Michael Dorfman’s Essentials

Антон Носик

Михаэль Дорфман

ОБ АНТОНЕ НОСИКЕ

nosik

Антон Носик. Фото о. Якова Кротова за день до кончины

Я не знал его хорошо.  Встречал в Израиле на разных тусовках, один раз в Москве. Пару раз мы побеседовали лично по разным делам. Несколько раз в онлайн чего-то обсуждали. Антону понравилось, что я как и он, бросил медицинскую карьеру потому, что не хотел быть врачом. Наверное, это единственное, что могло ему во мне понравится с первого взляда.

Мы были очень разные, принадлежали к разным мирам. Я тогда покровительственно смотрел на Антона, как и на всю приехавшую молодежь с высот моего израильского комплекса превосходства старожила-ватика. У себя трудно вовремя заметить, что комплекс превосходства прочно стоит на комплексе неполноценности. Носик смотрел на меня и на нас в Израиле с высот своего московского превосходства.

Да и поколения были разными. У меня хорошо получается дружить либо со старшими поколениями – 1940х годов рождения и старше, либо с младшим – 1970х и младше. С поколением ровесников 1950-60х гг. складывалось куда сложней. Хотя мои друзья из этого поколения в самом близком и заветном моем круге. У меня с Носиком несколько общих друзей, и они говорят, что для своих он был очень добрым.

Носик сказал и написал очень много разного-всякого. Что он думал на самом деле, трудно сказать. Ясно лишь, что было великое желаниe провоцировать и вызвать реакцию, быть на слуху. В начале 1990х он работал в «Вестях» экономическим обозревателем. Читатели тогдашних «Вестей» приехавшие, как в 1990-91 гг вспоминают Носика, как блестящего журналиста.   Не беда, что он не имел экономической подготовки, да и Израиля не знал и не понимал. Экономика – наука в том смысле, в каком в СССР были общественно-политические науки. Говорящие головы, обозреватели-экономисты, как правило, не способны предсказать основные экономические события и дают плохие советы, исходя из свого (не всегда) здравого смысла. Зато, какая фраза! Какой блеск и остроумие!

Если кто-то из новоприбывших иммигрантов послушался его совета не покупать тогда квартиры, то крупно проиграл. Однако Носик и здесь был провокатором, понимавшим, что все это – игра. Вскоре выяснилось, что одновременно под другим именем он писал экономические обзоры в конкурирующем издании «Спутник», где давал противоположные оценки и советы, и спорил с собой из «Вестей».

Когда мне попадались его провокационные призывы, типа «бомбить гражданское население Сирии» или его предсмертный «денацифицировать Украину», я понимал, что эти московско-еврейские “крики души” писались для рейтинга, как и многое в нашей клик-реальности. И спорить с ними, критиковать – куда важней для сохранения памяти об этом неординарном человеке, чем элегии, которые сейчас, словно по шаблону пишут в его круге.

Когда я увидел “Денацифицировать Украину” то решил опубликовать полный текст своей статьи “Денацифицировать антисионизм” который вышел в 2015 г. в сокращенном виде в “Релеванте”. Скоро выйдет в “Sensus Novus”

Advertisements

%d bloggers like this: