Michael Dorfman’s Essentials

НАПИШИТЕ СВОИХ «ЕВРЕЕВ, КОТОРЫХ НЕ БЫЛО»

Михаэль ДОРФМАН 

НАПИШИТЕ СВОИХ «ЕВРЕЕВ, КОТОРЫХ НЕ БЫЛО»

Андрей Буровский. Евреи, которых не было Курс неизвестной истории АСТ-«Издательские проекты» Москва-Красноярск 2004 т.1 т.2

Чем отличается еврей от антисемита? Антисемит считает всех евреев грязными, злыми и лживыми. Однако у него всегда есть еврейские соседи или сослуживцы, которые, в порядке исключения, аккуратные, добрые и порядочные люди.
Еврей же считает свой народ добрым, порядочным и честным, зато его еврейские соседи и сослуживцы оказываются, как на подбор, грязными, злыми и лживыми.
                      Из еврейского юмора

Книга  «Евреи, которых не было» (1) может вызвать самые разные чувства – симпатию, интерес, отрицание, даже гнев. Единственно, что можно гарантировать, что она не вызовет желания отложить чтение и сказать – «Скучно!» Потому, что 2 тома «Евреи, которых не было» профессора-историка и археолога Андрея Буровского написаны живо и читаются на одном дыхании. Сложней с впечатлением от книги. Здесь мнения могут быть не только самые разные, но и диаметрально противоположные.

Я познакомился с книгой еще в рукописи благодаря нашему общему другу, перспективному историку Дмитрию Верхотурову. Буровский попросил меня высказать свое мнение. Я нашел в книге фактические неточности и ошибки, что неизбежно в любой рукописи. Я написал Буровскому, что его тезисы о Холокосте не соответствуют «принятым в научном обороте», т.е. известным мне. Я самонадеянно рекомендовал целый список литературы, начиная с классического труда «Война против евреев» Люси Давидович. Про себя я тогда подумал, а зачем нужны многочисленные «центры» и «музеи», якобы занимающиеся изучением и распространением информации о Холокосте, расплодившиеся за последнее время на просторах бывшего СССР и бомбардирующие мою электронную почту, если даже профессиональный русский историк о них слыхом не слыхал?

Помню, Буровский иронизировал насчет еврейских корней фамилии известного математика Шафаревича, высказывавшего враждебные к евреям взгляды. Я указал, что фамилия не имеет отношения к еврейским фамилиям Шапиро или Сапир и происходит от польско-украинского слова шафарь или шафарек – что-то вроде кладовщика, ключаря или кастеляна в польских поместьях XVI-XVIII, вероятно от слова шафа – шкаф, и что фамилия на «–евич» указывает на еврейское происхождение лишь в исключительных случаях. У евреев чаще фамилии на «–ович».

В ответ на мои сердитые письма Буровский просто объяснил, что знакомый раввин сказал, якобы фамилия Шафаревича происходит названия ритуального рога шофар, используемого в синагогальной службе. Такое объяснение – чистая спекуляция, противоречащее данным лингвистики (о никогда не переходит в е). Не может быть, чтоб маститый ученый, удостоенный званиями и титулами доктор исторических наук, автор концепций и многочисленных научных трудов принял на веру утверждение раввина (современные раввины в России не блещут научной подготовкой) и не проверил в этимологическом словаре! По мере чтения я понял, что Буровский вовсе не стремился написать строго исторический труд. 

«Евреи, которых не было» – захватывающая деконструкция мифов – еврейских, мифов «о евреях», мифов «около-еврейских» и даже «анти-еврейских». И здесь, как в любой деконструкции одинаковую важность приобретают не только научные данные, но устная история, лже-научные спекуляции, откровенные сказки, слухи и даже досужие байки. Книга эта  выражает современную мифологию, связанную с еврейством, а точней с советским русскоязычным еврейством. Единственно, что по гениальному определению Владимира Проппа, «сказка – миф, в который больше не верят» – мифология эта определяет общественное сознание, политику государств и правительств, мобилизует огромные бюджеты и широкую общественную деятельность. Не беда, что в поле зрения автора не попали многочисленные труды «холокостоведов» часто имеющие к науке такое же отношение, как и многочисленные музеи Ленина в бывшем СССР. Это значит, что в обиходе пост-советской интеллигентной среды. В деконструктивистком исследовании мифов недостаток информации даже является важным индикатором. Хотя жаль, что Буровскому не «попали на зуб» работы экстремистских еврейских историков-ревизионистов, вроде Даниэла-Джона Гольдхагена или Дэйвида Хеймана.

В свое время я участвовал в семинарах отца-первооткрывателя деконструкции Жака Деррида, одного из важнейших и влиятельнейших философов ХХ века, коренным образом изменившего отношение современного мира к самому себе. Деррида многократно и по-разному определял деконструкцию, сопровождая определения многочисленными оговорками. Труды Деррида считаются трудными для понимания, хотя сам философ был замечательным педагогом, великим мастером, умевшим передать ученикам саму душу деконструкции. Однако сам Деррида неизменно подчеркивал, что деконструкция является анализом, а не разрушением объекта. По сути Деррида не изобрел, а открыл этот метод. Не знаю, думал ли Буровский о Деррида, когда писал «Евреев, которых не было», однако несомненно, что его труд пронизан идеями деконструкции и отвечает самым современным стандартам философского анализа.

***

Маститый израильский критик Михаил Хейфец, положительно оценивший книгу Буровского, не зря называет ее пост-модернистким произведением и советует прочесть не раздражаясь явным «ревизионизмом» интерпретаций исторических данных и введением в оборот источников далеко не научных. В отличие от большинства труднопонятных текстов по деконструкции, особенно русских переводов Деррида, труд Буровского  читается легко. В книге много интересных и малоизвестных данных. Чего стоит один лишь очерк об истории славянских евреев на заре Русской государственности или замечательная история о путешествии сирийских евреев в Китай, да и много другого. И все же самое интересное в книге – темы, почему-то объявленные аксиоматическими, не подлежащими обсуждению, а то и вовсе являющиеся уделом антисемитской публицистики: Существовал ли Всемирный жидомасонский заговор? Почему в революционном движении России участвовало так много евреев? Существовал ли в Советском Союзе государственный антисемитизм? Верно ли, что в Холокосте погибло шесть миллионов евреев? Разумеется, вопросы для тех, кто готов услышать, кто готов к диалогу, готов дать вразумительный ответ. Хейфец видит в книге Буровского, как и «200 лет вместе» Солженицына приглашение к разговору, к преодолению взаимных русско-еврейских национальных комплексов, подозрительности, обидчивости. В книге действительно много доброй воли разобраться с мифами, желания понять. Ранее Буровский (совместно с Александром Бушковым) написал книги «Россия, которой не было. Русская Атлантида» и «Крах империи», где так же подверг деконструкции мифы своей родной русской истории. От себя скажу, что книги Буровского куда интересней и лучше написаны, чем тексты, последнего классика соцреализма Александра Солженицына. Солженицынские тексты, кроме всего прочего, жестко подчинены императиву показать действительность не такой, как она есть, а такой, как должна бы быть. У Буровского все значительно живей.
«Евреи, которых не было» – не является историческим сочинением. Однако, оно может послужить пособием для интересующихся еврейской историей лучше, чем беллетристика Леона Юриса или Фейхтвангера, до сих пор для многих в России являющихся источником знаний. Жаль, что некоторые рецензенты, особенно пишущие от имени «еврейства», усмотрели здесь лишь «ревизию еврейской истории». Имеющиеся книги скорей обслуживают сионистские, израильские, религиозные или национальные мифы, чем дают представление о современном состоянии еврейской истории евреев – как книги раввинов Хаима Донина, Иосифа Телушкина, Изаксона, Ойербаха и.т.п., как и выпущенные Еврейским Агентством книги Рота или раввина М. Даймонда. Имеющиеся в обороте исторические труды Г. Греца,  С. Дубнова и даже Ш. Эттингера  тоже устарели и не отвечают ни уровню современной науки, ни даже современным еврейским мифам. Не удивительно, что многое из этой продукции Буровский использует для деконструкции мифологии еврейских сочинений. Книги эти зачастую откровенно враждебны к славянским народам. Еврейская история в них описана как непрекращающийся погром и гонения, хотя за полторы тысячи лет еврейской жизни на восточнославянских землях спокойных периодов добрососедства было значительно больше, чем гонений и преследований. Евреи сформировались здесь как народ, создали богатейшую и самобытную культуру. Труды авторов, придерживающихся более уравновешенных взглядов, как безвременно ушедших киевский профессор-историк Мартин Феллер, занимавшийся аспектами совместной жизни и истории евреев и украинцев или вильнюсский лингвист профессор Довид Кац (2), описавший в своей замечательной книге  восточнославянские земли, как «многокультурный рай, обеспечивший безопасность и расцвет еврейской культуры», почти не знакомы русскому читателю.

Жаль, если увлекательный деконструктивисткий анализ мифов у Буровского воспринимается слишком усердными анти-антисемитами, как антисемитизм.

Впрочем, был грех и у меня. После первого прочтения я тоже многозначительно предупредил автора, что его текст может быть расценен как антисемитский. Я отослал Буровского к списку признаков антисемитизма, на сайте Антидиффамационной Лиги – мирового лидера многочисленных организаций, занимающейся анти-антисемитской борьбой. После более глубокого знакомства с обоими томами, я живо представляю себе широкую улыбку Буровского при упоминании одного из самых известных еврейских мифов XXI века, известного как «новый антисемитизм».

***

Принципы старого, или классического антисемитизма были сформулированы немецким журналистом Вильгельмом Марром в 1879 году. Вервые политическая идеология базировалась на ненависти к евреям, как к враждебной расе. По Марру евреи – злонамеренный коллектив, живущие за счет народов и создающий государство внутри государства везде, где они поселяются, плетущие заговоры с целью получения наживы. Обладающие жуткими способностями, евреи добиваются своих целей, несмотря на свою малочисленность.  Антисемитизмом принято называть враждебность к евреям, на основе расового, национального или религиозного признака. Государственный антисемитизм, как и любой расизм, означает не просто вражду, а спонсированную государство или господствующей религией дискриминацию. Разумеется, антисемитизм – не единственная форма враждебности к евреям, выработанная за многовековую историю. Веками практиковался церковный антииудаизм, основанный на отрицании иудейской религии. Бывший анархист и социалист Марр был атеистом и антисемитизм традиционно был светски, квази-научным учением. В отличие от антисемитизма, религиозный антииудаизм не отрицал человеческих достоинств иудеев. Там лишь проповедовали их греховность и необходимость «спасения» путем обращение в христианство, и изредка, в ислам. Все это вызвало многочисленные гонения и страдания еврейского народа, приведшие в конце концов к Холокосту и осознанию человечеством недопустимости проповеди антисемитизма и других форм национальной, расовой или религиозной исключительности и нетерпимости.

В отличие от традиционной вражды к евреям, сформулированной их реальными ненавистниками и врагами, «новый антисемитизм» является чисто еврейским изобретением, сформулирован в самих еврейских кругах. Наряду с увековечиванием памяти Холокоста и поддержкой политики израильского правительства, является одним из основных приоритетов в деятельности организованного еврейства в мире и в России. Характерными трудами новой мифологии являются книги директора АДЛ Эйбрама Фоксмана «Никогда больше?», гарвардского профессора права Алана Дершовица «За Израиль». Лучше всего тезисы мифа сформулированы в сборнике «Новый антисемитизм?» под редакцией Пола Айгански и Барри Космина и в книге известной феминистки Филлис Чеслер «Новый антисемитизм» (3). В  русско-еврейских кругах наиболее видным популяризатором тезисов «нового антисемитизма» выступил бывший правозащитник и израильский политик Натан Щаранский. По мнению вышеперечисленных авторов, в отличие от старого антисемитизма, не стеснявшегося провозглашать свою враждебность к евреям и свои цели, «новый антисемитизм» скрывает свои цели и истинное лицо.  Многочисленные еврейские авторы, пишущие от имени анти-антисемитизма, видят своей целью срывать маски и «разоблачать истинную суть» «нового антисемитизма».

Например, из глубин интернета выскочила статья Семена Глезера (4), гневно обличающая Буровского в том, что за 72 года советской музыки тот «заметил» лишь двух евреев, внесший вклад в советскую музыку – Исаака Дунаевского и Леонида Утесова. Глезер не считает себя знатоком музыки. Зато, он видит себя большим знатоком «антисемитов», о чем свидетельствует презрительное «филосемит Буровский» в кавычках, и пренебрежительный тон. Глезер не согласен с Буровским.  Дело субъективное. Может быть, их и было всего два, евреев, внесших огромный вклад в советскую музыку. Может быть 22 или 222, а может и двадцать две тысячи. Глезер не замечает деконструкции мифа и думает, что опровергает Буровского длинным списком евреев-музыкантов, взятый из явно антисемитского русского издания «Евреи в музыке» композитора Рихарда Вагнера, куда приложен список евреев, «контролирующих русскую национальную музыку».

Реплика Глезера стоит внимания лишь, как хороший пример методов критики «нового антисемитизма» – брать противоречивые данные из разных источников, которые (обоснованно или нет) объявляются антисемитскими, а себя воображать в роли Мао-Дзе-дуна, наблюдающего за схваткой двух тигров. Другой «аргумент» – раз трудом интересуются подлинные или мнимые антисемиты, значит и текст антисемитский. Когда-то говорили «льешь воду на мельницу врагов».

За кадром опровергателей остается важный вопрос – что собственно еврейского внесли указанные в списке евреи в русскую музыкальную культуру, кроме унаследованной от родителей фамилии? В моду вошла публикация списков «положительных» евреев, вроде евреев-героев войны, как откровенно антисемитских публикаций «отрицательных» евреев, вроде списков евреев-сталинских палачей. Интересно, что подобные списки взаимозаменяемые, и авторы, вроде Глезера спокойно берут из откровенно антисемитских публикаций, как и авторы-антисемиты из патриотически-еврейских. Иногда публикация подобных списков чревата. В мае 2005 года украинские организации в Канаде, всегда бывшие объектом критики еврейских организаций за сомнительное прошлое их активистов во время Второй мировой войны, сами перешли в атаку. Если раньше еврейские организации требовали высылки из Канады украинцев за преступления в годы нацистской оккупации, то теперь украинские организации потребовали депортации нескольких евреев – ветеранов СМЕРШ за преступления Советской армии против мирного населения в Украине и Польше. Основанием послужили списки и во поминания ветеранов, публиковавшиеся в русскоязычной прессе.

***

Канон мифа «нового антисемитизма» пока не утвердился, поэтому каждый автор старается внести свою лепту и подвести под определение «нового антисемитизма» огромное число разнородных явлений – критику политики израильского правительства, полемику против религиозного обскурантизма и мракобесия. Антисемитизмом объявляют даже критику грязных адвокатских трюков в делах по получению компенсации за Холокост, как всю критику уродливых издержек так называемой «индустрии Холокоста», да и почти все, связанное с еврейством и отличающееся от некой «генеральной линии». Зачастую «новым антисемитизмом» объявляют даже критику деятельности тех или иных еврейских организаций и отдельных деятелей. Под определение «нового антисемитизма» подводят и критику, исходящую от евреев, которых для этого именуют самоненавистниками. Известный в психологии комплекс «самоненавистничества» произвольно расширили и приспособили для нужд полемики и пропаганды. На просторах бывшего СССР подобная «борьба с антисемитизмом» принимает порой особо уродливые формы, противоречащие вековой еврейской традиции защиты свободы слова. В ход идут доносов, клевета спонсорам, давление на академические институции. Не гнушаются жалоб в прокуратуру, использования связей и даже взяток в горисполкомах и правительстве с тем, чтоб устранить неугодные публикации.

По мнению многих «профессиональных евреев» – антисемитизм способствует сплочению еврейских общин и помогает в работе. Возможно это так, но в очень ограниченных рамках, поскольку культивация вины и ненависти не только не останавливает, но и отталкивает массы евреев от «организованного еврейства». Вреда в «новом антисемитизме» тоже значительно больше, чем пользы. В конечном итоге «новый антисемитизм» способствует размыванию границ явления и уничтожает само понятия антисемитизма. Ведь, если определение антисемитизма является достоянием узкой группы интересантов, пытающихся монополизировать его, то такой «антисемитизм» перестает быть предметом консезуса. Если антисемитизмом может быть все, что угодно, то всякая борьба с этим страшным явлением становиться бессмысленной.

Размывание границ понятия антисемитизма приводит к тому, что сами «борцы» теряют моральный авторитет и полагаются лишь на силу. Борьба «профессиональных евреев» с «новым антисемитизмом» зачастую противоречит свободе слова и другим ценностям западной демократии. Даже АДЛ уже давно ни для кого не является непререкаемым авторитетом в вопросах антисемитизма. Обрушиваясь попеременно то на режиссера Мела Гибсона, решившего выразить свое видение Евангелий, то на еврейский сатирический журнал Heeb, объявленный антисемитской карикатурой (с каких пор еврея запрещено делать карикатуры?), то на руководителя кафедры германской истории Иерусалимского университета Моше Циммермана, АДЛ подрывает доверие к себе. Даже  израильское правительство, интересы которого АДЛ, неустанно лоббирует, неплевательски относится к их рекомендациям и определениям. Израильтяне удостоили государственных почестей много лет числящихся в черных списках антисемитов АДЛ: лидера итальянских неофашистов Джанфранко Фини, радикального евангелисткого проповедника Пата Робинсона или бывшего ультра-консервативного кандидата в президенты США Пата Бьюкенена и многих других «друзей Израиля» не скрывающих своих антисемитских взглядов. Зачастую нападки АДЛ лишь способствовали рекламе. Дэйвид Нойман – издатель Heeb приветствовал критику со стороны АДЛ. «Пускай дядя Эйб (Фоксман), – заявил он, – говорит такое почаще». Ведь после выступления АДЛ они получили солидные гранты от режиссера Стивена Спилберга и президента Всемирного Еврейского Конгресса Эдгара Бронфмана. В товарищах согласья нет у борцов с «новым антисемитизмом» и в других вопросах. Так, во время визита турецкого президента Реджеп Тайеп Эрдогана летом 2005,  влиятельные еврейские организации во главе с конгрессменом Стивом Ротманом из Нью-Джерси лоббировали в американском Конгрессе применение санкций против Турции из-за усливающейгося там исламизма и антисемитизма. Буквально в то же время, АДЛ вручила ему почетную медаль «Смелость в спасении» в знак признания заслуг турецкого народа в деле спасения евреев во время Холокоста. Другое влиятельное про-израильское лобби во главе с конгрессменом из Флориды Робертом Векслером лоббирует турецкие интересы и торпедирует государственное признание армянского геноцида во время Первой мировой войны. Аналогичная ситуация происходит и вокруг России, которую большинство американских и международных еврейских организаций по старинке считает антисемитской страной, наследницей государственного антисемитизма российских императоров. Зато большая и влиятельная группа, главным образом консервативных и религиозных деятелей, координируемая главным ортодоксальным раввином России Берлом Лазаром, лоббирует интересы администрации президента Путина.

*** 

Нет занятия хуже, чем растолковывать смысл анекдотов, а тем более мифов. Буровский правильно делает, что избегает фронтального анализа мифологии «нового антисемитизма», как и, вообще избегает деконструкции любых «измов». Непринужденно рассказанные истории и мифы, бытующие в российском обществе  – соответвующие исторической правде, и такие, «которые все знают», и такие, в которые верят лишь определенные группы,– еврейские, около-еврейкие и даже анти-еврейские, без нудного морализаторства делают повествование значительно эффективней.

Помню нашу с Буровским полемику вокруг эпизода гибели легендарного командира еврейских отрядов в Палестине Иосифа Трумпельдора – первого еврея – боевого офицера императорской русской армии, награжденного к тому же Георгиевскими крестами за храбрость. Стандартный сионистский миф рассказывает, что Трумпельдор с оружием в руках сражался с бандами арабских  захватчиков, был сражен вражеской пулей и умер с фразой на устах «Как прекрасно умирать на нашу страну!», сказанных на чистом библейском иврите. Израильский антимиф, основанный на воспоминаниях доктора Кисина, лечившего Трумпельдора говорит, что не было нападения арабов, а друзы зашли проверить, как евреи соблюдают свой нейтралитет во время их войны с французами. Трумпельдору вовсе нечего было там делать. Он явился незваным во главе небольшого отряда, а еще говорят, крепко навеселе, начал стрелять, вызвал суматоху, в результате которой он погиб. Если он и сказал что-то то перед смертью, то скорей всего известное русское выражение про мать. Трумпельдор не знал иврита, зато был известен, как изощренный сквернослов и материнщик. Все это внутриеврейская полемика, маловажная для российского контекста. Мое возражение вызвала фраза Буровского, что Трумпельдор погиб, отстреливаясь  из винтовки. «Как так, – писал я – Ведь Трумпельдор был однорукий, пользовался он маузера, любовь к которому привез из революционной России!». Для истории такая подробность, вероятно, важна. Важна ли она для мифа, где есть свои законы жанра; где отстреливаться из винтовки вовсе не то же самое, что из палить из маузера?
В дискуссии с Валерием Лебедевым, редактором журнала «Лебедь»(5) об мы говорили об антисемитизме. Лебедев спросил «Так, что же получается, вообще нельзя нееврею писать о евреях?». «Надо уважать чужие мифы — отвечал я, –  еврейские, ли украинские, русские или арабские…». И в гостиной журнала кто-то из читателей поправил: «Не надо уважать чужие мифы. Надо уважать право других иметь свои мифы». Жаль, что я не запомнил имени, но я благодарен за сделанное замечание, много прояснившее в дискуссии, и в моем мировозрении. Безусловно, Буровский уважает право евреев иметь свои мифы, как и не скрывает своего восхищения достоинствами евреев. Хотя иногда, горячая любовь жжет не меньше жгучей ненависти.
И еще один, казалось бы парадоксальный факт. Почему на фоне огромного интереса русского читателя к еврейской теме, многочисленные еврейские публикации, книги, газеты и журналы не пользуются популярностью и влачат жалкое существование на скудные подачки? Зато книги Буровского, Солженицына и совсем немногие другие, написанные в расчете на широкого российского и зарубежного читателя, пользуются спросом и быстро раскупаются? Недавно я узнал, что издателям пришлось допечатать дополнительный тираж «Евреев, которых не было» до 50.000. Книга Буровского пользуется успехом, потому, что написана просто, лично, непредвзято, без «себепонятных» словес и моделей, без сомнительных ивритских неологизмов, без нудного размазывания собственных бед и возложения вины на весь свет. Книга интересна всем любителям истории, всем желающим понять скрытые пружины мифологии и психологии массового сознания, так много определяющей в нашей жизни.
Всем обиженным, недовольным и озабоченным трудом Боровского хорошо бы понять, что их критика, брань и обличения все равно не выйдут за пределы очень узкого круга. Они канут в реку забвения, а книги Буровского и Солженицына останутся, и долго будут восприниматься российским читателем, как документы еврейской истории.  Лучше поучится у Буровского, как писать, а вместо гневных деклараций лучше бы наконец выпустить свою добротную версию своих «Евреев, которых не было», свой современный научный курс еврейской истории, особенно истории евреев уже больше тысячи лет живущих на территории бывшей Российской империи. Такие книги есть, как скажем, книга Юрия Слезкина «Еврейский век» (6), но они написаны по-английски, и выпущены в недоступных обычному российскому читателю западных университетских издательствах.  В рамках словаря, моделях и понятиях «нового антисемитизма» конструктивный диалог невозможен. Настоящий русско-еврейский диалог происходит в постмодернисткой и деконструктивисткой манере, которую как раз утверждают книги Буровского.

Ссылки:
(1) Россия, которой не было
http://www.fictionbook.ru/ru/author/bushkov_aleksandr/rossiya_ko_2_rossiya_kotoroyi_ne_biylo_2_russkaya_atlantida/
(2) Довид Кац «Письмена в огне. Незаконченная история идиш» http://www.amazon.com/exec/obidos/ASIN/0465037283/qid=1118868814/sr=2-
(3) Never Again? by Abraham Foxman,
The Case for Israel by Alan Dershowitz.
A New Antisemitism? edited by Paul Iganski and Barry Kosmin
New Anti-Semitism by Phyllis Chesler
(4) С. Глезер Как «филосемит» Буровский поправил самого Солженицына
http://berkovich-zametki.com/2005/Zametki/Nomer6/Glejzer1.htm
(5) М. Дорфман, В. Лебедев Опыт конструктивной дискуссии http://www.lebed.com/2004/art3642.htm
(6) The Jewish Century by Yuri Slezkine Princeton University Press
http://search.barnesandnoble.com/bookSearch/isbnInquiry.asp?r=1&isbn=0691119953

Advertisements

2 Comments »

  1. Утверждение о том, что книга Юрия Слезкина «Еврейский век» выпущена в недоступном обычному российскому читателю западном университетском издательстве, устарело: в 2005 году ее авторизованный русский перевод вышел в самом престижном российском издательстве “Новое литературное обозрение”.

    Comment by Victoria Mochalova — February 12, 2009 @ 3:11 am

    • спасибо.

      Comment by lamerkhav — February 12, 2009 @ 11:57 am


RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: