Michael Dorfman’s Essentials

January 8, 2008

ХОДЯЧИЙ ОКСЮМАРОН СОНЯЧНИЙ ЗАЙЧИК

Filed under: заметки — Tags: , , — lamerkhav @ 9:43 pm

 Украинский язык звучит для по-особому. Может быть потому, что я на нем никогда не разговариваю, лишь иногда думаю. Может быть потому, что он возник и тысячу лет развивался бок о бок с языком моих предков идишем и в них есть много общего – в музыкальном строе, в задушевности, в лагідності.

Сонячний зайчик – это совсем не то, что по-русски солнечный зайчик. Я читаю ее ЖЖ, [info]soncezajchyk, Ходячий оксюморон.
За первый месяц в ЖЖ среди моих фрэндов появились два замечательных женских украинских журнала. Я пишу сегодня про моих украинских ladyfriends не потому, что других люблю меньше. Все мои фрэнды – индивидуальности, и каждый, как минимум заслуживает отдельного постинга. Журналы моих витруальных украинских леди-френдов вернули меня в почти забытый мной мир, в утонченный мир украинской нежности, в мир изысканной и аристократической украинской городской куртуазности. Впрочем, о женской нежности я узнал впервые по-украински. Если идиш – это нежный и задушевный бобэлошн –бабушкин и папин язык, то украинский – это по женский язык любви.
Украинский язык значительно больше «мамин язык», чем все другие, которые я знаю. Разве только мамэлошн, идиш. Я опасался, что «железная пята», перековка украинского литературного языка мало что оставила от его женской, маминой природы. Даже такой чувствительный поэт, как Василь Стус издевался на «южной чувствительностью».
До того, как я открыл ЖЖ моих украинских леди-фрэнд, я находил украинскую лагідність в злюбимом затрепанном томике переписки Леси Украинки и Ольги Кобылянской, двух великих дам украинской культуры, творческих женщин, уже осознающих свою креативную самодостаточность, отказавшихся от мимикрии под мужчину, как их старшие современницы Mарко Вовчок или Жорж Санд. И вот здесь, в переписке двух великих женщин выявляется совершенно необычная, глубочайшая нежность, чуждая и непривычная для современной холодной, крутой мужской культуры. Настолько необычной, что в попытке объяснить непостижимую нежность и инфантильность, заставила предполагать платонический роман, лейсбийскую любовь.
Украинская лагідність оказалась непостижимой и для гомофобской культуры мейнстрима, и для воинствующей гей-культуры, и даже для «женской культуры», предположившей здесь поиски защиты от патриархальности, а не необходимую стадию зрелой женственности.
Солнячний зайчик показывает мне, что все живет! Живет сегодня! Живет в «мужском» мире, где проявления чувственности извлечены из дискурса и табуированы. Украинский личный, как семейный дискурс, как и еврейский продолжают оставаться инфантильным – и это замечательно!
ЖЖ Сонячного зайчика, подобно переписке панны Леси и панны Ольги, вовсе не записи чемной кисейной барышни. За словом в своем ЖЖ в карман не полезет, да и некоторые выражения… кхм… однако даже мат здесь звучит интимно, не диссонансом, а гармонией. В этом тоже удивительная женская лагідна магия украинского дискурса.
И еще об украинском языке. Когда я был во Львове, то собрались мои одноклассники (в основном одноклассницы) в ресторане. Мы сидели и беседовали, естественно, по-украински. Мне сделали замечание, что мой язык, утрированно западенский; что, вероятно, я (слишком?!) много общаюсь в Америке с «нашей эмиграцией». Я подумал и… не согласился. Я-то, за десятилетия, по украински общался от силы два-три раза. И мой украинский язык – это львовский украинский венакуляр нашего детства.
После моего отъезда львовская речь приблизилась к киевско-днепровской литературной норме. Не только словарь, но и фонетика. Я же сохранил язык нашей юности, остался в той самой прославленной реке, в которую, вроде бы, нельзя окунуться дважды. Я встречал такой феномен у русских эмигрантов первой волны, доживавших свой век в Париже 1970-х годов.

Спасибо Сонячний зайчик. Спасибо моим другим украинским леди-фрэндам, что вы есть. Красно дякую.

The Real Tuesday Weld’s The London Book of The Dead 
сампли можно послушать  здесь

Advertisements

1 Comment »

  1. Сивий. Сивий смуток смерековий, сріблий.
    Похилились верболози, лози, біллю.
    Гей, то сіль везуть, най біг, вози із сіллю.
    За насіннячком з очей впаде насіння,
    Та на шлях торований, на чумацький…
    Ой, всвіти, місячику, людські хащі!
    Освіти здичавіле те насіння,
    Най-то милість божа вдасть йому терпіння
    Прорости господнім дитинчатком,
    Світла сяйного зелененьким хлоп’ятком.

    Comment by Anna — January 9, 2008 @ 7:11 am


RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: