Michael Dorfman’s Essentials

Йом Кипур: Сатана в синагоге

Михаэль Дорфман

Пришел Сатана в синагогу и другие истории на Судный день

wp

Рассказывают, как пришел Сатана в синагогу на Судный день. Народ разбежался в панике. И только одна старая еврейка осталась на месте.
– Ты знаешь, кто я такой? – спросил Сатана.
– А я знаю, кто ты такой? – отвечала еврейка.
– А ты знаешь, что я могу тебя обесчестить, по миру пустить, жизнь разбить, судьбу искалечить, и не боишься?
– Что мне бояться, если я замужем за твоим братцем….

Я к тому, что страх не способствует искуплению. Только уверенный в себе, гордый своей духовной, национальной, гендерной и социальной идентичностью человек способен осознать свои прегрешения и просить за них прощения. Вечная жертва, перед которой все виноваты и все ей должны, не способна искренне просить ни прощения у людей, ни искупления перед Богом.

Как-то жалуется дочь матери, мол, за кого вы меня выдаете. Он же грешник, шабос-брохер, ничего не соблюдает, в синагоге показывается лишь раз в год на Судный день.
– Зато он красивый, молодой доктор с большим будущим.
– Мама, но он ведь даже не верит в ад. Говорит, что не понимает, что это такое.
– Вот женится на тебе, тогда все поймет.

Не только евреи любят осуждать тех, кто в храме не показывается, разве что по большим праздникам. Об этом в Талмуде есть история о еврее, который путешествовал три месяца, чтобы посетить йешиву. Он проводил там за учебой всего один день и отправлялся в свой трехмесячный путь домой. Люди смеялись над ним, но великий учитель рабби Йоханан, сказал, что человек за день порой может постигнуть больше, чем иные – за годы учебы.

И напоследок еще одна история про основателя хасидизма Исроэла Бааль Шем-Това. Тогда выдался страшный год, и хасиды очень переживали. Не такой страшный как сейчас, расизм, антисемитизм, терроризм, Трамп и глобальное потепление, но и тогда были свои страхи. Их Ребе, Бааль Шем-Тов и вовсе был не в себе от переживаний.

Наступил Судный день, и хасиды со страхом убедились, что ребе не пришел в синагогу. Не было его с вечера, когда пели Коль Нидрей. Не было ребе и с утра. Перепуганные хасиды отправились искать своего мастера. Надо сказать, что евреи тогда жили более демократично, чем теперь. Не было никаких главных раввинов и раввинатов, а каждая группа могла иметь свою синагогу. Искали хасиды ребе, пока не нашли его молящимся в синагоге-клойстере воров. Спросили хасиды Ребе:
– Учитель, почему самый главный праздник ты решил справить вместе с ворами?
– Тссс… Мы ведь просим Господа, поем: «Открой нам врата, Открой нам Врата, когда запирают Врата, ибо уже кончается день!» Я пошел к тем людям, которые знают, как открывать запертые ворота.
В этой истории очень много смыслов, и хасидских, и общечеловеческих, но я на сей раз не буду их толковать. Скажу лишь, что евреи в Судный день не просто просят прощения и искупления. Они еще все это поют.

Другие истории

 

 

Михаэль Дорфман © 2017
Michael Dorfman © 2017

%d bloggers like this: