Michael Dorfman’s Essentials

Знаменитое американское образование дает трещину

Михаэль Дорфман

Знаменитое американское образование дает трещину

Американские университеты лидируют во всех мировых рейтингах высшего образования. Многие молодые украинцы мечтают получить американское образование, исходя из его высоких стандартов.

И оно действительно очень хорошее, однако в последние годы появились очень серьезные и глубокие проблемы. Так, например, больше половины преподавателей теперь на сдельной оплате, как  внештатники и почасовики, не имеющие никаких прав. Нагрузка и психологическая атмосфера в кампусах становится все тяжелей, и это грозит американскому образованию потерей лидирующего положения в мире.

Не называйте меня профессором

Когда выдается свободные от работы сезоны (а их все больше в наше кризисное время), я записываюсь свободным студентом на курсы в различные университеты Нью-Йорка. В этом году я записался в Квинс Колледж, принадлежащий Сити Юниверсити Нью-Йорка  (CUNY). В первые дни занятий вместе с различными учебными материалами и ссылками по электронной почте пришло письмо от преподавателя курса «Введение в трудовые отношения» адъюнкт-профессора Керен Грегор «Адъюнкты не являются постоянными членами профессорско-преподавательского состава; нам платят почасовую оплату за время, проведенное в классе. Нам не оплачивают консультации студентам, проверку студенческих работ и подготовку материалов и лекций для класса … Чтобы подчеркнуть адъюнктофикацию CUNY, мы просим не называть нас “профессор”». Aдъюнкт-профессора по-русски называют иногда доцентом, но разница огромная. Университеты в Америке перестают быть надежным и удобным местом работы, где профессора имеют время и возможности вкладываться в своих студентов.

Керен Грегор  говорит, что она не сама придумала   письмо, которое рассылает. Такие тексты, по ее словам,  циркулируют уже по крайней мере лет пять. Она увидела его и решила использовать «потому, что это идеально соответствовало моим рабочим условиям».

Собственно, наличие почасовиков и внештатников ни для кого не является новостью. Поражают масштабы явления. По данным Американской федерации преподавателей высшего образования, более половины всех преподавателей в настоящее время работают на частичную ставку. Их нанимают почасово для прочтения определенных курсов, чтобы выполнить академическую программу.  Еще 15-20 процентов профессоров на сдельной оплате. Они работают на полную ставку, но вынуждены искать новую работу каждый раз, когда их контракт заканчивается.  В итоге только четверть преподавателей в университетах состоит из штатных сотрудников, работающих на постоянной основе или на долговременных контрактах.

Это резкое изменение по сравнению с 1970-ми годами, и  тенденция не проявляет никаких признаков  уменьшения. «Вопрос сейчас стоит о том, смогут ли заменить штатных преподавателей на почасовиков», – говорит Джон Кертис из Американской ассоциации университетских профессоров.

Здесь занимаются этим вопросом с 1997 года. В некоторых престижных некоммерческих университетах штатный профессор  и сейчас не такая уж редкость. В Университете Нью-Йорка около половины преподавателей – штатные, а остальные – аспиранты. В Колумбийском университете больше половины штатных преподавателей, но и там около каждый год набирают 5.500 почасовиков.

Доктор Сузанн Гринстейн преподает английскую литературу. Она работает в трех местах и вынуждена с чемоданом мотаться по всему Нью-Йорку. «Самая большая проблема – неопределенность. Никогда не знаешь, наймут или нет. Они нанимают за пару дней до начала занятий, да и то, они постоянно отменяются –  то из-за недобора, то  потому, что штатный преподаватель захотел забрать этот курс себе», – рассказывает Сузанн.

В провинциальных университетах ситуация несколько лучше, потому, что у них нет такого большого выбора преподавателей, как в Нью-Йорке.

«Это продолжается уже около 40 лет, это постоянное размывание профессиональных условий работы преподавателей, – говорит Мария Мейст, президент  коалиции групп внештатников, – Когда люди начнут понимать, что это влияет на студентов и качество образования, быть, может быть они начнут обращать внимание на условия работы преподавателей». Пока же ищут, как бы подешевле, и главный вопрос, – кто пострадает в результате разрушения профессии университетского преподавателя?

На самом деле, проблема намного шире. Америка рекламирует себя, как бесклассовое  общество равных и безграничных возможностей, где каждый может реализовать себя. Ключом к успеху здесь считается образование. Однако молодое поколение больше не может рассчитывать осуществить свою «американскую мечту», получив образование. Глобализация последовательно опускает американцев до уровня стран Третьего мира.

Сегодня я горд объявить о получении ставки

В среднем, штатный университетский профессор в США зарабатывает сравнительно неплохо по американским нормам. По данным Американской ассоциации университетских профессоров,  средняя зарплата штатного профессора в 2012 году составляла $82.822 в год. Внештатник за ту же самую работу может получить от силы 3 тысячи долларов за стандартные три кредитных курса, – говорит Гринстейн. В штатах, где нет профсоюзов, за курс платят не больше тысячи. Согласно данным Adjunct Project, которые занимаются проблемами внештатников,  типичная годовая зарплата –  менее $25.000 в год за четыре полных академических курса. Такая зарплата в Нью-Йорке ниже прожиточного минимума. И это безо всяких социальных условий, без медицинской страховки и без гарантий занятости.

В прошлом году журнал «Хроника высшего образования» опубликовала материал про университетского преподавателя истории в Аризоне, получавшего настолько мало, что ему давали талоны на питание, положенные в Америке только самым бедным.

professor

«Многие работают не за страх, а за советь, выкладываются, делают хорошую работу. Самое обидное, – говорит Сузан Гринстейн, – что ты второй сорт,  тебя никто не поддерживает, ты не можешь проводить со студентами исследовательскую  работу, не можешь даже давать им рекомендательные письма… Если лишь считанные счастливчики могут рассчитывать на хорошую должность, то университетская карьера перестанет быть привлекательной».

Психологический стресс

Я повидал разные университеты на своем веку. В Советском Союзе и Западной Европе, в Израиле и США. Учился тому, что надо, и тому, что хочется, пока не понял – то, чего хочется, это как раз, что надо. И сейчас, когда я записываюсь свободным студентом на различные курсы в университеты Нью-Йорка, то своими глазами наблюдаю гигантский культурный сдвиг, происходящий в Северной Америке. Куда-то исчезла присущая университетским городкам атмосфера спокойствия, раскованности и беззаботности. Студент становится всё более озабоченным, нервным, дёрганым.

Этот сдвиг является определяющим для молодого поколения студентов. Он знаменует глубокие изменения психологической атмосферы в современных кампусах. Психологические службы кампусов отмечают растущий поток студентов, нуждающихся в их услугах. Они не справляются с тем количеством молодых людей, которые обращается к ним за помощью.

Ещё не так давно студенты обращались в психологические службы из-за частных проблем – разрушенные личные отношения, смерть близкого человека, трудности с принятием решений. Сегодня характер жалоб изменился. Студенты жалуются на общий кризис в жизни, на упадок, безысходность, негативное отношение к себе и неверие в своё будущее. Всё это вещи невиданные еще 20-30 лет назад.

Университеты США необыкновенно богаты и продолжают занимать ведущие места в мире. Получить образование в Америке считается престижным. Многие стремятся какой-то этап своего образования завершить в США. Тем временем Америка неуклонно теряет свои былые рекорды. Америка уже не первая страна с наибольшим удельным весом людей с высшим образованием, какой она была в 2000 году. По уровню образования среди более молодого населения (26-30 лет) Америка занимает лишь 16-е место среди 26 развитых стран, и этот показатель обманчив, поскольку  в этой группе есть огромная доля «импортированных мозгов» из стран бывшего коммунистического и Третьего мира.

Исследования показывают, что происходит, когда господствующая идеология нашего времени, неолиберальный корпоративный капитализм, вмешивается в интеллектуальное развитие науки и искусства. Университетский кампус перестал быть местом для игры ума и удовлетворения научного любопытства, для воспитания интеллектуального сотрудничества. Здесь больше нет места будущим  хайдеггерам и эйнштейнам. Университетский кампус стал ареной борьбы за выживание. И эта борьба ведётся там не на шутку.

Эрика Горвиц, заместитель директора студенческой консультации Университета Саймона Фрейзера в Канаде, говорит, что суперконкурентная университетская среда стравливает студентов друг с другом, толкает к пропасти целое поколение молодёжи. Университетское образование сводится к враждебной  антагонистической игре за всё уменьшающееся число рабочих мест.

Как агрессивная гонка за успехом разрушает университетское образование

«Нынешняя идеология успеха и красоты являются беспрецедентными, – говорил мне доктор Крис Джеральдсон из университетского клинического госпиталя Стони Брук. – Никогда ещё такое огромное количество студентов не обращалось за психологической помощью, никогда еще столько студентов не жаловалось, что не может справиться со стрессом…»

34% всех консультационных центров из-за перегрузки вынуждены вносить студентов в длинные списки ожидания. Причин для обращения к психологу хватает.

40% обращаются по поводу навязчивых тревожных состояний, 38% по поводу депрессии. Помимо этого, быстро растёт число комбинированных диагнозов смеси тревожных состояний, депрессии, заниженной самооценки и суицидальных мыслей. Руководители психологических служб единодушны в том, что их число стремительно растёт. Результаты их отчётов должны вызвать тревогу не только у специалистов.

Кампус теперь место, где списывают и обманывают, если могут, выбирают лёгкие курсы с «лёгким» профессором. Кампус теперь место, где задают вопросы не ради интереса, а для того, чтобы выделиться, показать себя, понравиться  начальству. Университетский кампус пошёл по стопам американской школы. Он стал местом, где не учат думать, а готовят сдать тесты. Местом, где важны оценки, а не знания.

Подобная тенденция наблюдается везде, где внедряется неолиберальное образование, где готовят не специалистов, а начальников, администраторов бизнеса. В России, в Грузии и в Израиле. Например, о парадоксах грузинского перехода к неолиберализму написал украинский историк Ярослав Грицак в интереснейшей книжке «Жизнь, смерть и другие неприятности».

Американские университеты, хотя по-прежнему остаются весьма престижными научными, исследовательскими и учебными центрами,  больше не место, где молодые мужчины и женщины находят себя. Университет больше не место свободного выбора. По крайней мере, такова общая тенденция. В корпоративном мире высшее образование стало обязаловкой. Все студенты знают, что первой степени бакалавра будет недостаточно, что после четырёх лет придётся учиться ещё и ещё. Америка гордится тем, сколько детей поступают в университеты. Здесь не желают видеть, что лишь треть, а то и четверть из них получает диплом. Такая система не может быть хорошей. Всем известно, что любая шалость, любой прокол, любая плохая отметка разрушает шансы на  получение диплома, и, следовательно, станет концом карьеры и жизни. И такое знание иссушает даже самые светлые головы.student-debt

Вернулся обратно? Сегодня дети такие ленивые и безответственные. Мы с отцом начинали с нуля.
Мама, я тоже буду рад начать с нуля

 

(c) Michael Dorfman 2013
(c) Михаэль Дорфман 2013

Leave a Comment »

No comments yet.

RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

Create a free website or blog at WordPress.com.

%d bloggers like this: