Michael Dorfman’s Essentials

Ходорковский

Михаэль Дорфман

МЕМУАР, НАВЕЯННЫЙ ХОДОРКОВСКИМ

olim-domino
Я помню замкнутого Ходорковского во время его визита в Израиль. Мне он казался замкнутым, заносчивым и очень российским, четко разделяющим людей на нужных ему и ненужных. Не подступись. Однажды я думал пересечься с ним на приеме в израильском посольстве в Москве, но он туда не ходил. Я думал его встретить позже, накануне его ареста, в Америке. Несмотря на мои солидные рекомендации, к нему было не подступиться. Куда там! Он беседовал с Киссинджером.

Мне нравились его статьи из тюрьмы, особенно “неосоциализм“. Я надеялся, что он осознал угрозу со стороны неолиберальной корпоративной плутократии, хотя бы для таких бизнесменом, как он сам.

Потом Путин его неожиданно выпустил, но к тому времени я уже потерял к нему интерес. Может быть зря… Посмотрим.
Я не интересовался перипетиями ни его процесса, ни личностью Ходорковского. Мне было интересно в его первом интервью в Германии не то, что там есть, а то чего там нету. Я так и не понял, чем же он собирается заниматься, какой у него план.

Мне вспомнилось про одного одесского крутого и делового авторитета Сёму, прибывшего в Израиль в конце 1970х. Там его многие помнили из русскоязычных иммигрантов. К Сёме началось хождение. Его целый год водили от стола к столу. Все перешептывались, мол когда Сёма начнет, то всем дело найдется…

Короче, в один прекрасный день Сёма вышел из своей амидаровской квартиры в Кириат-Шарете и присоединился к скамейке, где местные пикейные жилеты забивали козла. И все поняли, чем Сёма будет заниматься”.

Амидар – это государственная жилищная компания, предоставлявшая общественное жилье иммигрантам из СССР.
Кириат-Шарет это спальный район на юге Большого Тель-Авива, заселенный в 1970-80х русскоязычными новоприезжим. Там жило много людей пенсионного возраста.

2 октября 2014 г.

Михаэль Дорфман © 2014
Michael Dorfman © 2014

Create a free website or blog at WordPress.com.

%d bloggers like this: