Michael Dorfman’s Essentials

НАШ И ВАШ ИДИШ, ИЛИ КОГДА СОНЯ ВСТРЕТИЛА ЙОШУ

Михаэль Дорфман

НАШ И ВАШ ИДИШ, ИЛИ КОГДА СОНЯ ВСТРЕТИЛА ЙОШУ

Anna

Анна Штерншис и Псой Короленко

When Sonia Met Boris An Oral History of Jewish Life under Stalin by Anna Shternshis Oxford Oral History Series. Oxford University Press; 1 edition (February 13, 2017)

Soviet and Kosher. Jewish Popular Culture in the Soviet Union, 1923-1939 by Anna Shternshis. Indiana University Press (April 30, 2006)

Презентация и концерт удались на славу! Помогая расставлять на места мебель замечательной Карине Сагиевой, хозяйке Evans Gallery думал, что если устраивать мероприятие в Манхеттене, то только здесь. Как водится, пили водку, говорили про идиш, и в один голос хвалили Псоя Короленко, за неординарное творческое решение спеть традиционную еврейскую застольную «Ломир але инейнем» (Давайте все вместе) на мелодию неформального гимна афро-американского движения за гражданские права We shall overcome (Мы преодолеем).

…Ломир але инейнем, ломир але инейнем.
Люстик унд фрейлэх зайн.
Ломир але инейнем, ломир але инейнем.
Тринкен а глезеле вайн…

… Дайте вместе, давайте вместе
Радоваться и веселиться
Дайте вместе, давайте вместе
Выпьем рюмочку вина…

Я помню, как ее распевали наши родители и родственники. Эта песня действительно была неформальным гимном тогочто они пережили всё наперекор судьбе, что победили историю страшного 20-го века,  и что есть чему радоваться и веселиться. Я сразу вспомнил сверкающие глаза моих родных, когда слушал, как пели спиричуэл We shall overcome их сверстники, борцы за гражданские права в Америке в 1950-60х гг.

familia

Мои родители с друзьями, конец 1950х

Еще я вспоминал наш дом, большую семью, любившую повеселится вместе длинным вечером. Короленко пел их песни, большинство которых я с тех никогда не слышал.

Когда поднимали очередной пластиковый стаканчик за успех сотрудничества исследователя Анны Штерншис и нашего народного артиста Псоя Короленко, то я вдруг вспомнил, что слышал «Але инемнем» и когда вместо вайн – вина, там пели другое слово. Не мог же наш щепетильный и жестоковыйный народ петь про вино, поднимая рюмку водки.

Ведь весь смысл назидательного идишкайта – это разделять священное от будничного, свет от тьмы, шабат от других дней, женщину от мужчины, и евреев от народов. Особенно наши религиозные соплеменники, чье воспитание начинается с того, чтобы не дай Бог, не перепутать какое точно благословение, надо сказать в каждом конкретном случае. Там, в иерусалимском Меа Шеарим и бруклинском Вильмясбурге не могли пить водку, а петь про вино.

– Водка на идише – йош, – сказал я компании.
– Это на вашем идише, – заметил мне кто-то из ученых идишистов, для которого есть только то, что в их словарях и книжках, и водка на идише бронфн. Зато заинтересовался Псой Короленко, знающий, что в книжке самого интересного не напишут.

Судьба идиша могла повернуться  иначе. Если бы в Холокосте уцелел бы не великий еврейский филолог и этнограф Макс Вейрейх, боровшийся за унификацию идиша литвацкого диалекта, а его противник, замечательный краевед, издатель,  депутат польского сейма Нойех Прилуцки, бережно относившийся к местным диалектам,  то университетский идиш звучал бы сегодня совсем иначе.  А что, если бы победила бы советская школа идишистов, строившаяся на подольском идише? Да и не исключено, что следующее поколение уже будут учить не идишу ИВО, а хасидскому идишу, сложившемуся на основе венгерских диалектов.

Йош как раз не на нашем идише, а скорей древнееврейская аббревиатура, одна из многочисленных в идише,  где много такого, что понятно только «для тех, кто в танке». В моем потрепанном еврейско-английском словаре Александра Гаркави, вышедшем в Нью-Йорке в 1898 г. йош-водка имеется. Это аббревиатура древнееврейского яин саруф, т.е. паленое вино, паленка, тоже самое что бренди (от голландского брандвайн) или бронф. Винокурение было древней еврейской профессией, и от него многочисленные фамилии: Бронфманы, Бранты, Винокуры, Вайнштоки, Вайтраубы, Палеи, да и Машкины – от другого народного имени водки машкэ (напиток древнеевр).  Я встречал еврея, именно так объяснявшего происхождение своей фамилии.

Во всезнающем Гугле йош не так легко найти. На современном израильском иврите эта аббревиатура йош стала означать не пьянящий голову напитока название для Иудеи и Самарии, как называют территории под израильским контролем за пределами Зеленой черты.

Утверждение, что в книжках самого интересного не напишут, относительно, как и все наши расхожие истины. Пример тому, замечательные книги профессора из Торонто Анны Штерншис, посвященные исследованию реальной народной памяти – такой, как она есть, а не той, которой хотят различные политики памяти. Об этом ее книги – «Советское и кошерное» и совсем новая «Когда Соня встретила Бориса». Первая книга базировалась на письменных источниках. «Когда Соня встретила Бориса» построена на материале 474 жизненных историй советских евреев родившихся до 1928г. Автор беседовала с ними в Нью-Йорке (в основном в Бруклине), Филадельфии, Берлине, Торонто и Москве. Автор стремилась беседовать с людьми на идише, но не отказывалась послушать, когда выяснялось, что пожилые люди забыли язык своего детства.

Книга о том великом поколении евреев, ровесников Советского Союза и свидетелей его краха, об их жизни, их любви, их детях, их успехе, их гордости, их шутках. «Странный этот русский язык. У них кошка – это кац, а окошко – это фенцтер. Настя – это шикса, а ненастье – это плохая погода».

«Как они понимали и воспринимали то, чего люди не должны вообще испытывать- в войну, голод, дискриминацию, потерю детей. — объясняла проф. Штерншис. – Еще о том, как они находили удовлетворение – в семье, в любви, на работе, в том, как они жили, и жизнь принадлежала им».

«Советский Союз приказал нам долго жить и мы будем жить», — выразил  это как-то в Израиле 90-летний одессит Уналэ. Анна Штершнис определяет это поколение,  «советским и кошерным», что отнюдь не оксюморон. Оба мирно сочетаются и своих лучших, и в худших проявлениях. Это поколение поколение отцов-основателей уникального этноса советского еврейства, в точности, как их ровесники в Америке на Ближнем Востоке, все неожиданные дети Великой Русской Революции, стали основателями совершенно уникальных и успешных феноменов – американского еврейства и израильской нации.

«Вместе со мной, многие мои коллеги задаются вопросом, а может ли продолжать существовать феномен советского еврейства в обществе, где государственной дискриминации против евреев и народного антисемитизма? – говорит Анна Штерншис, – И мой громкий ответ – Да! Он лишь становится лучше и больше!». Их презентация/концерт с непременными разговорами под водку про наш и ваш идиш – лучшее тому подтверждение. Главное, не забыть благословение. Если благословлять Господа (как бы его не понимать) во всем, а не только, когда пронесет, то начинаешь понимать, что большинство вещей в мире идут нормально, и жизнь не такая плохая, как кажется.

Anna

Анна Штерншис с автором

Еще фото с вечера здесь

Михаэль Дорфман © 2017
Michael Dorfman © 2017

Leave a Comment »

No comments yet.

RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: