Michael Dorfman’s Essentials

Только американцы верят, что могут дорасти до неба

Михаэль Дорфман

Только американцы верят, что могут дорасти до неба

SAC Capital Advisors

Окружной прокурор США Манхэттена  Прит Барара объявил в понедельник, 4-го ноября, что хедж-фонд SAC Capital Advisors признал себя виновным в инсайдерской торговле и согласился выплатить рекордные $1.2 млрд. штрафа. В марте SAC уже заплатил $616 млн. штрафа за другие нарушения.

Судебная сделка о признании вины не включает в себя отдельный гражданский иск поданный Комиссией по ценным бумагам и бирже. Там судоговорение еще продолжается. SAC полностью принадлежит Стивену Коэну и ее оценочная чистая стоимость по состоянию на сентябрь 2013 г. составляла $ 9.4 миллиарда долларов. Фонд будет продолжать управлять деньгами Коэна, но им запрещено принимать инвестиции или управлять капиталами третьих лица.

Обычно спокойный и сосредоточенный Боб был сегодня взбешен. Он инвестиционный банкир, старший сотрудник в крупном нью-йоркском хедж-фонде. Мы встречаемся в спортзале, и оба любим попарится там в бане. Я показал ему однажды, как пользоваться банным веником, Боб научил меня разным секретам своей родной китайкой бани. Однако сегодня расслабиться что-то не получалось.

– Коэн был первым банкиром, признавшим вину – сердился Боб. – До того ни один крупный хедж фонд этого не делал!

Стивен Коэн слыл вундеркиндом Уолл-Стрита. Он делал деньги там, где другим не удавалось. Никто не понимал секрета его успеха. А Уолл-Стрит, по признанию инсайдеров – живет стадным инстинктом. Среди его клиентов были JP Morgan и Goldman Sachs. Коэна называли Майклом Джорданом финансового мира в честь легендарного, не знавшего поражений баскетболиста. Неофициальным девизом было «Коэн не сделает плохо!». Теперь уже надо придумывать новый девиз, потому, что Коэн таки сделал плохо.

Инсайдеркая торговля – это когда фирма скупает ценные бумаги используя добытую разными путями внутреннюю информацию, неизвестную публике. Публикой в американском новоязе  называют не нас с вами, а инвесторов, торгующих на бирже. О том, как там называют остальных 99.9%, чьими деньгами там, по сути играют, лучше воздержаться, потому, что материал не об этом. Инсайдерская торговля запрещена законом, и в последнее время правительство США обещало взяться за них под давлением критики со стороны общественности, так и, что важней, со стороны банковских кругов.

Однако, хежд-фонд – не обычная инвестиционная компания. Хедж фонды обслуживают только так называемых правомочных инвеститоров, квалифицированных правительственными агентствами. Деятельность хедж-фондов не регулирована почти ничем, разве что уголовным кодексом. Их бизнес-модель как раз строится на сборе различной информации и прогнозировании различных ситуаций и игре на них. Они пользуются своими особыми связями с различными экономическими корпорациями и правительственными учреждениями. Так, что непосвященному не совсем понятно, где же Коэн и его компания перегнули палку.

Они строили свою бизнес-модель на инсайдерскок торговле, – говорит Боб. -Обвинительное заключение называло их практику глубоко укорененной и широко распространенной. Их сотрудников направляли добывать инсайдерскую информацию, шпионить, заводить агентуру внутри различных центров экономической силы. Добытую секретную информацию они использовали в торговле до того, как о ней узнавали все.

wordpress_greed2

ТЕОРЕТИЧЕСКИ НА РЫНКЕ НЕВОЗМОЖНО МОШЕННИЧЕСТВО

Теория капиталистического свободного рынка стоит на том, что вся необходимая информация уже встроена в рынок, а потому рынок является совершенным и универсальным механизмом и действует в соответствии с тем, что от него ожидает свободно-рыночная экономическая наука (т.е. спрос и предложение определяют функционирование рынка, а цена является совершенным отражением этого феномена).

Предписания и догмы свободно-рыночной экономики и раньше требовали веры в них. Однако после финансового кризиса в народе возникло сомнение в истинности доктрины — что финансовые рынки действуют согласно Теории эффективного рынка (одной из следствий которой является невозможность получения мошеннических сверхдоходов, поскольку рынок и все участники рынка владеют полной и исчерпывающей информацией).

wordpress_rational-choise

Иллюстрация теории свободного выбора. На экране все выглядит гладко и убедительно.

Свободный рынок, рыночная эффективность или оптимальность и другие вещи, которые здесь обсуждаются – в экономической науке не более, чем абстрактные модели, вроде идеального газа или молекул. Переходя из чистой науки в повседневный обиход, термины подменяются их повседневным значением. Возьмем «рациональность рынка». Есть теорема, согласно которой в определённых условиях (вроде всеобщей информации и бесконечной мудрости) цены таковы, что нельзя нажиться, продавая дороже или покупая дешевле. Это называют рациональностью или оптимальностью рынка.

Сами по себе эти условия не очень реалистичны. Знаменитая теорема Эрроу доказывает невозможность «коллективного выбора». Теорема говорит, что нельзя нажиться, спекулируя среди бесконечно мудрых и всезнающих продавцов и покупателей (почти очевидно!). Другой столп свободнорыночной экономики – теория рациональных ожиданий… ожидает от людей рационального поведения. Человеческое поведение всегда направлено на «максимизацию собственной пользы», и такое «оптимальное» поведение обеспечивает рациональность рынка, не даёт ему стать мошенническим, не допускает сверхприбылей.

ЭЛИТЫ ЗДЕСЬ НЕПРИКОСНОВЕННЫ

Стивен Коэн и его SAC Capital Advisors  как раз десять лет подряд получали сверхприбыли, и это всполошило Уолл-Стрит настолько, что весьма заинтересованные в чести корпоративного мундира всей отрасли, там, правда, не без колебаний дали зеленый свет федеральному министерству юстиции, известному своим нежеланием привлекать банкиров к ответственности.

wordpress_holder

Президент Обама и его министр юстиции Эрик Холдер

Министр юстиции Холдер, и его сотрудники, занимались преступлениями белых воротничков и расследованием деятельности банков, приведших к финансовому обвалу 2008 года. Их работа не закончилась ни одним обвинительным заключением.

К слову, после куда меньшего биржевого кризиса конца 1990-х годов благодаря тогдашнему Министерству юстиции, в различных финансовых преступлениях было осуждено около 1.100 банкиров и финансистов довольно высокого ранга.

Нынешний же министр юстиции Холдер отличился еще во время работы в прокуратуре в президентство Клинтона. Он тогда был автором секретного меморандума, провозглашавшего, что банки и финансовые учреждения нужно оберегать от следствия. В финансовых кругах заметили старательного и дружественного к ним прокурора. Из кресла следователя Холдер пересел прямиком в кресло адвоката вашингтонской юридической фирмы Covington & Burling, защищающей самых крупных финансовых нарушителей. Холдер получал там 2,5 миллиона в год.

В 2009 году Холдер вернулся на государственную службу. Президент Барак Обама назначил его министром юстиции. Он стал первым афро-американцем на этом посту. Холдер привел с собой Ленни Брюэра, возглавлявшего в фирме отдел “белых воротничков”, защищавший финансовых уголовников. Брюэр возглавил отдел уголовного преследования и всячески заботился, чтобы его бывшие клиенты не стали его подследственными. В одном из интервью Брюер признался: прежде всего, его заботит, что финансовые фирмы могут пострадать, если их менеджеры окажутся на скамье подсудимых.

wordpress_lenny

Лени Брюэр, пришел на должность руководителя отдела раследований “белых воротничков” в Минюсте из фирмы, защищавшей этих самых преступников

Брюэра хорошо вознаградили, и после завершения работы в министерстве юстиции, он получил работу лоббиста с окладом $4 млн. в год.

Еще два юриста из Covington & Burling заняли при Холдере ключевые позиции, а первый заместитель Холдера Джеймс Кол пришел из другой, не менее одиозной юридической фирмы Bryan Cave LLP.

Дело SAC Capital Advisors знаменательно именно тем, что впервые в истории мощная финансовая корпорация признала свою вину. Раньше все решалось судебными сделками с уплатой какого-то штрафа, но без признания вины или проступка. Если судья признает сделку, то это будет крупным успехом американской юстиции. Правда, как у нас водится, штрафы платят не лично нарушители, а их корпорации за счет держателей акций, сотрудников, общины, где они действуют и зачастую, налогоплательщика тоже. Да еще через своих лоббистов нарушители стараются провести в законодательных органах себе скидки в налогах, покрывающие штрафы.

Полтора миллиарда – сумма тоже беспрецедентная для Америки и для правительства, но она не так значительна для Коэна. Активы хедж-фонда составлял около 40 миллиардов, а личное состояние Коэна сегодня оценивается в 9 миллиардов долларов. Так, что по миру там никто не пойдет. Тем более, в тюрьму никто не сядет. Девять сотрудников компании пойдут под суд, шестеро уже признали вину и взяли все на себя. Хедж фонд опубликовал сообщение, что несет ответственность за горстку людей, которые признали свою вину, и чье поведение привело к преступлениям, – говорится в сообщении.  – Небольшая часть правонарушителей не представляет 3000 честных мужчин и женщин, которые работали в фирме в течение последних 21 лет. SAC никогда не поощряло, не внедряло и не терпело инсайдерской торговле. Все это, а особенно последняя фраза противоречит тому, что фирма признала в суде, но это уже пиар.

Элиты здесь неприкосновенны. Коэн появился недавно на баскетбольном матче в Медисон Сквер Гарден, чтобы увидеть, как его любимая «Нью-Йорк Никс» проиграла «Букс» из Миллуоки. Светская хроника сообщает, что Коэна ожидают и на аукционе «Сотсби», где он продает и покупает предметы искусства для своей коллекции на 80 миллионов. Он и дальше живет в своем доме на 3.400 кв. метра с крытым бассейном и парком для игры в гольф. Коэн останется и членом биржи.

wordpress_stevecohen

Стив Коэн появился недавно на матче его любимой баскетбольной команды

ДЛЯ УОЛЛ-СТРИТ ЭТО ПОСЛУЖИЛО СИГНАЛОМ

– На Уолл-Стрит надо быть безудержным оптимистом, – говорит Боб. – Либо изображать из себя такого. Все должно быть хорошо, даже то, что плохо. На Уолл-Стрит все строят из себя оптимистов. Тут необходимо показать, что ты беззаветно веришь, что понимаешь больше других, веришь, что способен делать много денег в таком сложном деле, как современная финансовая индустрия. Вера – это здесь все.

В деле SAC Capital Advisors часто упоминалось имя киногероя фильма «Уолл Стрит» банкира Гордона Гекко. Представитель ФБР завил, «Кто преклоняется перед Гордоном Гекко, должен усвоить урок из этого дела». Фраза Гекко в фильме,  «Алчность – это хорошо» стала девизом целого поколения в Америке, и не только банкиров и финансистов. Фраза вобрала в себя всю суть свободнорыночной экономики, учения Мильтона Фридмана, Мюррея Ротбарта  и других идеологов о максимализации прибылей и ненужности социальной ответственности для бизнеса.

word_greed3

Так кому же сигнал дело SAC Capital Advisors?

– Это показывает, что у нас на Уолл-Стрит нет героев, – говорит Боб. – Не все это поймут, тем более примут. Однако, это дали сигнал, что если ты там делаешь на порядки больше денег чем твои соперники, если конкуренты не способны повторить твои пути деланья денег, твои бизнес-методы, потому, что по сути на Уолл-Стрит царит ментальность стада.

Чем-то афера SAC Capital Advisors напоминает аферу Берни Меддофа, создавшего 50-и миллиардную финансовую пирамиду и бравшего оттуда деньги в течение десятков лет. Разумеется, схемы у Коэна и Мэддофа были разными, но общее то, что если все выглядит слишком хорошо, значит, там обязательно прячется подвох, мошенничество или преступление. И чем-то выделяешься из массы, значит что-то не так.

Верно, но даже сказать такое, значит оскорбить деятелей с Уолл-Стрит, – говорит Боб. – Они настаивают на том, что они неизменно на стороне добра, что выделяются они исключительно в позитивную сторону. Однако для законодателей и правоохранителей дело Коэна может послужить сигналом. В мировой бизнес практике бизнеса давно и хорошо известно, что если маки растут слишком высоко, то их надо срезать. Только в Америке мы еще верим, что способны дорасти до неба.

wordpress_greed1

Впервые опубликовано в изданиии Kurs 29.11.2013 

Михаэль Дорфман © 2013
Michael Dorfman © 2013

%d bloggers like this: