Michael Dorfman’s Essentials

ObamaCare1

Михаэль Дорфман

Реформа Обамы: Как добить конкуренцию?

Часть 1. Реформа, которая ничего не меняет

В отличие от бабелевского героя, говорившего редко и смачно, президент США говорит часто и с желанием попасть в газетные заголовки. «После столетия попыток, после года упорных переговоров… – президент Обама сделал паузу. После принятия Закона о реформе в медицинском обслуживании он выглядел явно довольным, – Это не радикальная реформа, но это значительная реформа».

Действительно, попытки прогрессивных сил ввести в США всеобщую систему общественного здравоохранения по стандартам всего цивилизованного мира начались еще при Теодоре Рузвельте (1901-1909) и раз за разом проваливались в президентство Ф.Д. Рузвельта (1933-1945), Гарри Трумена (1945-1953), Линдона Б. Джонсона (1963-1969), Джимми Картера (1977-1981) и Билла Клинтона (1993-2001).

Президент прав – реформа значительна. Впервые в американской истории удалось провести закон, который бы касался медицинского обслуживания всех американцев. Медицинского обслуживания, а не здравоохранения. Здравоохранения как такового в США почти нет концептуально. Профилактическая медицина в зачаточном состоянии, поскольку не приносит доходов, а часто и угрожает доходам медицинской индустрии.

Президент прав – его реформа не радикальна. Он и не собирался выполнять обещанных радикальных перемен. Реформа почти ничего не меняет для большинства американцев. Как платили слишком много за самую худшую систему медобеспечения в Западном мире, так и будут продолжать. Зато реформа выгодна огромной корпоративной индустрии медицинского обслуживания – страховым компаниям, фармацевтическим концернам, больничным конгломератам, профессиональным союзам врачей и других медработников, юристам и т.д. Они смогут продолжать жить по старому.

В начальный пакет предложений по реформе было заложено множество идей, способных улучшить медицинское обслуживание в США. После года обсуждений уцелели лишь те, которые заодно увеличивали (или в худшем случае не затрагивали) доходы медицинской индустрии. В процессе переговоров из законопроекта были исключены все возможности конкуренции, как со стороны общественной системы медицинского обслуживания, так и со стороны более эффективных частных предпринимателей, которые рискнули бы выйти на рынок с лучшим продуктом по лучшей цене. В реформе Обамы нет ничего, что позволит конкуренцию в будущем. Не удивительно, что страховая индустрия в разное время пожертвовала демократам очень много денег.

Во время выборов Обама обещал привлечь к столу переговоров всех, кого это касается. Действительно, за год тайных переговоров каждая отрасль выговорила себе хорошие сделки. Представителей клиентов медицинской индустрии на переговоры не позвали, поэтому в лучшем случае у них ничего не изменится к лучшему.

За год популярность реформы упала. Если вначале президентства Обамы за реформу высказывалось свыше 60% американцев, то через год, сразу после ее принятия, лишь 45% поддерживали реформу, 41% был против, а остальные не имеют мнения. До самой последней минуты было неясно, пройдет ли закон. Хотя Демократическая партия обладает большинством (59% в Конгрессе) и контролирует Белый Дом, закон был принят лишь незначительным большинством 220:215.

Президента и его политтехнологов такой результат не смущает. Как сказал мне лоббист крупной компании, «когда речь идет о голосовании в комиссиях, можно нас*ать на голову всем остальным конгрессменам. Когда голосуют в Сенате, то можно с*ать на остальных конгрессменов. Когда голосует Палата представителей, то надо обхаживать всех конгрессменов, но нас*ать на головы остальных американцев». После победы в Конгрессе, президент взялся энергично продавать реформу публике. Теперь уже в качестве победителя. По традиции победитель в Америке забирает все. Большой бизнес перешел на сторону Обамы. Республиканцам не оставили выбора. Но об этом ниже.

Реформа, которая ничего не должна изменить

Теоретически, энергия творческой конкуренции должна бы разрушать старое и поощрять рост нового и лучшего. Идея о том, что на свободном рынке частная инициатива на конкурентной основе создает наилучшие продукты и работает на потребителя – заманчивая, но ложная. На деле, никто не ненавидит конкуренцию больше, чем менеджеры крупных корпораций. Конкуренция не повышает доходов держателей акций, не улучшает их годовой баланс. В американской модели свободнорыночного корпоративного капитализма менеджер знает, что обязан препятствовать конкуренции с помощью государственного регулирования.

Государственное регулирование в США с одой стороны выполняет волю Большого Бизнеса. С другой стороны создает иллюзию, якобы государство регулирует аппетиты Большого Бизнеса и тем самым выпускает пар общественного недовольства. (См. Лобби, которое играет Америкой) Либертарианские теории, якобы только рыночная система способна создать хорошую и доступную модель, разбивались об один простой аргумент: «А почему до сих пор этого не случилось?».

Дебаты в Вашингтоне были не о том, почему США имеют наихудшую среди развитых стран систему здравоохранения (37-ю по рейтингу Всемирной организации Здравоохранения). И не о том, почему американцы платят за такую плохую систему в два раза больше, чем в среднем в Западном мире. И не о том, какие фундаментальные изменения нужны, чтобы система служила нам лучше. Демократы перевели стрелки обсуждения в совершенно другую плоскость. Обама не раз повторял американцам: «ничего в нашей реформе не заставит вас изменить то, что вы имеете». Такое заявление успокаивало в основном не застрахованных в различных коллективных страховых фирмах, а саму страховую индустрию, получающую большую часть от двух триллионов (2.000.000.000) долларов, которые в США ежегодно тратятся на медицинское обслуживание.

Большинство медицинских страховок в Америке – это коллективные страховые планы, привязанные к месту работы. Условия полиса в них зависят не так от нужд застрахованного, как от интересов компании. Работал я раньше в одной небольшой компании, где страховой план был так себе, зато замечательная программа страхования зубов. У владельцев были маленькие дети, которым это было надо. В другом месте я имел замечательный, хоть и очень дорогой страховой полис. Хозяева там были пожилые, да еще имели инвалида-сына. Им было нужно серьезное покрытие, и коллективная страховка позволяла им платить меньше, чем индивидуальная. Зато президент компании платила по медицинским счетам сама, а потому знала про своих сотрудникoв все – к какому врачу они обращались, сколько раз и т.д. В больших корпорациях ситуация несколько иная, однако и там страховой план зависит от интересов компании, а не людей. На рынке индивидуальных страховок ситуация еще хуже, поскольку малые и небогатые бизнесы не имеют покупательной силы и не могут обеспечить страховкой не только сотрудников, но и самих хозяев. Если же американец теряет работу, то, как правило, теряет страховку, так как не может позволить себе продолжать платить страховые взносы. Кроме того, цена за страхование неуклонно растет. За последнее десятилетие цены выросли примерно на 100%, значительно перегнав инфляцию и рост индекса цен. В прошлом году моя страховая премия выросла на 18%, а дополнительные выплаты, такие как плата за визит к врачу и доплата за медикаменты – на 25%. Уже после принятия Реформы Обамы, крупнейшая корпорация в сфере телекоммуникации AT&T заявила, что страхование сотрудников обойдется ей на миллиард долларов больше, чем в прошлом году.

Свободный рынок, как научный коммунизм

«Умеренность» имеет в американском политическом лексиконе особое значение. Оно отлично от обычного понимания «умеренности», как сбалансированного подхода между право-консервативными идеалами «свободного рынка» и лево-либеральной идеологией «правительственного вмешательства». Американская политическая умеренность выражается не в уровне поддержки роли рынка или государства в жизни страны, а в нахождении баланса между противодействующими интересами бизнес-групп. Свободный рынок, как научный коммунизм, это идеология, которая никогда не была реализована на практике. Демократы и республиканцы, правые и левые, консерваторы и либералы, получив власть, в равной степени все больше увеличивают правительственное вмешательство в жизнь. «Умеренностью» в американской политике считается не создание баланса между рынком и государством, а в балансирование между интересами различных жертвователей предвыборной кампании. Интересы страховой индустрии умеряются интересами производителей лекарств. Те в свою очередь умеряются интересами адвокатов, постоянно ищущих людей, пострадавших от медикаментов. Интересы врачебного сословия умеряются интересами больничной индустрии, профсоюзов и т.д. Таким образом, конкуренция переходит с рынка в сферу законодательства.

Наглядно это видно на примере борьбы с курением. Пока табачная индустрия была сильней и богаче индустрии медицинского страхования, табак продавался и рекламировался повсюду. Врачи с рекламных плакатов предлагали «Закури и расслабься». Законодатели же крепко стояли на страже табачной индустрии, как «выразителя американских ценностей», «обеспечивающего работой миллионы американских семей». Когда же страховая индустрия выросла, окрепла и подсчитала, что невыгодно платить за лечение действительных и мнимых последствий курения, то законодатели ополчились на табачную индустрию и начали запрещать курение в пабах, в общественных зданиях и даже на улице. Но такое бывает редко, так как чаще конкуренция интересов умеряется, чтобы всем дать заработать. Посредственные продукты и услуги монополий получают санкцию государства, даже если их не обязывают служить общей пользе. В итоге цены в Америке высокие, качество товаров и услуг падает, инновационный процесс глохнет, социальная пропасть растет, а американцы продолжают верить, что они самые богатые, сильные и здоровые в мире. Повсюду – в медицине, в сферах телефонной связи, снабжения электроэнергией или кабельного телевидения – большинство потребителей имеет электричество, телефоны, телевизоры, но редко кто доволен своим провайдером.

Самые «умеренные» в США – это демократы. Начало процесса можно проследить еще со времен рейгановской «консервативной революции» 1980-х годов, когда республиканцы окончательно стали партией Большого Бизнеса и демократы были вынуждены конкурировать за его благосклонность. Однако «процесс пошел» только во время «третьего пути» Билла Клинтона. Существует даже крылатая фраза, что «Рейган сам не был рейганистом, а вот Билл Клинтон стал рейганистом». Клинтон начал развал Демократической партии Ф.Д. Рузвельта, основанной на коалиции меньшинств, профсоюзов, среднего и рабочего классов и либеральной интеллигенции. Апогея, система достигла при «умеренном» Бараке Обаме, когда «удалось окончательно сломить лево-либеральную часть Демократической партии и превратиться в партию Большого Бизнеса».

«Слева есть у нас те, кто верит, что систему можно исправить лишь введением общественного здравоохранения, вроде канадского, – заявил Обама в одной из речей в сентябре 2008 года. – Справа есть у нас те, кто считает, что надо бы покончить с системой страхования, привязанной к месту работы, и дать людям возможность самим покупать себе страховки». По своему обыкновению, будущий президент предложил «умеренный» вариант: «Оба подхода имеют рациональное зерно, но это будет означать радикальное изменение нашей системы, что может подорвать медицинское обслуживание большинства людей, которые его имеют. Поскольку медицинская индустрия составляет 1/6 нашей экономики, то я верю, что куда больше смысла строить на том, что работает и исправить то, что не работает, а не строить новую систему из ничего».

:Часть 2 Как Обама со страховщиками мирился

Часть 3. Победитель забирает всё

Leave a Comment »

No comments yet.

RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: