Michael Dorfman’s Essentials

ЧЕРНЫЕ ПАНТЕРЫ В ИЗРАИЛЕ

Михаэль ДОРФМАН

ЧЁРНЫЕ  ПАНТЕРЫ В ИЗРАИЛЕ: 30 ЛЕТ СПУСТЯ

wp

Чарли Битон выступает на первомайской демонстрации в Тель-Авиве 1977

Кто-то из историков не без сарказма заметил, что, пока у львов нет историков, охотничьи байки будут восприниматься как объективная наука истории львиного племени. Сказанное справедливо можно отнести и к пантерам. Можно на пальцах одной руки насчитать работы исследователей, всерьез занимавшихся проблемой израильских “Черных пантер”. А ведь тогда, в марте 1971-го, группа молодых ребят из Мусрары Саадия и Рафи Марциано, Хава Фогель, Реувен Аберджил, Кохави Шемеш, Хаим Турждеман, Эди Малка, Морис Кабилио, Эли Авиказар, Давид Леви, Эли Охайон, Ави Бардуго Хаим Турджеман, Чарли Битон и еще несколько десятков их товарищей вызвала такой резонанс, что и теперь, через 30 лет, имя “Черных пантер” вызывает сильную эмоциональную реакцию в израильском обществе.

30-летию “8 месячной революции” был посвящен прошедший в Иерусалимском университете семинар, организованный организацией поддержки общественных движений ШАТИЛЬ, студенческой группой Социальная справедливость “ЦАХ” (Цедек хеврати) при поддержке движения “Восточный демократический спектр КЕШЕТ” и нескольких других организаций. Почетными гостями были сами “Черные пантеры”, съехавшиеся со всей страны и даже из-за рубежа. Правда, у входа раздавали желтые листовки движения “Новые черные пантеры”, обещавшего продолжать традиции, но скоро выяснилось, что листовки подготовил Саадия Марциано, о чем он не утерпел сказать со сцены. Один из наиболее ярких представителей “Пантер”, глава беэршевского филиала Виктор Алуш, приехавший из Парижа специально, глядя в список приглашенных сказал: “Это что, все эти сотни человек – “Пантеры”? Так где же они были, когда они были нужны?”.

Около года назад Амирама Голан опубликовала в “Аарец” статью, где исследовала интересный тезис. Каждые 10 лет, когда в Израиле начиналось движение общественного протеста и возникало требование пересмотреть социальные отношения, тут же случалась какая-нибудь война, и интерес общества отвлекался на традиционные темы войны и мира. Вопросы социальной справедливости, борьбы с дискриминацией и многие больные вопросы общественной жизни вновь оставлялись “на потом”.

Так случилось и с движением “Пантер”. Впервые в Израиле они подняли вопросы общественной и культурной дискриминации, заговорив о культурной самоидентификации. Вряд ли молодые ребята осознавали, как глубоко они копнули, как точно ударили по самым больным точкам израильского общественного сознания, как сильно пошатнули сионистский миф. Недаром крупнейший израильский исследователь неформальных политических движений профессор Эхуд Шпринцак сравнивает влияние “Пантер” по силе своей с влиянием религиозной группы “Гуш Эмуним”, создавшей поселенческое движение в Иудее и Самарии. Возникшие практически одновременно, оба эти движения во многом сформировали кардинальные оси, вокруг которых вращается израильская общественная жизнь уже два поколения.
Стоит вернуться к хронике тех дней.

13 января 1971 г. газета “Аль а-Мишмар” впервые упоминает имя “Черные пантеры”: “Мы будем “Черными пантерами” Израиля!”.

9 марта 1971 г. Первая демонстрация “Черных пантер” и левого движения “Мацпен” перед Иерусалимским муниципалитетом. Демонстрация была сорвана полицией по прямому приказу главы правительства Голды Меир. В ночь перед демонстрацией, полиция арестовала большинство организаторов. Вышли лишь несколько человек и сочувствующие им левые студенты.

Д-р Меир Барнеа – фотограф, профессор Тель-авивской школы кино, тогда 14-летний паренек, запечатлевший основные моменты борьбы “Пантер” рассказал: “Меня не били, били только восточных. Я сам видел, как неоднократно избивали Саадию Марциано…”. Мэр города Теди Колек кричал демонстрантам: “Не топчите траву, хулиганы!!!”.

13 апреля 1971 г. Встреча с “Пантерами” в канцелярии главы правительства Голды Меир. На встрече ребята пытались говорить о бедах общины, о жилищной проблеме, безработице, наркотиках, бедности. Голда перебивала их вопросами “А где вы работаете?”, “Что вы делаете в жизни?”. После встречи Голда заявила “Эти парни совсем не симпатичные”.

Д-р Генриетта Даан-Калеб: Я начала свою диссертацию о “Пантерах”, вернувшись из США, где изучала движения протеста, “Детей цветов”, протест против вьетнамской войны. Наиболе интересна была практика делигитимизации, которой подвергались эти движения. Когда я занялась “Пантерами”, я поняла, как это делалось в Израиле. Ведь “эти несимпатичные” практически аннулировали и делигитимизировали их протест. Голда попыталась загнать больную тему в привычные ей рамки “подростковых проблем”, с которыми может справиться социальная служба. Примерно как сейчас проблемы алии загоняют в рамки абсорбции”.

19 мая 1971 г. Крупнейшая демонстрация “Черных пантер” в центре Иерусалима. Участвовало от 5 до 7 тысяч человек. “Пантеры” называют ее “демонстрация молотовских бутылок”. Массовые беспорядки продолжались всю ночь. О демонстрации написали все газеты, даже “Нью-Йорк Таймс” сделала большой репортаж.

28 мая 1971 г. большая демонстрация солидарности в Тель-Авиве возле кинотеатра “Шдерот”.

30 мая в статье в газете “Аарец” журналист Натан Дуневич предлагает бороться с движением, распространяя среди восточных презервативы и обучать их пользоваться противозачаточными таблетками.

Июнь 1971 г. Выходит в свет первый номер “Черных пантер” – органа движения. Здесь впервые прозвучали слова Сопротивление и Восстание, впервые писалось об этническом конфликте. “Наша организация возникла в результате горечи и обид, накопившихся с начала прибытия первых европейских поселенцев в страну… наша организация является первым выражение сопротивления евреев Востока. Сопротивления, продолжающегося столько же, сколько мы знаем евреев Ашкеназа”.

5 июля 1971 г. “Тихая демонстрация” – 500 членов “Черных пантер” по разрешению полиции провели мирную демонстрацию на площади Давидка в Иерусалиме. Демонстрация собрала более 30 тыс. человек. “Пантеры” показали, что могут организовать толпу и контролировать ситуацию. Демонстранты требуют отставки Голды Меир, социальной справедливости. Раздаются листовки “Хватит тесноты, хватит нищеты, хватит преступности…”.

13 июля 1971 г. Первый раскол в “Пантерах” – Эди Малка с группой сторонников выходит из организации и создает группу “Бело-голубые Пантеры”.

29 августа 1971 г. Снова бурная многотысячная демонстрация на Площади Циона. Демонстранты сжигают куклу премьер-министра Голды Меир. На демонстрации раздают листовки: “Мы предупреждаем правительство, что будем действовать всеми способами… мы против показательных процессов… государство, где половина граждан живет, как цари, а другая половина – эксплуатируемые рабы… граждан здесь имеют не потому, что они такими родились, а потому, их попросту имеют… Подписано “Командование “Черных пантер” – приготовьтесь к сюрпризам.

15 октября 1971 г. В интервью французской газете “Ла Монд” Голда Меир объясняет дискриминацию выходцев с Востока в Израиле: “Они сами привезли дискриминацию из стран, где они проживали, и где было принято их эксплуатировать”.

4 января 1972 г. Демонстрация на площади Давидка против сокращения бюджета в просвещении и социальном обеспечении.

18 января 1972 г. Демонстрация около Биньяней а Ума в Иерусалиме в день открытия Всемирного сионистского конгресса. Пантеры обвиняют сионизм в создании несправедливого и неравноправного общества, основанного на эксплуатации. Впервые поднят лозунг “Сионизм виноват!”.

1 февраля 1972 г. Собрание студентов в Иерусалимском университете. Создание студенческой группы в поддержку борьбы восточных евреев и “Черных пантер”.

14 марта 1972 г. “Операция Молоко”. Чарли Битон с группой активистов угоняют грузовик с молоком, предназначенным для богатого квартала Рехабия. Бутылки с молоком раздают в бараках Кирьят Ювель. К бутылкам прилагается листовка: “бедные дети не получают молока, а в собаки и кошки из богатых кварталов захлебываются молоком”.

27 марта 1972 г. В Кнессет подается проект бюджета, где существенно увеличены ассигнования на образование и социальное обеспечение. Депутат Шауль Коэн называет пункты бюджета “пантеровскими”.

1 мая 1972 г. Иерусалим. “Пантеры” выходят на первомайскую демонстрацию вместе с леворадикальной группой “Мацпен”. Их появление вызвало споры и стычки с демонстрантами из “Аводы”. Впервые подняты политические лозунги. Арестовано более 60 активистов “Пантер”.

11 июня 1972. Полиция арестовала 4-х главарей “Пантер” по обвинению в изготовлении “коктейля Молотова”.

3 июля 1972 г. Голодовка 10 “Черных пантер” около Стены плача в знак протеста против ареста их товарищей. К ним присоединяется депутат Шалом Коэн (ДАЙ – Демократические израильтяне).

1 февраля 1973 г. Рав Овадия Йосеф, тогда Верховный сефардийский раввин, заявляет: “Есть много наших братьев ашкеназийцев, заявляющих, что они заботятся о сефардах. На самом деле, все это внешне, и по сути – ложь”.

27 декабря 1972 г. Первый съезд “Черных пантер” в Иерусалиме. Попытка найти платформы для организации различных групп из Иерусалима, Бат-Яма, Беэр-Шевы, Бейт Шеана. Съезд заканчивается шумными спорами, ораторам не дают говорить…

21 февраля 1973 г. Группа активистов из “Черных пантер” создает вместе с депутатом Шаломом Коэном движение “Дай – Черные пантеры” и готовится к выборам. Выходом грозит группа Реувена Аберджиля, противящиеся политизации движения.

18 апреля 1973 г. 16 молодых семей захватывают новый дом в квартале “Атиква”. Они вывешивают лозунг “Добро пожаловать в народное жилье квартала Черных пантер”. Еще одна группа нуждающихся захватывает предназначенные для новых олим из России дома в Бат Яме. Вывешиваются лозунги против алии из России.

22 июня 1973 г. Через два года работы правительственная комиссия под руководством д-ра Исраэля Каца публикует отчет о бедственном положении выходцев из Азии и Африки, об отсутствии целенаправленной социальной политики. Премьер-министр Голда Меир отказывается принять выводы комиссии. В дальнейшем д-р Кац станет министром труда и социального обеспечения в правительстве Менахема Бегина, одним из авторов проекта реставрации кварталов бедноты.

15 сентября 1973 г. На выборах в Центральный совет Гистадрута “Пантеры” получают три мандата.

1973 г. Первые ростки восточной израильской культуры, создание театра “Шатер Йосефа” и постановка “Йосеф идет в Катамон” режиссера Арье Ицхака. Появление плеяды восточных артистов: Эли Хамо, Шломо Вазана, Моше и Нафи Салах. Начало культурного движения “Огалим”.

5 октября 1973 г. Началась война Судного дня. Египет и Сирия напали на Израиль. С этих пор движение протеста в Израиле сосредотачивается на “провале” правительства Голды Меир и Моше Даяна, не сумевших предусмотреть войну. Социальный протест отодвигается с центра общественной и политической арены.

31 декабря 1973 г. – выборы в Кнессет (отложенные с октября). “Черные пантеры” раскололись и пошли двумя списками: Эди Малка и “бело-голубые” и Шалом Коэн и Саадия Марциано со списком “Дай”. Оба списка провалились, хотя выясняется, что если бы они шли вместе, то смогли бы перешагнуть электоральный барьер.

Июнь 1974 г. Шалом Коэн порывает с “Пантерами” и начинает заниматься проблемами палестинцев.

18 июня 1974 г. Чарли Битон приговорен к 7 месяцам заключения за нападение на полицейского. После отклонения апелляции, Битон уходит в подполье. Президент отказывается помиловать Битона, и многие общественные деятели, как Элиягу Элисар, Шуламит Алони, р. Овадия Йосеф обратились к министру юстиции, чтобы облегчить наказание.

Февраль 1975 г. Списку “Черных пантер” запрещено участвовать в выборах Профсоюза учителей из-за фиктивных подписей.

Октябрь 1975. Суд приговаривает профсоюзного лидера Йегошуа Переца к тюремному заключению за проведение незаконной забастовки в Ашдодском порту. Газета “Аарец” (7.10.75) пишет: “Пора бы применить силу, чтобы проучить Переца и его соплеменников порядку и уважению к власти и к судам”.

Июль 1976 г. Выходит в свет первая книжка стихов слепого поэта Эреза Битона “Марокканский стан”, где подчеркнуты мотивы встречи культур, унижения образа жизни. Стихи быстро стали перелагаться на музыку, они стали текстами для появившейся вслед за этим группы этнической музыки Шломо Бара “Естественный выбор”.

Ноябрь 1976 г. Выход на сцену спектакля по пьесе Нолы Целтон “Кризис”, поразившего привыкшую к сионистскому соцреализму публику откровенным показом межобщинной вражды, существующей в израильском обществе дискриминации, социального и этнического неравенства.

В том же месяце общественная буря после интервью редактора государственного радио, отказывающегося транслировать “средиземноморскую музыку из за ее низкого уровня”. Начало самиздатовской средиземноморской “музыки кассет”.

Март 1977 г. Шалом Коэн и Йегошуа Перец создают “Партию свободы”. Чарли Битон и Кохави Шемеш отделяются и присоединяются к коммунистическому “Новому списку РАКАХ”. Чарли Битон проходит в Кнессет. Противники из левого лагеря, в особенности киббуцники, распространят лозунг “Хватит плакать в этой стране”, направленный против протестов выходцев с Востока.

17 мая 1977 г. Восстание избирателей. Первый политический переворот в Израиле. Правый блок “Ликуд” во глав с Менахемом Бегиным получает 43 мандата, а Авода с Шимоном Пересом – 32. Более 75 процентов избирателей Ликуда были выходцами из восточных общин.

И еще несколько мнений, собранных на конференции.

Саадия Марциано: “Наверное пришло время вновь возродить “Черных пантер”, направить их на правящий класс. Ведь социальная несправедливость и подавление с тех пор лишь выросли. И еще направить их против ШАС, которая на самом деле является партией власти и не готова ничего сделать для угнетенных и обездоленных”.

Антрополог д-р Генриэт Даан-Калеб, исследователь “Черных пантер”: “Я люблю ходить на праздники, и не люблю их портить. Вместе с тем, я не согласна с утверждением о том, что “Пантеры” сыграли существенную роль в израильской политике. Они заставили общество задуматься, они были первые”. Но они же первыми пошли по пути скорой политизации общественной борьбы. И неудача их движения во многом обрекла всякое движение за социальною справедливость в Израиле, придала ей черты, пугающие обывателя. Я не думаю, что “Пантеры” обидятся на меня на своем празднике, что я не согласна с ними. Ведь их собственные разногласия были острей, а тон, зачастую грубей и агрессивней”.

Виктор Алуш – активист “Пантер”: “Ты знаешь, кто был нашим главным врагом? Вовсе не власти, которые обрадовались Войне Судного дня, чтобы задушить нашу борьбу. И не ашкеназы, которые нас угнетали. Главным врагом были простые сефарды, всеми силами старавшиеся показать, что они не с нами”.

Социолог д-р Деби Бернштейн: “Встала группа ребят, которая вряд ли поначалу понимала, кого они представляют и за кого они борются. Но так получилось, что впервые израильское общество дало им возможность высказаться. Ведь восставшие в Вади Салиб в Хайфе в 1959 г. было лишены права говорить. Газеты писали о них, как о банде хулиганов, о предателях сионизма. Лидеры восстания Давид Бен Аруш, Шем Тов и другие, даже не удостоились интервью. Здесь же весь мир вдруг понял, что в Израиле есть общественная несправедливость и социальный протест. Интересно, что иерусалимские ребята, бывшие детьми во время беспорядков конца 50-х, уважительно приняли и продолжили дело Вади Салиб, хотя между ними и Объединеним выходцев из Северной Африки нет ничего общего”.

Сами Шитрит, докторант Иерусалимского университета, один из организаторов конференции: “В мире происходят удивительные вещи. Со временем действительные ценности проявляются. Я нашел в Интернете более 55 тысяч ссылок на движение “Черные пантеры” в Америке. Мартину Лютеру Кингу, с его миролюбием, проповедью ненасилия и терпимости, посвящено всего около 500 сайтов. А вот радикальный лидер Малкольм Икс имеет свыше 100 тыс. ссылок. Время решает и возвращает своих героев”.

Пресс-секретарь молодежной группы “Русские пантеры”, выступившей два года назад против расизма, насилия и межобщинной вражды в израильских школах: “Я здесь, чтобы отдать дань уважения, и еще, чтобы поучиться. Два неформальных движения фактически изменили повестку дня израильского общества на долгие годы “Пантеры” и “KAX”. Группа ребят из иерусалимского бедного района Мусрара как и Меир Каханe – новый репатриант без средств и связей, сумели повернуть израильскую общественную жизнь, заставить израильтян начать говорить то, что они на самом деле думают. “Черные пантеры” не были серьезным фактором израильской общественной жизни. Все их существование продлилось 8 месяцев. Но они сумели возбудить воображение и послужили сильнейшим катализатором процессов, заставивших израильское общество принять их, их общины, такими, как они есть, вместе с их мировоззрением и культурой. Они сумели в чем-то пошатнуть самоуверенность официального Израиля, заставить его думать”.

В брошюрке, выпущенной обществом “Шатиль”, содержится статья Григория Котлера “Пантеры черные и белые”, где проводится тезис о том, что сегодня кварталы бедноты на четверть, а то и на половину заселены русскоязычными, которых не выведешь ни на баррикады, ни на демонстрации. Автор, занимающийся в “русскими делами” в “Новом израильском фонде”, пишет, что “они (русские) будут обсуждать дела на кухнях, ходить голосовать и сваливать правительства”. Предсказание, как известно, вещь рискованная, но несомненно: если русские могут сегодня сваливать правительства, если повержена монополия одной партии и гегемония одной идеи, то немалая заслуга в этом “Черных пантер”, отметивших свое 30-летие в Иерусалимском университете.

(c) Все права принадлежат Михаэлю Дорфману, 2003

(c) 2003 by Michael Dorfman

Сайт “Русских Пантер” – сегодня это уже история.

Advertisements

Leave a Comment »

No comments yet.

RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: