Michael Dorfman’s Essentials

Дефолт для маленьких

Михаэль Дорфман

Как произойдет крах Евросоюза? Дефолт для маленьких

Статья первая

Статья вторая Как произойдет крах Евросоюза? Дефолт для больших

Чуть ли не каждый день приходится читать мрачные сценарии конца Греции, Евросоюза а то и Европы. Известный американский экономист Мартин Фелдстейн (автор экономической реформы Рейгана, Martin Feldstein Reflection on American view of the Euro ax ante, представлено на совещании АЕА Янв. 2009 VoxEu.org 26 qnv 2009) повторил в прошлом году свое предсказание начала 1990-х годов о крахе Евросоюза через развал зоны евро. Экономический кризис в Греции сейчас разрешается введением мер строжайшей экономии, а Евросоюз (в основном Германия) покрыли задолженность греческого государства и спасли его экономического краха. виновные в кризисе. В стране раздавались требования выйти из зоны евро, объявить дефолт финансовой системы и справиться с кризисом конвенциональным путем – инфляцией греческой валюты. Демонстранты на улицах Афин требовали спасти социальные достижения трудящихся, и заставить заплатить за все банки и финансовые институты, которые довели страну до кризиса.

Евросоюз ответил на кризис в Греции (и потенциальный кризис в Испании и Португалии) созданием специального выкупного фонда в триллион евро, причем не за счет печатания новых денег, а за счет имеющихся у стран-участниц средств. Кризис заставил экономистов Евросоюза рассмотреть и различные сценарии развития кризиса. Опубликованный Евросоюзом отчет из Евроинтеллидженсе экономистов Волфганага Мюншау и Сузан Мундшенк хорошо иллюстрирует заботы и образ мышления тех, кто определяет экономическую политику Европейского Союза.

Из Европы не уйдешь

Всего шесть лет назад Афины принимали Олимпиаду, а Греция с оптимизмом смотрела в будущее. Да и весь Евросоюз жил ощущением уверенности в сегодняшнем и завтрашнем дне. «Сначала мы критически относились к евро, – говорил мне мой голландский друг, бизнесмен Йос Дикейнеен , – однако сейчас мы видим, что евро защищает нашу экономику и наше благосостояние». Далеко не все тогда (и сейчас) приветствовали монетарную и экономическую конвергенцию Европы. Тем не менее, экономический и монетарный союз является костяком Евросоюза. Участники ЕС не располагают возможностей выходить и возвращаться в этот союз. Мастрихстское соглашение требует от стран –участниц подчинить свою экономику определенным правилам. Если страна решает перейти на евро, то становится практически невозможно выйти из зоны евро и оставаться членом Евросоюза. Мастрихтское соглашение не предусматривает механизма выхода. В новом (пока не ратифицированном) Лиссабонском соглашении как раз четко прописаны процедуры выхода стран из ЕС или изменения их отношений. Вместе с тем, в соглашении нет ничего о возможности исключения страны-участницы из ЕС против ее желания. И если страна решает выйти из зоны евро, или нарушает законы Евросоюза, то теоретически, нет никаких легальных средств исключить ее из ЕС.

Разумеется, кроме судебных, существуют меры политические. Порой страны ЕС нарушают законы сообщества, иногда сознательно, отдавая себе отчет в своих действиях, иногда для того, чтобы проверить границы дозволенного в сообществе, а иногда искренне полагаясь на ошибочное толкование законов. Если бы греческое правительство последовало требованиям общественности, то скорей всего Греция потеряла бы свое политическое влияние внутри ЕС, и скоро бы выяснилось, что ее членство в ЕС потеряло свою ценность. Скажем, во время бюджетных переговоров у них просто не оказалось бы партнеров.

Страну-нарушителя будут постоянно дискриминировать в предоставлении должностей и назначений, в распределении совместных проектов. Даже намек на угрозу, что страны ЕС начнут процесс по исключению из союза может вызвать обвал на рынке правительственных и частных ценных бумаг и неуверенность в безопасности инвестиций в эту страну. Греческое правительство решило не рисковать.

Впрочем, можно представить себе обратную ситуацию, когда страна захочет выйти из зоны евро не с позиции экономической слабости, как Греция, а наоборот, с позиции силы. Соображения просты – зачем нам поддерживать этих греков и кормить всю Европу. Последствия, может быть, и не будут столь немедленные, однако в течение времени такая страна тоже найдет себя в изоляции. В любой ситуации лучше не рвать связи, а попытаться достичь соглашения с другими странами-участницами.

Греческую экономику пока выкупили из долгов. Выкуп из долгов вовсе не значит, что правительствам и странам и дальше позволяется жить не по средствам. Позитивный пример дает выкуп США Мексики во время кризиса 1994 г. Сейчас политики и экономисты Евросоюза прилагают много усилий, чтобы убедить публику, что выкуп внутри Евросоюза не позволить создать иллюзию, якобы отдельные страны смогут позволить себе расточительную политику, которую ЕС будет покрывать. Мастрихские соглашения, определяющие основные законы Евросоюза, говорят об этом предельно конкретно. 103-я статья соглашений, носит неофициальное название «Невыкупная статья». Смысл статьи в том, что каждая страна-участница сама отвечает за свое экономическое и фискальное поведение, и не может рассчитывать, чтобы ее долги погашались ЕС. Вместе с тем, в соглашении имеется и статья 100 о том, что ЕС может предоставить помощь стране, попавшей в тяжелое положение в связи с кризисом или стихийным бедствием.

Сложней ситуация, когда такая помощь требуется стране-участнице ЕС, имеющей свою национальную валюту. Кризис может разразиться и в случае спекулятивной атаки на рынке долговых обязательств на страну со стороны враждебного государства или спекулятивного хедж-фонда. Известны спекулятивные атаки двух типов – спекулятивная игра на понижение национальных валют стран Восточной и Центральной Европы против евро, и спекулятивные атаки с целью заработать на дефолте непосредственно против стран зоны евро. Спекулянты рассчитывают на ряд кризисных сценариев: страна, объявляет дефолт, переживает политический кризис; к власти приходят крайние евроскептики; жесткий экономический шок заставит страну резко обесценить свою валюту, тем самым повысить доходы от экспорта. Вместе с тем страна продолжает пользоваться всеми преимуществами единого европейского рынка. Ведь нет закона, позволяющего исключить страну из ЕС, а у ЕС нет армии или полиции, чтобы заставить участников вести себя в соответствии с нормами сообщества.

Мюншау и Мундсшенк рассматривают различные сценарии распада ЕС. Ни один из них не похож на прогнозы Фельдстейна и других американских экономистов, воспитанных на «дружественных свободному рынку» американских моделях и порядках. Американские модели, если где-то приложимы, то лишь в США.

Если дефолт грозит маленькой стране-участнику ЕС

Российскому читателю не надо долго объяснять, что такое дефолт. Если коротко, то страна теряет возможность мобилизовать средства через продажу государственных ценных бумаг. Инвесторы отказываются финансировать дефицит общественного сектора, либо настолько взвинчивают проценты, что страна больше неспособна, занять денег. Еще хуже ситуация, если необходимо рефинансировать имеющиеся краткосрочные обязательства, а учетные ставки взвинчены до штрафного уровня. В прошлом году экономист Барри Эйченгрин опубликовал исследование, где на примере Калифорнии показывает, что страна внутри монетарного союза не способна справиться с финансовым кризисом самостоятельно, без поддержки других членов союза. (Barry Eichengreen Еsmeralde Island to Golden State, Eurointelligence.com 25 февраля 2009). Речь здесь не идет о выкупе долгов по типу того, что произвело правительство США с финансовым и банковским бизнесом. Речь идет о предоставлении займов на оговоренных условиях, чтобы обеспечить выплату по существующим долгам. Именно для таких целей ЕС выделил в мае Экстренный стабилизационный фонд в размере триллион евро, из которых 750 миллиардов предназначены на прямую помощь странам-участницам ЕС, оказавшимся на грани финансового коллапса. Условия выкупа зависят от размера страны. Выкуп Греции или Ирландии – это для ЕС маленькие деньги. Куда чувствительней если придется выкупать сразу несколько малых стран, а выкуп такой крупной экономики, как Италия может сильно сказаться на финансах всего сообщества. Однако, даже Германия, прежде настаивавшая на «невыкупной статье» теперь согласилась, что ситуация экстренная.

Однако, вопросы остаются. Что случится, если в ЕС не найдется политической воли помочь членам союза? Что произойдет, если помощь кризисным странам начнет ложиться тяжким бременем на экономику ЕС? Что делать, если не удастся добиться согласия большинства Европейского совета предоставить помощь? Может появиться огромное количество причин, из-за которых попавшей в кризис стране откажут в помощи. Фелдстейн считает, что выход из зоны евро является жизненным интересом страны в состоянии кризиса. Выйдя из зоны евро, такая страна может воспользовавшись суверенным правом ввести у себя национальную валюту и провести деноминацию своего долга в этой валюте. Выйдя из зоны евро, страна проведет девальвацию, ее внешний долг будет уменьшен вместе с инфляцией и постепенно экономика встанет на ноги. Парадоксально, что взгляды право-консервативного Фельдстейна разделали и леворадикальные демонстранты в Греции.

Проблема такого сценария, что он не работает. Для его успешного осуществления необходимо провести выход из зоны евро неожиданно, в течение одного-двух дней. Выход из зоны евро не получится провести быстро. Для этого потребуется время. В Ирландии конституция требует референдум, в других странах, по крайней мере, парламентское решение. У людей будет достаточно времени, чтобы перевести его средства в евро в другие страны еврозоны. Таким образом, решение о выходе из зоны евро в первую очередь вызовет в стране банковский кризис из-за проблем ликвидности. Для банков предпочтительней перевести деньги заграницу в евро и объявить себя банкротами, чем обменять свои евро на обесцененные драхмы, лиры или фунты. Внутри зоны евро деньги движутся свободно и технически невозможно остановить массовый отток капитала. У правительства такой страны есть возможность остановить крах банковской системы, если повысить учетные ставки на капитал (и тем самым привлечь вкладчиков), либо начать больше занимать в банках под государственные обязательства. Однако обе меры аннулируют все выгоды выхода из зоны евро.

Даже если удастся быстро провести смену валюты, то неизбежно последует кризис рынка валюты и ценных бумаг из-за инфляции и девальвации. Такой шаг обесценит доходы иностранных инвеститоров, а инвестиции в экономику страны прекратятся на какое-то время. Падение обменного курса вызовет резкую инфляцию. Инфляция позволит избавиться от долга, однако закроет доступ на мировые рынки капитала. Даже если страну не исключат из Евросоюза, все равно, даже сами дипломатические действия против такой страны и даже обращение в Европейский суд встревожат биржи, заставят хозяев увести предприятия и бизнесы в более надежные страны зоны евро. Решение о дефолте очень рискованное и может обернуться катастрофой для страны. Куда надежней попросить другие страны ЕС выкупить их долг или же взять там взаймы на льготных условиях.

>> Статья вторая Дефолт для больших

©Михаэль Дорфман 2010
© Michael Dorfman 2010

Leave a Comment »

No comments yet.

RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

Blog at WordPress.com.

%d bloggers like this: