Michael Dorfman’s Essentials

Бен-Йегуда сегодня или игра в “классики” на идише

Михаэль Дорфман

Бен-Йегуда сегодня, или Как будет игра в «классики» на идише?

История Элиэзера Бен-Йегуды, «отца современного иврита», знакома многим. Энтузиаст и лингвист-самоучка, он начал возрождение разговорного иврита со своей собственной семьи. Приехав в Иерусалим, Бен-Йегуда – первым в стране – ценой строжайшей дисциплины и самопожертвования сумел вырастить и воспитать своих детей так, чтобы иврит стал для них первым и родным языком. И, казалось бы, в современном Иерусалиме повторить такой опыт невозможно. Как объясняла мне Бася Ушвиц, много лет возглавлявшая социальные службы в Иерусалимском муниципалитете, в наше время социальные работники и службы охраны ребенка не дали бы родителям провести подобный эксперимент.

Элиэзер Ниборски и его жена Мирьям Трин «воспитывают своих троих детей на идише» в Иерусалиме сегодня. Их цель – сделать идиш первым языком своих детей. Об этой семье я узнал из статьи, появившейся в журнале «Давка* – страна идиша и ее культура».

 

Семья Ниборски-Трин

Семья Ниборски-Трин

Семья Ниборски-Трин
Вопрос о том, как найти семьи, готовые воспитать детей на идише, обсуждается не первый день. Но если и находится такая семья, то перед ней самой встает множество вопросов: возможно ли сегодня вырастить детей в среде идиша? Как это сделать? И зачем это нужно?

 

– В нашем случае, – объясняют Элиэзер и Мирьям, – эти вопросы если и вставали, то не особенно остро. Мы – светская иерусалимская семья, и у нас трое детей – четырехлетняя Этеле, трехлетняя Диналэ и годовалый Рувенлэ. Все они с самого начала росли в окружении двух языков: семейного языка идиша и языка внешней среды – иврита.

– Почему мы так решили? А как иначе? Ведь идиш – повседневный язык нашей семьи, нашей компании и нашей работы. Естественно, что и с детьми мы говорим на нашем языке. И потом, идиш прямо связывает нас с прошлыми поколениями и позволяет детям выработать самосознание на широкой и прочной исторической и культурной основе. Идиш вместе с ивритом закладывает в наших детях основы для дальнейшего развития.

Разумеется, проблемы семьи Ниборски-Трин уникальны не только для этой семьи. Они хорошо понятны и семьям репатриантов в Израиле, которые стремятся сохранить русский язык как семейный и уверены, что по-русски они лучше всего способны передать подрастающему поколению свои ценности. Однако в Израиле около миллиона человек знает русский язык. Существуют русские детские сады, кружки, дети ездят к бабушкам и дедушкам в Россию или Америку. Кроме того, нельзя недооценивать силу и влияние русского телевидения и прессы. У идиша ничего подобного нет. За пределами религиозных кварталов на идише говорят лишь люди пожилые, да еще взрослые, увлеченные любители и специалисты.

– Практически у нас тоже есть своя среда. Двое бабушек и дедушка могут говорить с внуками только на идише. Второй дедушка знает немецкий, что тоже помогает. Друзья дома, коллеги по работе тоже говорят на идише. Так дети осознают, что идиш – не секретный код мамы с папой.

У супругов разное происхождение. Мирьям родилась в Польше, выросла в Германии. Кроме родных языков – польского и немецкого – она владеет английским и французским. Позже выучила иврит. Работает на кафедре идиша в Еврейском университете в Иерусалиме и преподает идиш в Доме Шолом-Алейхема в Тель-Авиве. Элиэзер Ниборски родился в Аргентине, почти всю жизнь провел во Франции. Его родными языками стали идиш, испанский и французский. В Израиле он – новый репатриант, живет в стране всего два года. Как и Мирьям, работает в Еврейском университете, занимается каталогизацией периодики на идише. Так что, помимо энтузиазма, у молодых родителей есть образование, а также среда для повседневного общения на еврейском языке.

Хочется особо отметить, что наши предки не знали никакого особого языка идиш. Для них это был просто еврейский язык. Замечательный ученый, автор монументального труда «История языка идиш», а также самого лучшего идишского словаря Макс Вайнрайх отмечает, что даже название «идиш» родилось на столетие позже, чем появился сам язык. И несмотря на все это остается главная проблема – у детей нет друзей и сверстников из нерелигиозных кругов, с которыми можно общаться на этом языке. Им не с кем «играть на идише».

– На самом деле положение не столь драматическое, – объясняют родители. – У детей есть друзья, с которыми можно поиграть в кэфелех – догонялки, багелтениш – прятки, класэн – классы. Только случается этот праздник редко: таких детей совсем немного, и они рассеяны по всему миру. Одна их подружка – Трейнэлэ, которая с самого рождения связана с нашей семьей, – живет в Германии. Их встречи не только доставляют много радости, но и расширяют словарный запас.

– Разумеется, детям не хватает детского сада, который постоянно мог бы давать им творческие импульсы через игры, коллективные занятия, пение и чтение. Поэтому на родителей ложится большая ответственность: необходимо восполнить этот дефицит. Мы собираем воспитательные материалы повсюду – в классической детской литературе на идише, в старых учебных материалах для еврейских школ и детсадов. В религиозном секторе выходит много детской литературы, большинство которой годится и для нас, а в нерелигиозном постоянно выходят переводы для детей.

 

Педагог из Иллинойса Майк Перлмутер с дочкой, а в руках "Кот в шляпе" на идише

Педагог из Иллинойса Майк Перлмутер с дочкой, а в руках "Кот в шляпе" на идише

Педагог из Иллинойса Майк Перлмутер с дочкой, а в руках “Кот в шляпе” на идишеЭто действительно так. Несколько лет назад я писал о замечательном труде двух нью-йоркских энтузиастов Целесты Солод и Закари-Шолем Бергера, переведших на идиш и опубликовавших к столетию Д-ра Суса знаменитого «Кота в шляпе». Книжка, названная на идише «Ди кац дер паяц» хорошо разошлась, ее заметили не только идишистские издания, но и солидные «Нью-Йорк Таймс» и «Нью-Йорк Пост». Да и детские книжки, издаваемые сатмарскими хасидами – цветные, с прекрасной полиграфией – очень хороши. Детей не смущает архаичное правописание, сохраняющее старинные нормы, отмершие в современном идише, как не смущает их пока и слишком революционная орфография замечательных еврейских детских книжек, изданных когда-то в СССР.

 

– Часто нам самим приходится создавать и выдумывать игры и истории, переводить их с других языков. Мы создали уже целую домашнюю книжку, – рассказывают Мирьям и Элиэзер.

Многим кажутся непоколебимыми принципы коллективизма современных общественных школ и детсадов. Во время подготовки этого репортажа мне довелось беседовать с видным американским юристом и евангелическим проповедником Джоном Кейли. Он горячо защищает и активно пропагандирует домашнее обучение и так называемые чартерные школы, которые консервативные круги пытаются противопоставить системе американских общественных школ.

– Речь идет не только о христианских консерваторах, опасающихся влияния общественных школ на своих детей, – говорит Кейсли. – Каждая семья, будь то христианская, иудейская, мусульманская или атеистическая, должна иметь право и возможность воспитывать своих детей дома или в общине, согласно своим ценностям.

Я спросил Кейли, как быть с социализацией детей, которым дома не хватает общения со сверстниками.

– Это важный вопрос. Если обратиться к истории, можно увидеть, что дети, как правило, росли в семье. Меня больше беспокоит то, что дети из общественных школ общаются в основном со сверстниками и испытывают серьезный дефицит социализации во взрослой среде. Поколения детей вырастают без настоящей связи со старшим поколением, без умения ладить с ним и находить взаимопонимание.

Дело воспитания детей в среде языка идиш облегчается и настоящим возрождением идишистской музыкальной культуры, произошедшим в последнее десятилетие. Появляется много дисков с новой интерпретацией старых известных еврейских песен. Возрождаются забытые песни и создаются новые, хорошо подходящие для детей.
Однако от родителей, решившихся на такой эксперимент, все равно требуется не только проявлять инициативу и фантазию, но и прикладывать массу усилий. Впрочем, как раз в Еврейском университете, где работают Элиэзер Ниборски и Мирьям Трин, довольно мягкие условия труда. Как нигде в израильских учреждениях, в вузах по возможности стараются создать благоприятные условия и гибкие графики для молодых родителей, что позволяет им как можно больше времени проводить с детьми.

– Старшие девочки учат с нами азбуку, алеф-бейс. Они и в садике учат азбуку на иврите, согласно другим правилам, и необходимо много внимания, чтобы избежать трудностей и путаницы такого двуязычия. Мы учим алфавит по идишским правилам – «бейс», «хес» вместо ивритских «бет», «хетт», да и древнееврейские слова мы учим по идишской традиции. Скажем, камец всегда означает звук «о» – «шолем», а не «шалом», «шабэс», а не «шабат».

Супруги могут привести много забавных примеров смешения языков. Впрочем, это явление хорошо известно и в семьях русских израильтян или американцев – детское двуязычное словотворчество порождает массу анекдотов.

– Можно сказать, что до сих пор нам сопутствует успех, – говорят Мирьям и Элиэзер. – Пока мы, родители, восполняем детям отсутствие детского круга. Что будет дальше, когда дети вырастут и сами захотят выбирать себе занятие? Наша старшая дочь уже стремится играть в групповые игры, что вынуждает нас подыскивать соответствующую лексику в идише. Она сама создает новые слова – названия и глаголы, подходящие для игр, а то и выдумывает новые игры.

– Уже сейчас мы видим, что нам будет недоставать материалов для десятилетних – как книг, так и других источников информации. Чтобы как-то с этим справиться, мы должны связываться с другими родителями, поставившими перед собой такую же задачу.

Все-таки положение родителей, воспитывающих детей на идише, лучше, чем было у Бен-Йегуды. Они не одиноки в мире, да и мир изменился. Идиш издавна был языком интернациональным, а современная глобализация облегчает создание разнообразных коммюнити. Педагог и композитор Биньомин Шехтер из Нью-Йорка создал в Интернете форум для родителей и детей, говорящих на идише. Такой форум позволяет завязывать и укреплять контакты, стирает географические и социальные границы.

Элиэзер и Мирьям благодарят Биньомина Шехтера за создание гуггл-группы для родителей, решивших воспитать детей на идише. Сам Шехтер «ради справедливости» отмечает, что инициатором был Закари Шолем Бергер, тот самый, который перевел «Кота в шляпе». Бергер написал первое письмо ему и еще нескольким семьям, решившим объединиться в группу. «Моя роль была лишь в том, что я привел Ниборски и Трин вместе с другими семьями». Адрес группы – tate-mames@googlegroups.com .

 

Объявление в еврейской американской газете "Форвертс" о радиопередаче Bei Tate-Mames Tish

Объявление в еврейской американской газете "Форвертс" о радиопередаче Bei Tate-Mames Tish

Объявление в еврейской американской газете “Форвертс” о радиопередаче Bei Tate-Mames TishПсой Короленко в интервью Анне Смирнитской говорил: «Они могут учить ребенка бесарабскому диалекту, чтоб он говорил, например, а энталы, могут учить идишу эпохи Хаскалы, а могут тому, на котором говорят сегодня в Боро-парк…». Что это, затаенная надежда или констатация факта? Возможно ли в России воспитать ребенка на идише? Ответ будет положительным. Мне довелось познакомиться с замечательным российским педагогом, одним из авторов педагогической реформы в России, энтузиастом еврейской культуры, директором престижной московской школы №1060 Анатолием Пинским, безвременно ушедшим в конце 2006 года. В последний год в нашей переписке часто обсуждался вопрос изучения идиша в школе. Пинский сообщил мне, что принципиальное решение принято, рассказывал о программе, советовался. Он даже предложил мне написать по-русски пьесу для детей на основе моей неопубликованной работы «Как учили быть евреем», где используются песенки, дразнилки, веселые, а порой печальные шутки и поговорки из традиционной начальной школы хедера.

 

Анатолий Пинский всегда отличался удивительной способностью предвосхищать новые педагогические веяния в России, и думаю, что и здесь, как и в других случаях, его видение окажется правильным. Опыт семьи Элизера Ниборски и Мирьям Трин может оказаться не только занимательным казусом, но примером для подражания.

* Давка – арамейское слово, означает упрямое «именно!» и в иврите, и в идише. И напоследок –

Идиш для мамы с папой
пулькес – вещи
бекалех – щечки
шейне мейдалэ – хорошая (или красивая) девочка
зискэ – сладкий, (ая) зискэлех – сладенький (ая)
hантелэх – ручки
пунэм – лицо
бубелеэ – букв. куколка, пупсик, но значит дорогой (ая), любимый (ая)
кишкэс – внутренности, можно сказать кишкес болят
киппи – головка
шейфел – ягненочек
кэцеле – котенок, кошечка
мазик – непослушный, вредный хват – хулиган
шпринце – они перевели, как принцесса, но это надежда, от испанского
esperantza
менч – человек, но значит достойный человек. Будь а менч – это и будь мужчиной, и будь честным и ответственным.
мамалэ – мамочка
фиселе – ножка фиселех – ножки
пискалэ – ротик , рот а писэк
шихалех – туфельки, тапочки

Все права принадлежат Михаэлю Дорфману (с) 2006© 2006 by Michael Dorfman. All rights reserved

Три тома сборника «Евреи и жизнь» Михаэля Дорфмана вышли в одним из крупнейших российских издательств АСТ и успешно расходятся.
Книги можно приобрести в Доме книги в Москве, а также на интернет магазинах и в Ozon.ru
http://www.ozon.ru/context/detail/id/4241152/ 
Все книжные магазины, где можно заказать книги

 —————————————————————————————————-

Блоги и избранные тексты Михаэля Дорфмана
Michael Dorfman Essentials

http://lamerkhav.livejournal.com/

https://lamerkhav.wordpress.com/

Advertisements

Leave a Comment »

No comments yet.

RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: