Michael Dorfman’s Essentials

December 20, 2007

Официальный Израиль и раньше продавал Ирану старье, некондиционное вооружение и не то, что заказывали.

Во времена шаха, и во времена Ирангейта, и после, тоже. Недаром израильские советники и официальные представители, работавшие в Иране, вернулись оттуда очень богатыми людьми.  Коррупция прикончила шахский режим, но нашим, как с гуся вода.

Наша коррупция грозит прикончить наш режим. 

Как однажды продавали в Иране фуфло читайте дальше

Тут фрагмент из моей повести «Мозаики с израильским Ганди», повествующая как раз о таком эпизоде.

После отставки из армии Нимроди занялся торговлей оружием, что в Израиле допускается только по лицензии Министерства обороны. Нимроди рассказывает, как познакомил Ганди со своим партнером, саудовским миллионером Аднаном Кашуги. Зеэви встретился с Кашуги, помог ему оборудовать яхту. Ганди занимался строительством знаменитой фермы Кашуги в Кении, обошедшейся в 300 миллионов долларов. Из текста неясно, был ли это бизнес, поскольку Зеэви тогда еще состоял на государственной службе. После ухода с государственной службы Ганди, по свидетельству Нимроди, помогал в налаживании контактов с суданским президентом Нимейри и его главой правительства Идрисом, встречался с различными арабскими деятелями, помогал Нимроди наладить прямой канал связи между саудовским королевским домом и главой правительства Израиля Менахемом Бегином. Сам Ганди не любил говорить об этом периоде своей жизни. Кое-что описано в вышедшей в Израиле биографии Рехаваама Зеэви, написанной журналистом и писателем Михаэлем Шешером.

Один эпизод, связанный с Нимроди, встречается в нескольких источниках. Нимроди занимался поставкам курдам минометов израильского производства. По каким-то причинам израильтяне обязались поставить партию, которая еще не была произведена. Нимроди распорядился явочным порядком забрать оружие из партии, предназначенной для иранской армии: мол, персы подождут, потом положим на место. Ганди узнал о самоуправстве, страшно рассердился и наложил запрет на самовольные действия Нимроди. Пунктуальный штабист Ганди не терпел импровизаций, граничащих с халтурой.

Через 20 лет Яков Нимроди стал героем громкого скандала, известного под названием «Иран-контрас». Американские спецслужбы дали добро на продажу ракет хомейнистскому Ирану, ведшему многолетнюю кровопролитную войну с Ираком. Деньги от сделки шли на помощь антисандинистским повстанцам-«контрас» в Никарагуа. Нимроди и Эл Швиммер взялись раздобыть ракеты в Израиле и продать их Ирану под гарантию Кашоги. В деле был замешан советник Шимона Переса по делам терроризма Амирам Нир – тель-авивский юноша, снискавший известность своими военными репортажами на телевидении, а затем женитьбой на одной из самых богатых израильских невест, дочери Ноаха Мозеса, владельца крупнейшего медиаконцерна «Едиот Ахронот». Амирам Нир унес в могилу свои секреты, когда погиб 1 декабря 1980 года в таинственной авиакатастрофе в Мексике. Вдова Нира (ныне жена министра финансов Сильвана Шалома) Джуди пожертвовала деньги на оснащение студии на армейской радиостанции, названной именем Амирама Нира. Именно оттуда на весь Израиль прокручивали архивные аудиозаписи с криками «патологический лжец!», когда врачи еще боролись за жизнь Ганди.

Подробности «Иран-контрас» хорошо известны. Менее известно, что сделка сорвалась. Прибывшие в Иран ракеты оказались устаревшими и не соответствующими спецификации. Нимроди со Швимером ожидали в одном из самых фешенебельных отелей Европы известия о переводе нескольких миллионов долларов. Деньги не поступили. Нимроди позвонил в Тегеран, и его собеседник, крайне испуганный иранский военный чиновник, заявил, что ракеты прибыли не те…

Взбешенный Нимроди (а знаком с ним лично, знает, как страшен он в ярости) звонил в Тель-Авив. Там, в Министерстве обороны его сначала заверили железобетонной израильской фразой «все в порядке» – «а коль бэседер», а затем, после второй проверки, спокойно подтвердили, что ракеты действительно старые. Трудно гадать, что произошло. То ли обычное израильское головотяпство, то ли уверенность, что «Ишмаэль – тембель», то ли «подсидели» враги, которых у Нимроди всегда было достаточно. Наверное, тогда в отеле Нимроди крепко пожалел, что в тель-авивских коридорах Минобороны его не курировал старый друг и партнер. Ганди не допустил бы подобного скандала и помог бы… «Когда меня зовут друзья, я всегда прихожу» – известная фраза Ганди, едва не стоившая ему карьеры.

Мозаики с израильским Ганди (заглавная страница)

Advertisements

Leave a Comment »

No comments yet.

RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: