого Святой Дух диктовал сценарий…
  • …стремление Гибсона добиться исторической достоверности и точности передачи таково, что фильм играют на арамейском и латинском – языках, на которых происходило действие Евангелий…
  • …Мэл Гибсон – верующий католик традиционалист, отрицающий нововведения принятые II Ватиканским собором в 1965 г., как переход с латинской мессы на богослужение на национальных языках и снятие с евреев коллективной вины за смерть Христа…
  • … Несколько копий фильма и сценария исчезли из студии продюсера Icon и вызвали возмущение среди ученых библеистов и еврейских организаций …
  • … Отец Гибсона Хаттон поведал репортеру “Нью-Йорк Таймс”, что Ватиканский собор не что иное, как масонский заговор, придуманный евреями. Гибсон-старший верит, что Холокост выдумка, а к теракту 11 сентября Усама Бин Ладен не имеет никакого отношения, а вот евреи…
  • …Адвокаты Гибсона требуют срочно вернуть пиратские копии и грозят судебным преследованием…
  • … Друзья-евреи Мэла Гибсона авторитетно заявляют, что фильм не антисемитский и антисемитизм чужд Гибсону…
  • … Руководитель Антидиффамационной Лиги Эйбрам Фоксман заявил, что если они говорят, что фильм не антисемитский, про любовь, то почему они не покажут его мне…
  • … представитель компании Icon, продюсер фильма Лаурелл заявил, что все эти критики будут приглашены и, увидев картину почувствуют стыд за то, что они говорили…

Цитаты взяты из респектабельных изданий The Wall Street Journal, The New York Times, NewsMax.com, Zenit, Religion News Service, the New York Daily News, австралийской Sun-Herald ,The Gerald Tribune за последние две недели. Нетрудно убедится. За бурей стоят не художественные качества фильма. После решений II Ватиканского собора, снявшего с евреев коллективную вину за смерть Спасителя, многие евреи вздохнули с облегчением. После 200 лет еврейской эмансипации, либерализма и борьбы против религиозных предрассудков, типично русский вопрос “Кто виноват?” в смерти Христа, актуален сегодня.

Нетрудно предсказать, что картину Гибсона, на которую затрачено 25 миллионов долларов пойдут смотреть не из-за фабулы. Трудней предугадать реакцию кинокритиков и зрителей, но фильм хороший. Атмосфера Святого города Иерусалима, особый свет, лик иерусалимской толпы переданы очень достоверно. Я сразу вспомнил творчество израильского художника Иосифа Якирсона, приехавшего из Ленинграда в начале 1970-х гг.. Маститый ленинградский мэтр был принят на исторической родине с фанфарами, о нем писали газеты, его ставили в пример еврейского национального гения, выбравшего свободу творчества на исторической родине.

Якирсон понял лозунги слишком буквально и решил осуществить давнюю мечту. Он написал триптих “Страсти”, где Иисус совершает свой крестный путь по улицам современного Иерусалима, среди издевательски-равнодушной, злобной и тупой мещанской толпы. Якирсона подвергли остракизму, ему отказали в немногих привилегиях, положенных художнику-эмигранту. Студенты педагогической семинарии в Беэр-Шеве, где он преподавал живопись, накатали на него телегу. Будущие израильские учителя жаловались, что Якирсон обучает их устаревшим принципам перспективы и требует техники рисунка, чем смущает их творческую индивидуальность. Компания общественного жилья “Амидар” в отсутствие художника за какие-то провинности взломала квартиру и выкинула на помойку все хранившиеся там работы. Якирсон мужественно сносил лишения и безвестность. Лишь в конце 80-х его пригласил к себе Юрий Любимов. Якирсон был художником любимовских постановок “Добрый человек из Сызуани” Брехта в Беэршевском репертуарном театре и бабелевский “Закат” в Национальном театре “Габима” в Тель-Авиве. Впрочем, Любимов в Израиле не задержался. Здесь на режиссера тоже катили телеги за “сталинские методы режиссуры” и “неуважение к актерской индивидуальности”.

Иерусалим Гибсона совсем не похож на якирсоновский, но оба чем-то аутентичны Иерусалиму, в котором я жил. Не знаю, как это удается, но обширные добротные эпопеи на библейские темы снятые в Марокко или в Италии, или, скажем, “Иисус Христос Суперстар” вовсе не передают атмосферы Святой Земли, как удалось Гибсону. Темп фильма по голливудским стандартам слегка затянут, но для русского зрителя, привычного к многозначительным длиннотам от Андрея Тарковского, фильм покажется весьма динамичным. Длинноты скрашивает откровенный, напоминающий средневековые картины, показ насилия и смерти.

Несомненной творческой удачей было поручить роль Девы Марии великолепной еврейской актрисе Майе Моргенштерн, в прошлом приме Еврейского театра в Бухаресте. Гибсон пошел здесь наперекор голливудской традиции давать еврейские роли актерам итальянского происхождения. Заметим, что в российском кинематографе роли евреев часто играют грузины. Роль Христа играет Джим Кавизл, запомнившийся своей недавней работой в роли Эдмона Дантона в “Графе Монте-Кристо” режиссера Кевина Рейндолса.

Картину играют по-арамейски и на латыни. По словам Гибсона: “просто потому, что так тогда говорили”. Историки считают, что по-арамейски говорили в I веке в Иерусалиме и Галилее, но латынь там звучала крайне редко. Римский прокуратор Понтий Пилат и иудейский первосвященник скорей всего говорили между собой по-гречески – на международном языке своей эпохи. Да и “римляне”, служившие в войсках Пилата, строго говоря, не были латинянами, а были грекоязычными нееврейскими жителями тогдашней Палестины, выслуживавшие себе в легионах право на гражданство империи.

Ученые-библеисты, с помощью функционеров Еврейской Антидиффамационной Лиги (АДЛ) и Секретариата Экуменических и Межрелигиозных Связей при Конференции Американских Епископов (USCCB) ознакомились с текстом сценария. Комиссия из девяти видных специалистов заявила, что до достоверной исторической картины там далеко. В этом нет особой вины Гибсона. Сами Евангелия написаны по-гречески и по разному освещают события последних 12 часов жизни и смерти Иисуса. Евангелия написаны между 70-м и 100 гг. Р.Х., через полвека после событий и не соответствуют друг другу. В Евангелии от Матфея Иисус участвует в пасхальной трапезе – седэр, в то время как Иоанн повествует, что Христос умер накануне сэдера. Марк и Матфей повествуют о двух ночах суда перед полным составом иудейского Синедриона и драматическом “богохульстве” первосвященника в то время, как у Евангелиста Луки Христа судит с утра простой суд. У Евангелиста Иоанна сцены суда нет вовсе. Помилование Вараввы у Марка – “римский обычай”, а у Иоанна – “еврейский”. Разночтения у евангелистов имеются в описании последней речи Христа перед распятием, уж не говоря о сценах Воскресения.

Вероятно, по этой причине Бах и Пазолини выбрали для экранизации версии отдельных Евангелий, а Казантзакис и Скорецезе выбрали то, что соответствовало их творческому замыслу и создали свои собственные версии происходящего. Гибсон же, взявшись воспроизвести “как это было”, разумеется, не мог пойти по их пути. Впрочем, автор книги “Иисус из Назарета Царь Иудейский” профессор Пола Фридриксен из Бостонского Университета утверждает в статье в “Нью Рипаблик”, что Гибсон несомненно использовал не только Евангелия, но и тексты мистических видений двух монахинь. Фридериксен не упоминает имен, но речь идет о видениях Марии из Ангреды в Испании XVII в. и Анны-Катерины Эммерих из Германии в начале века XIX. Видения последней повествуют о Страстях Господних и включают между прочим текст про евреев, душивших христианских младенцев, чтобы добыть их кровь. Представители Гибсона отрицают всякую связь с означенными текстами.

Ничего об убийстве еврейских младенцев в фильме нет, хотя некоторые эпизоды: искушение Сатаной солдат, пытавших Иисуса, взбешенная, полная ненависти толпа римлян и евреев, толкающая Иисуса на середине пути на Голгофу, я в Евангелиях не нашел. Нет в Евангелии отлично показанного в фильме и очень распространенного у католиков сюжета pietа – Богоматерь, держащая Христа на коленях.

Полузнакомый, да еще с различными акцентами арамейский язык не только не мешает фильму, а наоборот, придает ему силу. Конечно, гибсоновский арамейский во многом отличается от того средневекового вавилонского арамейского, который знают евреи. Помню, выдающийся семитский лингвист, иерусалимский профессор Йехезкель Кучер, говаривал студентам, что “арамейский – очень красивый язык, особенно, когда на нем говорят по идиш”. В еврейском языке, арамейский, как и древнееврейский, не являются вторым языком, а составляют языковое подмножество еврейского языка. На них написаны священные тексты Торы, Талмуда и Каббалы, на этих языках народ учился, молился, а часто смеялся и даже ругался матерным образом. Множество древнееврейских и арамейских цитат из священных книг вошли в языки современных евреев в иносказательном или ироническом смысле. В современной еврейской речи употребление древнееврейских слов и выражений придает язвительный, а часто издевательский оттенок. Всемирно-известный герой Шолом-Алейхема Тевье-Молочник уснащает свою речь трудно переводимым на другие языки букетом из библейских, талмудических и каббалистических выражений, играет интонацией, двусмысленно перетолковывает их в духе жесткого, нелицеприятного и парадоксально еврейского юмора. Аналогично тому, как герой известного анекдота, читавший Маяковского “А я знаю?! Город будет?? А я, знаю? Саду цвесть? Когда тАкие люди в Стране Советской есть”.

Если уж речь зашла о Тевье-Молочнике, но хорошо бы заодно вспомнить и его знаменитое выражение. Чтобы как-то описать свою трудную, полную несправедливых гонений и лишений жизнь, после каждого житейского удара, Тевье оптимистически повторял: ал а-Тойрэ, ал а-авойдэ ун гутес майсес стоит наш мир. Цитата из Пиркей Авот “Поучений отцов”, одного из наиболее ранних талмудических сочинений и значит она, что “на Торе, на выполнении заветов и на добрых делах стоит наш мир”. Но можно перевести и так, что на знании, на труде и добрых делах мир стоит. Великий современный израильский юморист Нисим Алони написал, что в жизни, как в армии, все рассчитывается по три, стоит на трех китах. Так и современная еврейская общественная активность стоит на трех китах – поддержка Израиля, культ Холокоста и борьба с антисемитизмом. Поэтому игнорировать картину Гибсона еврейским организациям было никак невозможно.

Об антисемитизме фильма никто в еврейских кругах не говорил до провокационного появления самого Гибсона в передаче “О’Райли фактор” на телеканале “Фокс-ньюс” в январе 2003. На вопрос телеведущего Билла О’Райли “Не будет ли фильм раздражать еврейских зрителей?” Гибсон ответил: “Возможно, хотя мы не намеревались этого делать. Я думаю, хорошо бы сказать им правду”. Затем последовало интервью Гибсона 7-го марта “Уолл стрит джорнал” и реакция еврейских организаций, занимающихся борьбой с антисемитизмом не заставила себя ждать.

– Никто Гибсона не трогал. Мы были вынуждены реагировать, хотя очень не хотели делать Гибсону рекламу. Вместо обсуждения фильма об участии древних евреев в распятии Христа получается история о том, как современные евреи пытаются распять Гибсона, – сказал мне в частной беседе сотрудник АДЛ в Нью-Йорке, – Да еще раввин Эйр из центра Визенталя побежал впереди парада: “положение обязывает”. Да и потом, любое упоминание нашей борьбы хорошо для организации”.

Традиционный вопрос “хорошо ли это для евреев?” скорей всего остался на заднем плане.

Первые сражения вокруг фильма начались еще в марте. Тогда сотрудник АДЛ Юджин Корн и секретарь USCCB отец Юджин Фишер правдами и неправдами раздобыли сценарий фильма у переводчика на арамейский, всемирно известного специалиста отца Вильяма Фалько, профессора Департамента классики и археологии при Иезуитском университете Лойола Мартимаунт в Лос-Анджелесе. АДЛ и USCCB еще в 1988 г. разработали совместный документ, определяющий критерии, что есть антисемитизм в христианских публикациях. Ученые обратились к переводчику. Отец Фалько ответствовал, что ничего антиеврейского в сценарии нет. Тем не менее, Корн и Фишер собрали консилиум из девяти видных ученых, евреев и католиков. В консилиум вошла сестра Мэри Бойс, профессор Нью-йоркской теологической семинарии, член Католического Библейского общества, советник Экуменического Центра при USCCB, специализирующаяся на иудейско-католическом диалоге, отец Джон Павликовски, профессор социальной этики Католического теологического союза, упоминаемая выше проф. Пола Фридериксен и некоторые другие. Их доклад отмечает, что фильм “способствует раздуванию антисемитского насилия”.

Заключение подписали еще несколько профессоров. Бумагу подписали также Корн и Фишер, обладатели ученой степени Ph.D., правда, не указав, по какой дисциплине. Сестра Бойс заявила “Гералд Трибюн”: “В сценарии нельзя указать точно, где антисемитизм, но общее впечатление, что евреи кровожадны… мы действительно уверены, что (показ фильма в настоящем виде) приведет к очень тяжелому кризису в христианско-еврейских отношениях”. Еврейская газета “Джуиш Уик”, ссылаясь на доклад девяти ученых, отмечает, что сценарий “показывает евреев кровожадными, мстительными и корыстолюбивыми”. Отец Павликовски был настолько возмущен, что прервал свои многолетние дружеские отношения с переводчиком Фалько и даже хотел помешать торжественной церемонии вручения Гибсону титула почетного доктора 11 мая в Лос-Анджелесе.

У Римско-католической церкви в Америке и еврейских организаций есть много общих тем: борьба за государственные субсидии религиозным школам и благотворительным организациям, борьба против абортов, признания однополых браков и противозачаточных средств, изменение законодательной практики в деле отделения церкви от государства и многое другое. Католики и евреи в течение многих десятилетий плодотворно сотрудничают в деле увековечивания памяти Холокоста. В нынешние трудные для Римско-католической церкви времена, когда обвинения в сексуальных домогательствах грозят подорвать материальную и духовную силу церкви в США, союзники среди влиятельных еврейских организаций нужны как никогда. В ортодоксальных еврейских и сионистских кругах тоже понимают, что гонения не ограничатся католиками, и достаточно небольшого повода, чтобы поиски “сексуальных хищников” распространились и на религиозные еврейские интернаты, и на православных греков и на многие другие конфессии.

Отец Фалько прервал контакты с группой экспертов АДЛ и USCCB, а адвокат фирмы Icon потребовал от них срочно вернуть копии сценария, полученные “воровским путем”. На защиту Гибсона выступили его друзья евреи, католические профессора, а также консервативные иерархи Римско-католической церкви, которую сам Гибсон считает еретической и лишенной благодати. Ссылаясь на публикацию в римском издании “Зенит”, в защиту фильма выступил денверской епископ Чарльз Чапуто и несколько других иереев. Влиятельный католической публицист Дейл Хадсон призывал в консервативном католическом журнале “Кризис”: “всех христиан любого толка посмотреть картину… чтобы увидеть самый лучший фильм о Страстях Господних”.

В конце июля 2003 Гибсон начал серию закрытых просмотров. Приглашают туда совсем не сторонников экуменического христианско-еврейского диалога. В числе приглашенных были, в частности видные евангелистские деятели: Кэти О’Беирн, Пегги Нунан, Линда Чавез и вхожий в Белый Дом заместитель директора вашингтонской организации “Религиозная инициатива” Дэйвид Куо.

“Мэл Гибсон –это современный Микеланджело”, – цитируют в “Гералд трибюн” преп. Теда Хаггарда, президента Ассоциации американских евангелистов. На просмотр пригласили и некоторых евреев. В частности, своими впечатлениями поделился с читателями Мэтт Драдж, владелец известного новостного сайта Drudgereport.com .На просмотрах побывал писатель Дэвид Горовиц, назвавший фильм “потрясающим произведением искусства” и “впечатляющей режиссерской работой”. В защиту фильма выступил и кинокритик еврейского происхождения Майк Медвед. Говорили, что приглашали и каких-то ультраортодоксальных раввинов, но проверить это не удалось, а поверить что ультраортодоксы, переходящие улицу при виде священника и закрывающие платком глаза при виде креста, поверить трудно. В евангелических кругах циркулирует много слухов – о 80-и ведущих израильских раввинах, тайно верящих, что Иисус – еврейский мессия; что супруга бывшего израильского премьера Натанияху – тайная христианка и многое другое. Официальных представителей еврейских организаций, насколько известно, пока не позвали.

После закрытых просмотров у евангельских христиан, Национальная Евангелическая Ассоциация США опубликовала заявление, отмечающее, что “Евангельские христиане представляются основой поддержки Израиля в мире” и пренебрегая такой поддержкой еврейские лидеры “рискуют отвратить от себя два миллиарда христиан в мире”. Руководитель Антидиффамационной Лиги Эйбрам Фоксман назвал заявление “неприемлемым и агрессивным”. “Мы не впервые слышим тезис, что раз мы поддерживаем Израиль, то молчите об антисемитизме… Если в этом заключается поддержка Израиля, то спасибо. Не надо!”, – заявил Фоксман. Отметим, что основные израильские газеты пока ограничились скупым упоминанием о фильме и предпочли не вступать в дискуссию. Повидимому, для израильских редакторов разгорающиеся страсти не представляют общественного интереса.

В задачу статьи не входит анализ профессионального пиара, используемого сторонами в вопросах антисемитизма. Вопрос этот подробно обсуждался в статье “Наши дети будут жить при антисемитизме*. Нет ничего дурного в попытках адаптировать классические истории. Многочисленные современные переводы Библии на английский язык сделали ее самой распространенной книгой в Америке. В то время, как старинный, 150-летней давности, русский Синодальный перевод малопонятен современной молодежи и затрудняет передачу ценностей, которые вот уже 2000 лет объединяют западную цивилизацию. Сделанный недавно в России еще по благословению о. Александра Меня новый перевод Евангелий содержит много интересного, например старинное “благая весть” заменено “доброй вестью”, поскольку слово “благой” кроме как в выражении “благим матом” по-русски не почти употребляется. В июле 2003 в Австралии вышел перевод Библии на молодежном сленге, что, по мнению автора, учителя средней школы из Сиднея, позволит лучше учить молодежь Библии. Или, помню, прекрасную постановку Исхода из Египта в маленькой негритянской церкви в нищенском бостонском районе Дорчестер, где настоятель с прихожанами толковали исход евреев из Египта, как избавление черного американского народа от наркотической зависимости. Хотелось бы, чтобы классики русского перевода обратились бы к священным текстам. Представим на минуту Евангелия в переводе Бориса Заходера.

Возможно, эпоха насилия и ненависти когда-нибудь кончится и решаться экранизировать не только каноническую Библию или Евангелия но и своеобразное еврейское анти-Евангелие то ли VI,то ли XI в., известное как “История о повешенном” или “Толдот Йешу” излагающее еврейскую точку зрения на описанные события:

“И заплакали ученики его великим плачем и стали колдовать, но не могли выручить Иисуса из рук евреев. А Иисус знал, что по закону ему полагается быть побитым камнями и затем повешенным на дереве. Поэтому еще тогда, когда был у него пергамент с полным Б-жеским Именем, заклял он все деревья во всем мире не принимать его тела. А тот день был кануном субботы, и мудрецы хотели немедленно исполнить указание Торы: “Искорени же зло из среды твоей” . Связали его по рукам и ногам и доставили его сначала в место, где убивали преступников, бросая в них камни, и забросали его камнями, и он умер. А к вечеру повесили труп Йисуса на дереве, и не приняло дерево его трупа, потому что было заклято. И так же поступили остальные деревья — обламывались они, если вешали на них труп Иисусa.

… И был там один старик, раби Йегуда из Бартуты, которого называли еще Йегудой-огородником из-за того, что около дома был у него огород. И в том огороде рос необычайно большой куст капусты, но деревом он не считался и потому Иисуса не заклял его своей клятвой. И срезал Йегуда ствол этого капустного куста и повесил на нем Иисуса, и не сломался ствол. И висел труп Иисуса до времени, когда следует читать вечернюю молитву. А подростки и женщины бросали в него пыль и камни **.

Пока же борьба за политкорректность в США вызвала переделку популярных комиксов 50-х годов, рассматриваемых сегодня как оскорбительные для американцев из черных, еврейских, ирландских и азиатских общин. Лишь вопрос времени, когда будут изменены откровенно антисемитские тексты и убраны антисемитские персонажи из знаменитых мультфильмов Уолта Диснея. Американская культурная традиция и раньше более терпимо, чем в Европе относилась к адаптированным тем или иным вкусам переделкам, римэйкам и секвэлам классических произведений.

Возможно, дело дойдет и до переделок классических произведений Киплинга, Достоевского, Гоголя и Шекспира. Не говоря уже о библейских и евангельских текстах. Хотя гораздо лучше попытаться не переделывать, а вернуться к истокам, разгрести словесные завалы ранних и поздних комментаторов, пылавших , как им казалось, “священной” ненавистью ко всему несогласному и непривычному. Надо понять, что Евангелия увековечили споры с фарисеями не для того, чтобы постоянно напоминать о делах давно минувших, а для того, чтобы напоминать самой Церкви, что рутина, косность и начетничество – имманентные грехи, от которой надо уберечься самой Церкви во всех поколениях. Христос спорил и ругался с евреями потому, что сам был евреем и следовал древней традиции еврейских пророков, бичевавших грехи своего народа. Когда Христос говорит “евреи – дети Сатаны”, по сути он говорит “мы евреи – дети Сатаны” и всякий христианин, считающий себя сыном Нового завета и Небесного Израиля использующий эти выражения должен осознавать, что он тоже в числе этих грешных детей.

Очевидно, что Гибсон переписал Евангелие по-своему и сделал сильный и талантливый фильм. Вел ли его Святой Дух или что-то иное не мне судить. В сегодняшней Америке даже президент не считает зазорным заявить, что его действия диктуются религиозной верой. Несомненно, что искренне верующий ирландский католик Мэл Гибсон тогда сумеет сделать свое послание универсальным, создать фильм о любви, а не о ненависти, когда почувствует искреннее раскаяние и стыд, как будто он сам стоял в пылающей ненавистью и враждой толпе, приветствовавшей распятие одного еврея в Страстную пятницу две тысячи лет назад.

Когда статья уже была в работе из Антидиффамационной Лиги при Бней Брит прислали пресс-релиз о том, что их представитель в Остин (Техас) посмотрел фильм Гибсона.

АДЛ считает:

  1. что евреи в фильме изображены негативно как враги Бога и средоточие зла;
  2. что вина за казнь Христа возлагается исключительно на евреев,
  3. что фильм построен на негативных средневековых стереотипах, изображает евреев кровожадными, корыстолюбивыми садистами, врагами Бога;
  4. что фильм содержит исторические ошибки, будто еврейский первосвященник контролировал Понтия Пилата;
  5. что фильм использует видения монахинь XIX в., искажающие сказанное в Евангелиях.

Полный текст релиза можно найти здесь: http://www.adl.org/PresRele/ASUS_12/4291_12.htm

МЕНЯ НИКТО НЕ ХОТЕЛ РАСПЯТЬ

Ответы на письма и реплики читателей статьи «Христа распял Мел Гибсон»

Из университетского вводного курса в журналистику известно, что всего 2% читателей реагируют на публикации СМИ. Из них подавляющее большинство специалисты категорически рекомендуется не слушать. Вопреки хрестоматийным истинам, моя почта почти всегда интересна и неожиданна. Может из за фильтра, чутко отсеивающего слова брани и ненависти. Моя статья «Мел Гибсон распял Христа» вызвала рекордно большое количество откликов. Не удивительно, ведь благодаря любезности шеф-редактора аналитического интернет издания «Русский мир Колорадо» д-ра Ильи Трейгера ее анонсировали в Утро.ру и Росбизнесконаслт. Большое количество откликов пришло и через независимый альманах «Лебедь» в письмах и в гостевой книге. Напомню, что речь шла о буре, разыгравшейся вокруг готовящегося к выходу на экраны фильма Мэла Гибсона «Страсти», посвященному последним 12 часам жизни и смерти Иисуса Христа. Еще не вышедший фильм вызвал ожесточенную полемику, и некоторые еврейские организации назвали его антисемитским.

Несколько вопросов читателей заслуживают внимания. Меня спросили, почему, использовав материал Полы Федериксон об экспертизе ученых для Антидиффамационной Лиги и Совета Католических Епископов Америки из газеты «Нью Рипаблик», я написал, что ученые добыли текстовку «правдами и неправдами». Я использовал в работе статью проф. Федериксон «Сумасшедший Мэл», о чем есть указание в самой статье. Я также использовал статьи из «Нью-Йорк Тайм», «Дейли Ньюз» и «Джуиш Форвардс», а также материал интернет сайта Believe.net. Во всех материалах излагаются различные истории получения текстовки фильма группой экспертов, нанятых, чтобы дезавуировать фильм. С другой стороны, юрист продюсерской фирмы Мэла Гибсона Icon Production Inc.потребовал у экспертов немедленно вернуть текстовку, полученную незаконным, по его мнению, путем. Я позвонил в Санта Монику (Калифорния), где расположена компания Гибсона. Пресс-секретарь подтвердила, что текст получен незаконным путем. В ответ на мои вопросы «значит ли незаконно, что речь идет о криминальном деянии, то есть попросту, что текст похищен?» и «Обращалась ли фирма в органы правопорядка с жалобой?» меня направили к юридическому консультанту. Но уже в то время начались частные просмотры фильма, и вся история с текстовкой перестала быть актуальной и потеряла общественный интерес.

В статье посвященной по большому счету взаимопониманию между современными людьми и огромном взрывном потенциале, содержащемся в древних текстах наряду с гуманистическим посланием, я говорил, что устаревшие переводы священных книг затрудняют общение. Я предположил, как хорошо бы было, если священные тексты переводили бы мастера и классики русского перевода. Такие, как Борис Заходер. Один строгий читатель заметил мне, что Бориса Заходера нет в живых, а потому я оторван от русской литературы. В чем-то читатель прав. Я действительно не в состоянии следить за всеми новинками современной русской литературы. Хотя думаю, что события в газетной колонке некрологов не самые важные в литературной жизни. О кончине Бориса Заходера в 2000 году я знал.

Я же написал в статье «Хотелось бы, чтобы классики русского перевода обратились бы к священным текстам. Представим на минуту Евангелия в переводе Бориса Заходера». В самом начале 80-х я написал Борису Заходеру, автору конгениальных переводов «Винни Пуха» Милна, «Питера Пенна», «Мерри Поппинс», Карела Чапека, а особенно, считавшейся прежде непереводимой «Алисы» Льюиса Керрола. И он мне ответил.

Живя не в России, я и не подозревал о великой удаче, о том, что мне ответил живой классик. И я нахально написал ему не только о своих слабеньких попытках перевода, но и о своих размышлениях над переводом Библии на русский язык. Как раз в конце 70-х религиозное издательство «Шамир» в Иерусалиме выпустило гротескный перевод Священного писания, кошерный с точки зрения иудаизма, но попиравший все нормы русского языка и литературные традиции. Редактора издания – профессор по теплотехнике Иермиягу (Герман) Брановер и бывший ответственный за детскую комнату милиции в Самаркане, а затем казначей различных религиозных издательств и политических партий Цалик (Бецалель-Александр) Шиф убрали из перевода все термины, употреблявшиеся христианами и «обивритили» все устоявшиеся в русском языке за тысячу лет географические названия. Поэтому топорно сделанный перевод полон смехотворных неологизмом, непонятных гебраизмов. Особенно смешны географические названия. Например, Иерусалим вопреки не только многовековой традиции, но и элементарным правилам русского правописания именован Ырушлаим. Впрочем, по заверению редакторов, проект имел успех. Не мудрено. Ведь под перевод Брановер и Шиф получили большое пожертвование и дотацию из казны для распространения иудаизма среди репатриантов.

Об этом я и написал Заходеру, самоуверенно предложив ему перевести Библию. Отослав письмо, я несколько смутился, но решил, что обращу все в шутку. Борису Владимировичу идея понравилась. Тем более, что мы оба знали о ведущейся в США работе по переводу на английский язык еврейской, так называемой масореткой версии Ветхого завета, называемой по-еврейски ТАНАХ. Проект осуществлялся под благословением ортодоксальных раввинов впервые с 3-го века аппробировавших перевод. Предыдущий проект был выполнен в 3 в. до н.э., когда 72-х еврейских ученых перевели в Александрии Библию на греческий язык, создав т.н. Септуагинту. Знаменательно, что редактором английского перевода был не великий раввин, поднаторевший в занятиях Торой, а замечательный американско-еврейский писатель Хаим Поток. Перевод Tanakh: The Holly scripture увидел свет в 1985 г.

Заходер написал интересное письмо. Мы обменялись еще несколькими письмами. Выяснилось, что Заходер родился и провел детство в бессарабском городке Кагул, где родился и рос мой отец, еврейский публицист Борис Дорфман. Наша переписка прервалась по банальной причине, у меня испортилась пишущая машинка и будучи в армии я не мог ее починить. В общей сложности мы обменялись 14 письмами и я планирую подготовить их к печати.

Среди полученных мной есть рассказы об опыте общения с различными русскоязычными еврейскими организациями, занимающимися борьбой с антисемитизмом и увековечиванием памяти Холокоста на просторах СНГ и в Израиле. Мне поведали много забавных, анекдотическиха часто печальных и неприятных историй. Я их когда-нибудь опишу. Пока же вывод неутешителен. Песни новые, а бвот ноты заскорузглой советской рутины остались старые. Наверное советские люди не способны создать ничего, кроме советских по сути организаций. Другие же не находят в общественной деятельности ни смысла, ни заработка.

Один еврейский редактор из южно-украинского города сообщил мне, что намеревался провести по статье собрание еврейской общественности и гневно осудить Мэла Гибсона, но потом, прочем мою статью о Варшавском гетто http://russdenver.www6.50megs.com/getto.html , заподозрил, что я реабилитирую коммунистов, и собрание отменил.

Ладно. Хорошо еще, что никто не обвинил меня в том, что я Христа распял. Никто не призывал распять меня, что тоже радует. Некоторых читателей интересовало «кто мне устроил блат?» попасть на просмотр фильма Гибсона. Не все секреты писателя принято рассказывать читателям. Я действительно попал туда «по блату», раскрывать который не намерен. Зато я не скрою благодарности всем, тем кто написал, и тем кто прочел и предпочел промолчать. Благодарен за то, что вы есть. Потому, что работаю я в конце концов для вас.

О том, как раскручивался маркетинг фильма см.

Как продавали страсти Хроистовы и как с ними боролись

Все права принадлежат Михаэлю Дорфману (с) 2003
© 2003 by Michael Dorfman. All rights reserved.

Create a free website or blog at WordPress.com.

%d bloggers like this: