Michael Dorfman’s Essentials

ТЕГЕРАН 1979

Михаэль Дорфман

ТЕГЕРАН 1979: ДЕЛО ШВАХ

Iran Revolution 1978

Тегеран 1979

В самом конце шахского режима мне пришлось поработать в одной израильской строительной организации в Тегеране. Эмигрировавший раньше меня мой львовский товарищ взял меня к себе. На улицах уже во всю шла революция, но мы в своем закрытом мирке думали, что все обойдется и рано или поздно шах “наведет порядок”.

Сам шах Реза Пехлеви находился в каком-то ступоре.  Его генералы решили взбодрить шаха. Через посла Ури Любрани и начальника израильской разведки Меира Амита, служившегося там по какой-то служебной надобности, они пригласили в Иран Моше Даяна. Уж Даян тут все посмотрит, и скажет, что надо делать.

w3

Шах Мухаммед Реза Пехлеви (слева) с израильскими специалистами в Иране. Конец 1960х

От Даяна, впрочем, можно было всего ожидать. В 1966 г. бывший начальник генштаба израильской армии с тремя журналистскими удостоверениями в кармане направился во Вьетнам, где американцы вели войну против прокоммунистических националистов Вьетконга. Даян повстречался с командующими, штабными и полевыми офицерами, даже в разведку сходил, а потом заявил, что там все потеряно и шансов победить у американцев нет.

В Тегеран Даян прилетел безо всякой помпы. В последний день его визита всех приглсили на большой общий обед с ним. Израильтяне тогда еще старались изображать из себя большой кибуц. В большом тенте собралось огромное количество народу. Израильское посольство было вторым по величине после американского, да еще сотрудники всяческих полугосударственных и частных компаний работали по всей Персии. Израильтяне там были вхожи повсюду, кроме религиозного истеблишмента.

Хорошее в израильских официальных обедах было то, что там кормили, не ожидая окончания приветственных речей, так, что никто их не слушал. Нравы были простые. Народ без церемоний подходил к Даяну поздороваться. Он знал многих. А может и не знал, но в подготовку израильских офицеров тогда входило зубрить имена своих подчиненных, их чад и домочадцев, чтобы поддержать видимость большой семьи.

Даян говорил с ними со всеми, – рассказывал много позже Ури Любрани – И у всех он спрашивал, что делают их дети? Оказалось, что у всех дети за границей – на учебе, на стажировках, а то и просто эмигрировали, а потому дело режима – швах.

Позже выяснилось, что шах был болен раком, но скрывал этот от всех. Он менял правительства, назначал каких-то деятелей. Ури Любрани описал свою встречу с ним в 1978 г. “Это не тот человек, которого мы когда-то знали, отчужденный, иногда сбившися с пути. Нет сомнения, что этот человек переживает кошмар. Он преисполнен страхом и не уверен в будущем. И главное, что он смирился с своей судьбой”.

В самый разгар вражды между Израилем и Ираном я зашел к Ури Любрани. Я служил в Ливане при его штабе. Его должность была координатор по Южному Ливану, но по сути он был военным губернатором. Лучший специалист по Ирану и шиитам, которого когда-либо имел Израиль, сидел в кабинете в покинутом старом здании Минобороны в тельавивской Кирие.  Министр Амир Перес со своим персоналом уже переехали в новую резиденцию, оставив старика- советника, с которым вряд ли советовались. Любрани говорил тогда, что его начальники не понимают, что у Израиля в Иране есть один мощный союзник – иранский народ, и этот народ не надо настраивать против себя. Ури не был голубем и призывал свергнуть режим мулл, но не одобрял иранофобской политической риторики.

Я улетал из Тегерана. Как потом оказалось,это был последний рейсом израильской авиакомпании Эл Ал.  Я навсегда сохранил любовь к этой стране. При других обстоятельствах, я бы жил там подольше, выучил бы язык, сделал иранистику своей специальностью. Я никогда больше не видел народа, столь похожего на израильтян, с их Богом, их поэзией, которую они любят сразу после Бога, с их сложным миром, где подспуных контекстов куда большепрмого текста, с их догой памятью и комплексным сплавом национальной и религиозной идентичности, так напоминающей израильских евреев.

w4

Ури Любрани 2016

Еще об Иране в моем очереке 2006 г. Мои друзья в Тегеране

Михаэль Дорфман © 2018
Michael Dorfman © 2018

%d bloggers like this: