Michael Dorfman’s Essentials

ЗОМИЯ – страна анархии

ЗОМИЯ – страна анархии

Ми­ха­эль ДОФ­МАН


Zomia1На­зва­ния Зомии нет на офи­ци­аль­ных кар­тах. Тем не менее, это огром­ная об­ласть в Юго-Во­сточ­ной Азии с на­се­ле­ни­ем около 100 мил­ли­о­нов че­ло­век, ко­то­рая в те­че­ние двух ты­ся­че­ле­тий вела борь­бу про­тив по­ра­бо­ще­ния го­су­дар­ствен­ной вла­стью – любой. Эта стра­на на­зы­ва­ет­ся Зомия. Она рас­ки­ну­лась на на­го­рьях Юго-Во­сто­ка Азии, вклю­чая в себя части Лаоса, Кам­бод­жи, Та­и­лан­да, про­вин­ции Шан в Ма­я­ма­ре (Бирме), и через на­го­рья че­ты­рёх юго-за­пад­ных про­вин­ций Китая про­сти­ра­ет­ся на запад через Тибет и се­ве­ро-во­сточ­ную Индию вплоть до на­го­рий Аф­га­ни­ста­на. В Зомии царит со­вер­шен­но нево­об­ра­зи­мое эт­ни­че­ское и линг­ви­сти­че­ское раз­но­об­ра­зие. Там живут раз­ные на­ро­ды, имён ко­то­рых боль­шин­ство из нас ни­ко­гда не слы­ша­ло – ахра, карен, лаху, мьен, уа, хмонг. На­зва­ние Зомия ввёл гол­ланд­ский ис­сле­до­ва­тель  Вил­лем ван Шен­дель, и оно про­ис­хо­дит от слова «зома», ко­то­рым в неко­то­рых язы­ках ре­ги­о­на на­зы­ва­ют гор­цев.

Зиг­заг на трас­се про­грес­са

Ис­то­рию в шко­лах по ста­рин­ке изоб­ра­жа­ют как го­ноч­ную трас­су: от пер­во­быт­но­об­щин­но­го строя к нашим вре­ме­нам идёт чет­кая линия про­грес­са. Бег на­пе­ре­гон­ки от об­щи­ны к го­су­дар­ству, и затем к им­пе­ри­ям и над­на­ци­о­наль­ным со­ю­зам. Если люди не имеют при­зна­ков го­су­дар­ства, не имеют иерар­хии, по­сто­ян­но­го жи­ли­ща и поля, если прак­ти­ку­ют пе­ре­лож­ное зем­ле­де­лие, да ещё и не имеют ни пись­мен­но­сти, ни ка­кой-то из при­знан­ных ре­ли­гий, то их при­ня­то счи­тать при­ми­тив­ны­ми. Слов­но так они и живут «пер­во­быт­но», не ме­ня­ясь ты­ся­че­ле­ти­я­ми, не имея своей ис­то­рии. Од­на­ко ни­че­го пер­во­быт­но­го в этих людях нет. Они – наши со­вре­мен­ни­ки. У них за пле­ча­ми те же ты­ся­че­ле­тия ис­то­ри­че­ско­го раз­ви­тия, толь­ко раз­ви­тие это шло иначе, чем у нас. Ко­гда-то мир по­тряс­ла зна­ко­вая книга «Ори­ен­та­лизм» Эд­вар­да Саида, по­ка­зав­шая, на­сколь­ко ис­ка­жён­но видит ори­ен­та­ли­сти­ка на­ро­ды Ближ­не­го Во­сто­ка. На «пер­во­быт­ные» на­ро­ды мы смот­рим пока под тем же углом, под ко­то­рым на них смот­ре­ли ев­ро­пей­ские ко­ло­ни­за­то­ры, ко­то­рые по ны­неш­ним мер­кам сами были из­ряд­ны­ми ди­ка­ря­ми.

Дру­гой взгляд пред­ла­га­ет ан­тро­по­лог из Йель­ско­го уни­вер­си­те­та Джеймс Скотт. В своей за­ме­ча­тель­ной книге «Ис­кус­ство не быть управ­ля­е­мым: Анар­хист­ская ис­то­рия на­го­рий Юго-Во­сточ­ной Азии» он пред­ла­га­ет по-но­во­му взгля­нуть на людей и ис­то­рию огром­но­го ре­ги­о­на, от цен­траль­но­го плато во Вьет­на­ме до се­ве­ро-во­сточ­ных на­го­рий Индии. Ос­нов­ной смысл ис­то­рии Зомии, по Скот­ту, в том, что её жи­те­ли  со­зна­тель­но вы­бра­ли свой, «при­ми­тив­ный», образ жизни, со­про­тив­ля­ясь вся­че­ским по­пыт­кам го­су­дар­ства ас­си­ми­ли­ро­вать и втя­нуть их в свои дела. Скотт опре­де­ля­ет го­су­дар­ства не через тер­ри­то­рию (чёт­кие го­су­дар­ствен­ные гра­ни­цы стали про­во­дить­ся лишь на ис­хо­де XIX века), а, пре­жде всего, через че­ло­ве­че­ские ре­сур­сы, необ­хо­ди­мые для осу­ществ­ле­ния про­ек­тов го­су­дар­ства – во­ин­ские по­вин­но­сти, на­ло­ги, по­бо­ры, бар­щи­на, войны, эпи­де­мии, ра­бо­вла­де­ние.

«При­чи­на, по­че­му люди не ста­но­вят­ся ци­ви­ли­зо­ван­ны­ми, по­че­му неко­то­рые не «раз­ви­ва­ют­ся», лежит не в от­сут­ствии спо­соб­но­стей, не в от­ста­ло­сти, — пишет Скотт, — но может быть след­стви­ем ис­то­ри­че­ско­го раз­ви­тия их стрем­ле­ния укло­нить­ся от того, что они рас­це­ни­ва­ют как неудоб­ства от го­су­дар­ствен­ной вла­сти над ними».

По­то­му что они — горцы

zomia2

Джеймс Скотт. «Ис­кус­ство не быть управ­ля­е­мым: Анар­хист­ская ис­то­рия на­го­рий Юго-Во­сточ­ной Азии»

На­ро­ды Зомии и, шире, гор­ские на­ро­ды – это по­том­ки людей, вы­тес­нен­ных в горы. Со­про­тив­ля­ясь го­су­дар­ству, со­хра­няя свою неза­ви­си­мость, они от­вер­га­ли и саму «со­вре­мен­ность». Их образ жизни вовсе не при­ми­ти­вен. Они хо­ро­шо зна­ко­мы и с более про­дук­тив­ны­ми спо­со­ба­ми ве­де­ния осед­ло­го сель­ско­го хо­зяй­ства, од­на­ко выбор самых «при­ми­тив­ных»  ме­то­дов (под­сеч­но-ог­не­вое зем­ле­де­лие) обу­слов­лен же­ла­ни­ем не быть при­вя­зан­ным к сво­е­му полю. Этим же объ­яс­ня­ет­ся и пред­по­чте­ние кор­не­пло­дов перед зер­но­вы­ми. Кор­не­пло­ды, в от­ли­чие от пше­нич­но­го поля, ни­ка­кой сбор­щик на­ло­гов под­счи­тать не в со­сто­я­нии. Всё это, в от­ли­чие от осед­ло­го зем­ле­де­лия, обес­пе­чи­ва­ет людям сво­бо­ду. Кре­стья­нин все­гда может под­нять­ся и уйти, если он на­хо­дит по­ли­ти­ку вла­стей неудо­вле­тво­ри­тель­ной. Идея эта не нова, и Скотт по­за­им­ство­вал её у фран­цуз­ско­го ан­тро­по­ло­га Пьера Класт­ре.

Со­хра­не­нию сво­бо­ды и неза­ви­си­мо­сти спо­соб­ству­ют стро­го эга­ли­тар­ный, ан­тиав­то­ри­тар­ный уклад об­ще­ства Зомии, мес­си­ан­ские вос­ста­ния её оби­та­те­лей, а также их уст­ная тра­ди­ция и от­сут­ствие пись­мен­но­сти. Эти горцы стро­го хра­нят ра­вен­ство в своих со­об­ще­ствах, чтобы не до­пу­стить воз­вы­ше­ния ли­де­ра, спо­соб­но­го про­дать и пре­дать их го­су­дар­ству. В неко­то­рых ме­стах есть креп­кие тра­ди­ции, не до­пус­ка­ю­щие иму­ще­ствен­но­го нера­вен­ства. Уа огра­ни­чи­ва­ют за­жи­точ­ных в жерт­во­при­но­ше­ни­ях и стро­го опре­де­ля­ют пыш­ность празд­не­ства, чтобы не до­пу­стить их пре­вра­ще­ния в «об­ще­ствен­ных ра­де­те­лей». У качин и вовсе при­ня­то уби­вать во­ждей, ко­то­рые слиш­ком «за­зна­лись». Лаху из ки­тай­ской про­вин­ции Юань на­ме­рен­но от­ка­зы­ва­ют­ся от любой ор­га­ни­за­ции круп­ней, чем се­мей­ный хутор. Все эти тра­ди­ции ак­тив­но пре­пят­ству­ют услож­не­нию со­ци­аль­ной ор­га­ни­за­ции и про­ти­во­сто­ят го­су­дар­ствен­но­му втор­же­нию в их жизнь.

Уклад жизни у всех этих людей не укла­ды­ва­ет­ся в при­выч­ные опре­де­ле­ния. Даже об­ще­при­ня­тая де­фи­ни­ция «груп­пы на­ци­о­наль­ных мень­шинств» вы­зы­ва­ют споры у спе­ци­а­ли­стов. Труд­но здесь го­во­рить о на­ци­ях, если их они живут в раз­ных стра­нах, их зоны оби­та­ния пе­ре­се­ка­ют раз­лич­ные на­ци­о­наль­ные гра­ни­цы. Эти общ­но­сти весь­ма зна­чи­тель­ны, чтобы на­зы­вать их мень­шин­ства­ми. Даже слово груп­пы на­ты­ка­ет­ся на труд­но­сти, по­сколь­ку не все имеют груп­по­вую струк­ту­ру.

Скотт пред­ла­га­ет про­стое срав­не­ние. Ис­то­рия че­ло­ве­че­ства де­лит­ся на че­ты­ре этапа: пер­вый и самый длин­ный, когда жизнь про­те­ка­ла в ма­лень­ких се­мей­ных об­щи­нах, и не было ни­ка­ко­го го­су­дар­ства; вто­рой, когда по­яви­лись древ­ние го­су­дар­ства и на­ча­лась ис­то­ри­че­ская эпоха (они охва­ты­ва­ли не боль­ше 1% на­се­ле­ния пла­не­ты); тре­тий этап, когда го­су­дар­ства на­ча­ли на­ступ­ле­ние на окрест­ные на­ро­ды; и со­вре­мен­ный, когда го­су­дар­ствам уда­лось под­чи­нить себе боль­шин­ство на­се­ле­ния пла­не­ты. Боль­шин­ство, но да­ле­ко не всех. «Есть много путей рас­смат­ри­вать мир. За­ви­сит, что ты хо­чешь по­нять», — пишет Скотт.

Ис­то­рия Азии тра­ди­ци­он­но рас­смат­ри­ва­лась, как ис­то­рия го­су­дарств: сна­ча­ла им­пе­рий ди­на­стий Хань и Танг в Китае, им­пе­рии Гупты и Мо­го­лов в Индии, го­ро­дов-го­су­дарств в Та­и­лан­де и Ма­лай­зии… Эти ци­ви­ли­за­ции раз­ви­ва­лись на бе­ре­гу моря или в пло­до­род­ных до­ли­нах, они оста­ви­ли после себя мно­же­ство сле­дов – раз­ва­ли­ны го­ро­дов и хра­мов, мо­гиль­ни­ки и пись­мен­ные па­мят­ни­ки и пред­ме­ты оби­хо­да. Они куль­ту­ры и по сей день опре­де­ля­ют лицо го­су­дарств, воз­ник­ших на их месте. Од­на­ко – это ис­то­рия низин.

zomia3

Люди народа хмонг

«Зомия яв­ля­ет­ся круп­ней­шей и ста­рей­шей тер­ри­то­ри­ей на пла­не­те, где люди живут в тени го­су­дарств, но до сих пор не яв­ля­ют­ся пол­но­стью ин­кор­по­ри­ро­ван­ны­ми в них»,  – пишет Скотт. Зомия – это аль­тер­на­тив­ный мир, сфера из­ме­ня­ю­щих­ся куль­тур-из­го­ев, ко­то­рые (почти) не со­зда­ва­ли им­пе­рий, не имели чёт­ких гра­ниц и ярост­но со­про­тив­ля­лись любой вла­сти над собой. «Анар­хист­ская ис­то­рия» рас­смат­ри­ва­ет толь­ко часть, на­хо­дя­щу­ю­ся на юж­но-ази­ат­ском мас­си­ве и охва­ты­ва­ю­щую Вьет­нам, Бирму, на­го­рья Юж­но­го Китая вплоть до се­ве­ро-во­сточ­ной Индии. Это го­ри­стая и ле­си­стая мест­ность. Горы раз­де­ля­ют людей, но и де­ла­ют почти невоз­мож­ным для вла­сти из долин под­чи­нить этих людей. Горцы могут быть раз­де­ле­ны до­ли­на­ми, но жизнь в горах опре­де­ля­ет оди­на­ко­вую куль­ту­ру у людей, жи­ву­щих на рас­сто­я­нии сотен ки­ло­мет­ров друг от друга, непо­хо­жую на куль­ту­ру людей в до­ли­нах.

Хмонг, одна из круп­ней­ших язы­ко­вых общ­но­стей, боль­ше дру­гих из­вест­на аме­ри­кан­цам. Эти горцы во­е­ва­ли на их сто­роне про­тив ком­му­ни­стов Вьет­кон­га и Лаоса. Они опре­де­ля­ют себя  вра­га­ми ки­тай­цев-хань и всего, что свя­за­но с Ки­та­ем. В те­че­ние ты­ся­чи лет они раз за разом под­ни­ма­ли ярост­ные вос­ста­ния про­тив ки­тай­ской вла­сти. Сле­до­вав­шие за вос­ста­ни­я­ми неиз­беж­ные раз­гро­мы от­тес­ня­ли хмонг всё даль­ше и даль­ше в горы. После раз­гро­ма хмонг ком­му­ни­ста­ми несколь­ко мил­ли­о­нов пред­ста­ви­те­лей этой общ­но­сти были почти вы­тес­не­ны из Вьет­на­ма и живут те­перь на вы­со­те 1000 м, в ос­нов­ном в Китае. Дру­гие на­ро­ды, как карен на гра­ни­це Бирмы и Та­и­лан­да, тоже имеют бо­га­тую ис­то­рию по­сто­ян­ных вос­ста­ний про­тив вла­сти из низин.

«Я изу­чал кре­стьян­ские вос­ста­ния, – пишет Скотт, — и везде я за­ме­чал, что пер­вым делом кре­стьяне сжи­га­ли ар­хи­вы. Они свя­зы­ва­ли ар­хи­вы с угне­те­ни­ем». Наи­бо­лее спор­ная часть ар­гу­мен­тов Скот­та ка­са­ет­ся от­сут­ствия пись­мен­но­сти. Он счи­та­ет, что люди Зомии не до­пись­мен­ные, а на­о­бо­рот, по­сле­пись­мен­ные, со­зна­тель­но от­ка­зав­ши­е­ся от пись­мен­но­сти ради того, чтобы снова не по­пасть в ка­ба­лу в со­об­ще­ствах, ко­то­рые они фор­ми­ро­ва­ли в горах. «Мно­гие гор­ские на­ро­ды имеют ле­ген­ды о том, как они «по­те­ря­ли» пись­мен­ность, — пишет Скотт. — От­сут­ствие пись­мен­ных ис­точ­ни­ков по­мо­га­ло им по­сто­ян­но пе­ре­стра­и­вать­ся, из­бе­гая про­ти­во­ре­чий».

zomia4

Жен­щи­на на­ро­да ахра

Скотт от­вер­га­ет по­пыт­ки счи­тать его анар­хи­стом. Он обе­ща­ет, что сле­ду­ю­щей его кни­гой будет сбор­ник эссе, по­свя­щен­ный ис­сле­до­ва­нию анар­хиз­ма. Од­на­ко его ран­ние книги тоже про­во­дят идею о хищ­ни­че­ской при­ро­де го­су­дар­ства, о том, что го­су­дар­ство не благо, а может при­но­сить огром­ный вред. На­пи­са­ны они, кста­ти, так же бле­стя­ще и чи­та­ют­ся на одном ды­ха­нии, как «Анар­хист­ская ис­то­рия» — «Мо­раль­ная эко­но­ми­ка кре­стьян­ства: Вос­ста­ния и вы­жи­ва­ние в Юго-Во­сточ­ной Азии» (1979) и «Вы­гля­деть как го­су­дар­ство: Как про­ва­ли­лись схемы, пред­на­зна­чен­ные улу­чишь че­ло­ве­че­ское су­ще­ство­ва­ние» (1988).

Кри­ти­ки Скот­та счи­та­ют…

zomia5

Майка эко­ло­ги­стов «За­щи­тим Зомию»

«Анар­хист­ская ис­то­рия» — книга но­ва­тор­ская, и вы­зва­ла мно­же­ство мне­ний за и про­тив. Уже несколь­ко лет «за» и «про­тив» Зомии вы­зы­ва­ют ин­те­рес и при­вле­ка­ют вни­ма­ние весь­ма пред­ста­ви­тель­но­го круга про­фес­си­о­на­лов. Раз­ме­ры ста­тьи де­ла­ют невоз­мож­ным ши­ро­кий обзор кри­ти­ки. Кри­ти­ки утвер­жда­ли, что вза­и­мо­от­но­ше­ния гор­цев и го­су­дарств – это куда более слож­ный сим­би­оз из вза­им­но­го недо­ве­рия и вза­им­ной вы­го­ды. Порой горцы поль­зо­ва­лись за­щи­той го­су­дар­ства, а ча­стень­ко сами за­щи­ща­ли его. Фе­но­мен при­двор­ной гвар­дии из гор­цев хо­ро­шо из­ве­стен на За­па­де и на Во­сто­ке, от швей­цар­ских гвар­дей­цев до ча­стей гур­ков в вой­сках Бри­тан­ской им­пе­рии.

Они ука­зы­ва­ли на хо­ро­шо из­вест­ное уме­ние гор­цев поль­зо­вать­ся со­ци­аль­ны­ми бла­га­ми; что го­су­дар­ство рас­смат­ри­ва­ет­ся ими не толь­ко как угне­та­тель, но и как ис­точ­ник то­ва­ров и услуг, ко­то­рые до­ста­ва­лись не все­гда за­кон­ным путём. Впро­чем, уме­ние вы­кру­тить си­сте­му об­ще­ствен­но­го бла­го­со­сто­я­ния в свою поль­зу во­об­ще ха­рак­тер­но для людей анар­хист­ко-ли­бер­та­ри­ан­ско­го скла­да – от аме­ри­кан­ских фер­ме­ров до уль­тра­ре­ли­ги­оз­ных иуде­ев. Ука­зы­ва­ли, что на ха­рак­тер ис­сле­до­ва­ний силь­но по­вли­я­ло то, что об­ла­стью спе­ци­а­ли­за­ции Скот­та яв­ля­ют­ся горцы Бирмы, уже пол­ве­ка ве­ду­щие с го­су­дар­ством пар­ти­зан­скую войну.

Кри­ти­ки за­ме­ча­ли, что неко­то­рые на­ро­ды Зомии со­зда­ва­ли в про­шлом свои го­су­дар­ствен­ные или фе­о­даль­ные струк­ту­ры. А уход в горы можно обос­но­вать не столь­ко тягой к воле и без­вла­стию, сколь­ко стрем­ле­ни­ем вы­рвать­ся из уз го­су­дар­ства ради ко­рыст­но­го ин­те­ре­са, стрем­ле­ни­ем по­лу­чить сво­бод­ные земли и по­пра­вить эко­но­ми­че­ское по­ло­же­ние. Ана­ло­гия про­во­ди­лась с по­се­лен­ца­ми аме­ри­кан­ско­го Ди­ко­го За­па­да, Южной Аф­ри­ки или в Си­би­ри. Вряд ли эти вещи про­ти­во­ре­чат друг другу. Кри­ти­ки Скот­та счи­та­ют, что и ха­рак­тер зем­ле­де­лия в боль­шей мере опре­де­ля­ет­ся вы­го­дой, чем бун­тар­ским духом и укло­не­ни­ем от на­ло­гов. Это объ­яс­ня­ет, что имен­но в Зомии обос­но­вал­ся опи­ум­ный тре­уголь­ник – район на гра­ни­це Китая, Бирмы и Та­и­лан­да, где вы­ра­щи­ва­ет­ся опиум под за­щи­той пре­крас­но во­ору­жен­ной 20.000-ой армии гор­цев.

Ан­тро­по­лог Май На Ли из Ми­нес­со­ты – сама по про­ис­хож­де­нию хмонг – и за­ни­ма­ет­ся ис­сле­до­ва­ни­ем сво­е­го на­ро­да. Она с вос­тор­гом при­ня­ла «Анар­хи­че­скую ис­то­рию», но, по мере чте­ния, пыл несколь­ко по­утих. Дей­стви­тель­ность куда слож­ней. Да, хмног от­ка­за­лись от пись­мен­но­сти, но их ле­ген­ды го­во­рят, что книги унес­ла река, когда они от­сту­па­ли под на­тис­ком хань­ских войск. Хмонг от­ли­ча­ет тяга к гра­мот­но­сти. Ле­ген­ды го­во­рят, что жен­щи­ны со­хра­ни­ли древ­ние знаки пись­ма в своих вы­шив­ках. В те­че­ние веков хмонг несколь­ко раз со­зда­ва­лись раз­лич­ные си­сте­мы пись­ма. Впро­чем, ни одна так и не утвер­ди­лась. Вик­тор Ли­бер­ман по­ка­зал, что у жи­те­лей на­го­рья ост­ро­ва Ка­ли­ман­тан име­ют­ся при­зна­ки, от­ли­ча­ю­щие людей Зомии, хотя там ни­ко­гда не было ни­зин­ных и при­бреж­ных го­су­дарств.

zomia6

Даи из Юж­но­го Китая

 

Всё это так. Скотт вы­пу­стил книгу в 2009 году, и со­би­ра­ет­ся от­ве­тить всем своим кри­ти­кам позже и всем вме­сте. «У меня свой угол зре­ния, и кто взгля­нет с него – уже ни­ко­гда не смо­жет ду­мать о ци­ви­ли­за­ции по ста­рин­ке», — го­во­рит ис­сле­до­ва­тель. Скотт не же­ла­ет также за­ни­мать­ся ХХ-XXI векa­ми. Здесь всё сме­ши­ва­ет­ся, го­су­дар­ства пе­ре­се­ля­ют гор­цев в до­ли­ны, а ещё боль­ше людей из долин при­хо­дит в горы и при­но­сит с собой свою ни­зин­ную ци­ви­ли­за­цию. Кри­ти­ки го­во­рят, что, за­няв­шись но­вей­шим вре­ме­нем, при­дёт­ся за­нять­ся и раз­ны­ми непри­ят­ны­ми ти­па­ми – ин­сур­ген­та­ми, тер­ро­ри­ста­ми, тор­гов­ца­ми нар­ко­ти­ка­ми и живым то­ва­ром, а также дру­ги­ми нега­тив­ны­ми яв­ле­ни­я­ми, про­цве­та­ю­щи­ми в се­го­дняш­ней Зомии.  «Можем ли пол­но­стью по­нять ки­тай­скую ци­ви­ли­за­цию, её пат­ри­ар­халь­ное кон­фу­ци­ан­ство без по­ни­ма­ния гор­цев-«вар­ва­ров» на её гра­ни­цах, неукро­ти­мо со­про­тив­ляв­ших­ся обо­льще­нию этой ци­ви­ли­за­ции? Также как и ан­ти-ав­то­ри­тар­ность хмонг или уа имеет смысл лишь в кон­тек­сте их борь­бы с вла­стя­ми низин. И так же труд­но по­нять со­вре­мен­ных ази­ат­ских «тиг­ров» без по­ни­ма­ния Зомии, пря­чу­щей­ся в их горах», — пишет Скотт.

Зомия – это не со­всем Шам­ба­ла или Беюл. Скотт не зовет людей в горы ис­кать ми­фи­че­скую стра­ну. Он лишь по­ка­зы­ва­ет нам, не зна­ю­щим иной жизни, кроме рамок го­су­дар­ства, что нет ни­че­го есте­ствен­но­го или про­грес­сив­но­го в го­су­дар­стве. Тем более, нет ни­ка­кой «бо­жьей воли» или ис­то­ри­че­ской необ­хо­ди­мо­сти в со­вре­мен­ной форме об­ще­ствен­ной ор­га­ни­за­ции, пре­ва­ли­ру­ю­щей в со­вре­мен­ном мире.

zomia7

На Кав­ка­зе есть свои Зомии. Одна из них – Хев­су­ре­ти

«Люди изу­ча­ют дру­гие зомии, — го­во­рит Скотт, — в Аф­ри­ке, среди «мор­ских цыган Юж­но-Ки­тай­ско­го моря, му­ра­нов Ямай­ки…» Зомия по­мо­га­ет по-но­во­му взгля­нуть на непо­кор­ный до конца Тибет и дру­гие ки­тай­ские про­вин­ции, на по­встан­че­ские дви­же­ния в Юго-Во­сточ­ной Азии. Да и в дру­гих ме­стах, в Со­ма­ли или Аф­га­ни­стане, в Чечне или Ап­па­ла­чах, может быть дело вовсе не в «фун­да­мен­та­лиз­ме», а в чем-то дру­гом, куда более проч­ном и глу­бо­ком в кол­лек­тив­ном со­зна­нии людей. Мне са­мо­му лишь кра­еш­ком глаза од­на­ж­ды уда­лось за­гля­нуть в «Зомию», когда мой друг при­гла­сил меня про­ве­сти ка­ни­ку­лы у него дома в горах Хев­су­ре­ти. Со­вет­ская власть, да и во­об­ще власть там функ­ци­о­ни­ро­ва­ла лишь фор­маль­но. Горцы со­хра­ня­ли свой уклад. У них не было ли­де­ров. Вер­ней, их ли­де­ра­ми были ме­ди­а­то­ры, при­знан­ные вла­стя­ми. В точ­но­сти, как у хмонг, о ко­то­рый пишет про­фес­сор Ли. Со­вет­ская власть на­силь­но вы­се­ля­ла хев­су­ров в до­ли­ны, од­на­ко в горах всё ещё жил дух «Зомии».

Впервые вышло в 21 октября 2011 в издании Sensus Novus

Михаэль Дорфман © 2011
Michael Dorfman © 2011

Blog at WordPress.com.

%d bloggers like this: