Michael Dorfman’s Essentials

Что делать, когда все было неверно?

Михаэль Дорфман

Что делать, когда все было неверно?

 

 

Мой материал в «Курсе» «Найти смысл даже в самом бессмысленном» вызвал множество откликов. Речь шла о том, как вести себя жертвам трагедий в отношениях со СМИ. Однако сплошь и рядом бывает, что предполагаемая жертва сама манипулировала СМИ и «продала» не совсем верную, а то и вовсе ложную историю?

crazy-story-reveals-former-kbr-employee-jamie-leigh-jones-probably-did-lie-about-her-rape

Джейми Ли Джонс

В 2007 году сотрудница дочерней компании КБР концерна Halliburton Джейми Ли Джонс заявила, что во время работы в Ираке группа ее сослуживцев брутально изнасиловали ее. Джейми рассказала, что насильники били ее, и нанесли ей тяжелые телесные повреждения. Она утверждала, что начальство не только покрывает насильников, но и таинственно исчезли вещественные доказательства, отправленные следствию.  История была тривиальной и знакомой до слез. Беззащитная женщина  стала жертвой сексуальных хищников, затем еще корпоративной мстительности, да еще правительство США пытается выгородить своего крупнейшего подрядчика Halliburton – детища самого вице-президента Дика Чейни.

 

История Джейми Джонс пришлась ко времени. Развеялся военный угар, и Америка уже в открытую выражала недовольство бесцельной войной. Рейтинг Белого дома упал до рекордно низкой отметки. Над страной сгущались тучи близящегося глобального финансового обвала. Ненависть к корпорациям росла. Особенно к таким, как Halliburton, приватизировавшим американские войны и дергавшие за ниточки американской политики. Оживилась оппозиционная Демократическая партия, почувствовавшая, что гегемония их противников долго не продлиться. Движения за гендерные права шли от успеха к успеху. И продвижение при отсутствии борьбы за социальную справедливость стало оружием классовой войны корпоративно-политической олигархии со всеми остальными.

Джейми выступила перед миллионами американцев в программе 20/20 у Брайана Росса на АВС.  Еще недавно прославлявший бравых военных в Ираке, Росс вещал о том, что вот, наконец, перед нами типичная история грубого сексуального насилия, корпоративной халатности и бездействия правительства. Брайан Росс в своей студии прямо кипел от возмущения, что Джонс даже не может подать в суд. Действительно, ее трудовой договор с КБР включал пункт об обязательном арбитраже в случае трудовых конфликтов. Арбитраж производит в таких случаях частный юрист, получающий гонорары из корпораций, которых он обслуживает. История Джейми Джонс была рассказана в нашумевшем фильме «Горячий кофе». Фильм был о том, как крупные корпорации и их лоббисты всячески лишают американцев права добиваться справедливости в суде. Я рецензировал этот фильм в статье «Кто представляет американцев сутягами?» , но историю Джейми Джонс интуитивно решил тогда обойти вниманием.

hot-coffee-poster-artwork-joan-claybrook-oliver-diaz-joanne-doroshowВ фильме Джейми Джонс говорила: Я вышла на публику, потому что я хочу донести до всех факт, что в нашей системе правосудия есть лазейка, которую мы обязаны исправить очень быстро. Если бы люди просто узнали, что случилось со мной, то может быть, люди бы изменили закон… как-нибудь эти законы изменятся.

Я убрал из перевода многочисленные эмоциональные паузы и служебные слова, вроде «вы знаете» и «вы понимаете», которые заполняют американский уличный язык, и оказывает эмоциональное воздействие, особенно в устах молодой, симпатичной светловолосой женщины с открытой улыбкой.

В конце концов Джонс таки добилась права подать иск. Фильм «Горячее кофе» вышел в самый разгар ее процесса против Halliburton, но к тому времени казалось, что справедливость восстановлена, интерес СМИ к делу спал, они уже выжали из истории Джейми Джонс все, что могли, и никого уже не интересовал исход процесса. Тем не менее, исход этот интересней не меньше, чем само дело, потому, что показал всю историю в сомнительном свете. И еще больше высветил как недостатки корпоративных СМИ, так и активистских социальных сетей в Америке.

Репортер прогрессивного журнала «Mother Johns» Стефани Менсимер освещала в свое время дело Джейми Джонс, снялась и в фильме «Горячее кофе». Когда она узнала, что Джонс проиграла процесс, то решила разобраться в том, что же произошло на самом деле. Сначала она, как любая феминистка решила, какие же ужасные козни там учинили против беззащитной Джейми злобные корпоративные адвокаты от Halliburton и КБР.

— Когда же я стала разбираться в судебных документах, то буквально, чуть не упала со стула — рассказывала Менсимер в одном интервью,  — Все, что там было, противоречило истории, которую нам рассказывали.

Джейми Джонс заявляла, что ее изнасиловали по меньшей мере пять человек. Однако в деле не было никаких ДНК никого, кроме одного парня, который никогда не отрицал, у него был секса с нею. Он утверждал, что все это время находился в сексуальной связи с Джонс. В деле не было никаких физических доказательств того, что она была изнасилована. Зато были фотографии, на которых ясно видно, что у нее на теле не было никаких синяков. Ее грудные мышцы никогда не были порваны. Стандартный комплект, применяемый американской военной пстицией в случаях изнасилований тоже никогда не был потерян. Его отослали в лабораторию ФБР, и там все проверили и написали заключение. Кроме того, адвокаты ответчиков раскопали другие ложные жалобы на изнасилование, которые Джейми Джонс подавала до того. За пять лет работы в Ираке она четыре раза жаловалась докторам на групповое изнасилование и пыталась получить их профессиональное заключение. Все это всплыло во время судебных слушаний и окончательно подорвало историю Джейми Джонс, многократно пересказанную в СМИ в течение нескольких лет.

Самое интересное в этой истории как раз отсутствие интереса СМИ к развенчанию своих собственных историй. Менсимер работает в довольно радикальном издании, уделяющем много внимания феминистским делам. В свое время у них широко освещали дело Дежйми Джонс. Сама Менсимер писала материалы в ее поддержку,  а теперь пришлось идти к редактору и говорить, что надо переписать всю историю. Я знаю многих редакторов, и сам редактировал и издавал газету. И я предполагаю, что почти любой редактор, прежде всего, спросил бы своего репортера, «а тебе это очень надо?». Не без колебания, но после ознакомления с материалом, редактор дал зеленый свет всей истории, и Менсимер написала большой материал в он-лайн издании, где предсказала, что Джонс проиграет процесс. Это был хороший новостной повод и хорошая журналистская история, хотя и противоречила антикорпоративной и профеминистской линии реакции.

Как и ожидалось, тенденциозные блоггеры и идеологизированные социальные сети взорвались от возмущения. Люди просто не хотели поверить, что женщина может быть не правой против мужчин, которым только одного и надо, а корпорации могут в каких то делах оказаться «хорошим парнем». Излишне говорить, сколько ненавистнического спама получила сама журналистка.

Стефани Менсимер рассказала всю историю Джеими Ли Джонс и заодно историю своих ошибок и находок в он-лайн издании Washington Monthly. Однако другие издания, уделившие в свое время много места этой истории не опубликовали никаких опровержений. Кое где мелькнули коротенькие сообщения, что Джонс проиграла процесс. Однако ни АВС не опровергла свои громкие передачи, ни другие телевизионные каналы, газеты, журналы и интернет издания. Лишь «Хьюстон Кроникл» послал репортера Майкла Толсона. Это была их местная история, потому, что штаб-квартиры корпораций расположены в Техасе, как и многочисленные военные базы и тренировочные лагеря контраторов для Ирака. Толсон написал объективный материал, но позже стало известно, что и там 60% редакция отрезала, потому, что опасалась гневной реакции читателей, социальных сетей и писателей комментов в токбуках. Это был единственный материал по теме, учитывавший новые обстоятельства.

Менсимер рассказала, что и ей приходилось сталкиваться с критикой от своих. Ее друг и продюсер «Горячего кофе» Сузан Саладофф сердито спрашивала, зачем это писать, и почему именно сейчас? Она переживала, что это испортит и так запутанную жизнь Джейми Джонс. Однако Джейми свидетельствовал в Конгрессе, и оговорила там других людей в преступлении, которого они не совершали.

20131031084536001_hdЧто же служилось с Джейми? Корпорация КБР оказалась мстительной. Они подали на Джонс гражданский иск, обвинив в подаче фривольного иска. Им удалось отсудить свои судебные издержки в размере 145.000 долл. Джейми платить отказалась и объявила банкротство. Вместе с тем, она сумела получить от государства трудовую компенсацию в размере 175.000 долл. за ее посттравматический стресс, а эти деньги по закону защищены от банкротства. Джейми Джонс уехала из Техаса и начала новую жизнь. По словам Менсимер, она не хочет больше говорить о прошлом.

В итоге, как в библейской загадке, из горького получилось сладкое. Джейми Джонс воображала себя защитницей женщин, и своей борьбой ей действительно удалось помочь многим. Ее именем называется поправка к закону, проведенная сенатором Элом Франкеном, запрещающая Пентагону давать подряды корпорациям, навязывающим жертвам сексуальных домогательств обязательный арбитраж. Это дало другим жертвам сексуальных домогательств добиваться справедливости в суде присяжных. Пока неизвестно, как часто это применяется на деле, но хорошо, что такая возможность появилась.

Найти смысл даже в самом бессмысленном (первая часть)

Михаэль Дорфман © 2014
Michael Dorfman © 2014

%d bloggers like this: