Michael Dorfman’s Essentials

ЖИДЫ И ГОИМ

Михаэль ДОРФМАН

Прекрасный американско-еврейский писатель, профессор-политолог Йельского и Колумбийского университетов Лео Ростен писал o значении слова гой:

Гой – множественное ч. Goy-im. Прилагательное goyish (средне), goyisher (мужское), или goyisheh (женское). От ивритского: goy: “народ”, “нация”.

  1. Означает всякого нееврея и имеет огромное количество значений. Молодой нееврей по-еврейски называется шейгец, а нееврейка шиксэ, множ. число шикуцим
  2. Мормонское название любого немормона; Евреи у мормонов тоже гои.
  3. Грубый, бессердечный, безжалостный человек

Ростен пишет:

     «Важно обратить внимание, что идея уважения к другим, и ценностям плюралистического общества – это древняя, формирующая и неотъемлемая часть иудаизма и еврейской традиции. Раввины учили, что все люди равны в глазах Господа – если они выполняют волю Господа. Талмуд говорит ” Или еврей или гой, человек, или женщина, богатая или бедная – согласно делам человека присутствие Господа опирается на него”[1].

    Названия евреев в разных языках часто имеют оскорбительный и уничижительный оттенок. Объевреить значит обмануть, зажидить, значит – украсть. То же и в английском “he tried to jew the price down”. Можно привести множество примеров из французского, польского или арабского языков. Подобно слову жид в русском языке, слово «гой» у евреев имеет примерно такой же оттенок уничижительный, оскорбительный и бранный и присоединяется к целому ряду ксенофобических прозвищ, как турок у американцев или русских, гринго у мексиканцев, бош у французов или оскорбительные клички еврея в Америке кайк, шини или чайм. Не хотелось бы продолжать этот список.[2]

Слово гой пришло из библейского иврита. В Библии слово это означает «народ», «нация» и применятся как к несемитским, так и к семитским народам, а иногда даже к евреям. «Святыми гоями» именуются там евреи, потомки патриарха Иакова что русском каноническом тексте Библии переведено, как «святой народ». 

    Сегодня значение изменилось, и за исключением библейских текстов и некоторых идиом, семантика и словопользование слова «гой» далеки от комплимента. Когда еврей определяет кого-то, даже другого еврея – «Только гой может так сделать» или на идиш Дос кэн нор а гой – то ничего приятного сказать не хочет. Печальный опыт еврейских скитаний обобщен в выражении А гой блэйбт а гой  «Гой все равно остается гоем». По-русски это можно перевести «сколько волка не корми…» Реальное словопользование слова гой у евреев однозначно бранное, носит отрицательный или пренебрежительный оттенок, даже тогда, когда сами евреи так называют друг друга. Например: «Он напивается, как настоящий гой!» или «Не будешь учиться, будешь с гоями улицы мести». Даже идишистское выражение А гутер (или как у нас говорили  гитер) гой – «хороший гой», как любое еврейское выражение, несет в себе множество оттенков, и абсолютно положительный очень редок – «Хороший, а все же гой». Как и выражение «хороший еврей». Хотя в выражении хороший гой не бывает продолжения, как «хороший еврей – мертвый еврей».

    В респектабельной прессе в Израиле на иврите, по-русски или по-английски, как и солидной еврейской прессе в России и США избегают пользоваться словами гой, гойский. Газеты использующие их относятся к тому же сорту, что и нееврейские газеты, пользующиеся словом жид. В цивилизованной дискуссии прилично пользоваться этими словами лишь в молитвенных текстах и некоторых устойчивых словосочетаниях, вроде «субботний гой» или «Вечный жид». Поэтому трудно согласится с различными публикациями, якобы слово гой библейское, не несет никаких оскорбительных значений. Подобные объяснения сродни определенного сорта заявлениям, что слово жид не несет в себе никакого оскорбления, поскольку происходит от гордого имени Иегуда – лев иудейский, а вот еврей (букв. ивритское иври «с того берега, края») означало раньше каких-то безродных и бездомных бродяг хабиру из неизвестных краев.

Евреи, как и другие народы осознавали, что взаимные оскорбительные названия, говоря сегодняшним языком, политически некорректны. К примеру, слово жид, вполне корректное в польском языке, уже где-то в начале XVIII в в осознавалось русской элитой и православной церковью, как оскорбительное. В старославянских изданиях Библии до середины XVIII в. евреи неизменно именовались «жидами». Лишь в Елизаветинской библии издания 1784 г. для апостола Павла было сделано исключение и его поименовали иудеянином, хотя во всех остальных случаях редакторы и переводчики оставили слово «жиды». Замечательный пушкинист и большой знаток русской истории и культуры XVIII-XIX вв. Натан Эйдеман  считает это первой документальной фиксацией оскорбительного смысла слова жид в русском языке.

    Интересно, что примерно в то же время, опасаясь преследований и возобновившихся процессов, религиозных преследований и публичных сожжений талмудической литературы, в Талмуде во многих случаях слово «гои» редактора заменяли другими синонимами и эпитетами, например «исмаэлиты». Профессор Шмуэль Эттингер[3] в академическом курсе еврейской истории[4] пишет, что в Талмуд были внесены многочисленные поправки, чтобы отвести злонамеренную клевету антисемитов, крестившихся евреев и франкистов[5]. Этингер считает, что в Западной Европе периода инквизиции, как и в объятой религиозным фанатизмом Речи Посполитой конца XVII-XVIII вв. фанатичные священники видели в негативных упоминаниях гоев в Талмуде чуть ли не государственную измену. Зато «исмаэлит» (по имени старшего сына Авраама Исмаэля), толковался еврейскими защитниками Талмуда как современные мусульмане-турки. Турок тогда в Европе рассматривали как врагов и страшную угрозу.  Крупнейший американский библеист Джуда Голдин пишет, что в разное время в Талмуд были внесены исправления, иноверцев-гоев называли даже самаритянами (куфеи), египтянами, язычниками и т.п.[6] Под влиянием преследований изменилось, например, традиционное толкование другого талмудического термина мин, миним, против которых направлены острия критики и многочисленные проклятия в Талмуде и комментариях. Полемика между иудеями и христианами принимала порой острые формы, особенно когда бурный ближневосточный темперамент тех и других не связывался страхом перед государственным антисемитизмом христианских стран или боязнью могущественного еврейского лобби. О накале полемики свидетельствуют как некоторые тексты Талмуда, так и труды ранних отцов церкви, таких как Иоанн Златоуст, Иоанн Богослов. В выражениях не стеснялись обе стороны. Миним  поначалу в Талмуде назывались христиане, а потом, лишь этот термин стал толковаться, лишь как евреи, изменившие веру.

    Кодовых слов, означающих неевреев, христиан или безбожников в талмудической литературе множество. Даже название оппонентов составлявших Талмуд фарисеев поршим – саддукеи стало в талмудической литературе кодовым словом для обозначения неевреев. Как могли евреи, даже принадлежавшие к жреческой партии, контролировавшей Иерусалимский Храм, даже не признававшей Устной Торы стать гоями? Как могли еврейские жрецы стать синонимом врагов-неевреев можно объяснить лишь по-еврейски, т.е. рассказав историю.

    Столкнулся как-то еврей с антисемитом. Антисемит при виде еврея стал кричать:
– Ты пархатый! Враг Господень!! Русский народ спаиваешь!!! Убийца палестинских детей!!!
– Еврей в свою очередь кричит антисемиту:
– А ты Бейлин! Ты Вайсберг, ты Хмельницкий, ты… ты Дорфман!!!
Смутился антисемит, что его бранят какими-то евреями и спрашивает:
– Кто это такие? Кто это Дорфман, например?
– Как кто?! Это же моя теща!

    До самого последнего времени талмудическая ученость была живой, а текст Талмуда адаптировался согласно велению времени. В XVIII в. раввин, прозванный за свою ученость Виленским Гаоном[7], вносил в текст  Талмуда изменения и уточнения. Большая работа по редакции текста была проделана перед выпуском знаменитого Виленского издания Талмуда (1880) осуществлена коллективом раввинов литовских йешив и легендарным издательством «Вдова и сыновья Ромм». Единственным текстом кириллицей в этом издании является строчка «Дозволено цензурой».

    Анализ отношения Талмуда к неевреям выходит за рамки статьи. Необходимо лишь отметить, что Талмуд является огромным компендиумом разнообразных, часто противоречивых материалов: законодательных постановлений, юридических и теологических дискуссий, научных знаний и заблуждений, мифов, волшебных и бытовых сказок, исторических рассказов, медицинских и магических рецептов, притч, поговорок, баек и анекдотов. Все это обильно приправлено острой, ироничной, склонной к парадоксам, отрицающей односторонние абстракции еврейской мудростью. В Талмуде изложено множество мнений и постановлений, часто противоречащих друг другу, то и вовсе парадоксальных. Изучая Талмуд, ученые сталкиваются с хорошо известным антропологам и этнографам феноменом. Как и любой фольклорный и мифический свод, Талмуд и его комментарии содержат множество противоречивых утверждений. Перефразируя известную пословицу: «Скажи мне, что ты цитируешь из Талмуда, и я скажу, кто ты».

    Талмуд и комментарии к нему являются своеобразной и неповторимой энциклопедией еврейской мысли и жизни народа. Там нашли свое выражение различные тенденции еврейской мысли – от крайнего, нетерпимого фанатизма до широкого универсализма, от ксенофобических утверждений до гуманистических идей, намного опередивших европейские идеи гуманизма, плюрализма и социальной справедливости. В Талмуде можно отыскать множество критических утверждений о евреях, которые сегодня назвали бы антисемитскими или исходящими от так называемых «евреев-самоненавистников». Такая традиция жестокой, нелицеприятной самокритики ведет свое начало от библейских пророков, бичевавших грехи своего народа и своей страны, а то и от самого Господа, сокрушавшегося об упрямстве, жестоковыйности своего избранного народа.

    Естественно, что по отношению к инородцам и иноверцам в Талмуде тоже имеются различные высказывания: от унаследованного от древних традиций кровавой мести завета «уничтожать даже память о Амалеке, и даже о его имени» до раввинского постановления IV века «Праведный гой равен первосвященнику».

    В отличие от греческих философов, любивших философию, т.е. буквально «любовь к мудрости» ради самой мудрости, еврейские мудрецы никогда не делали глобальных обобщений. Заявлять на основе одной цитаты или отрывка, что «Талмуд учит», можно лишь в качестве литературной метафоры. В талмудическом тексте о недопустимости браков между евреем и нееврейкой, есть цитата из Книги Бытия, когда Авраам говорит своим спутникам «оставайтесь с ослом». Талмудический автор добавляет «потому, что похожа на осла». Трудно понять, как из этого выводится заключение, что Талмуд сравнивает всех нееврейских женщин с ослицами, а брак с ними – со скотоложеством, как это утверждается в некоторых антисемитских и, увы, современных иудейских публикациях.

    Приведем еще несколько примеров. В Трактате Санхедрин (57:a) сказано, что еврей вправе не заплатить инородцам (букв. жителям Ханаана) за труд. Но уже на следующем листе разъясняется, что речь идет об исключительном случае, когда не соблюдаются законы, определенные для неевреев, так называемые «Семь заветов сынов Ноя.» Т.е. здесь речь попросту идет о штрафе для чужаков, не соблюдавших обычаев, установленных хозяевами. Зато в других ситуациях Талмуд требует строгого наказания за то, что обижают пришельца. Распространенное мнение, что Талмуд позволяет евреям воровать у гоя, вроде бы на сказанном в Трактате Баба Меция (24а), или о том, что еврей не обязан вернуть вещь, потерянную гоем в Баба Кама (113b).

    Зато в другом месте Талмуд учит, что «украсть у гоя хуже, чем украсть у еврея, поскольку оскверняется Имя (Божие)». Здесь ясно виден основополагающий талмудический принцип взаимной ответственности всех евреев за честь и славу Бога и друг за друга. Ведь узнав, кто вор, нееврей может ругательствами осквернить и святое имя тоже. Кстати, пассаж о потерянной вещи тоже разъясняется. Трактат Баба Меция определяет, как вести себя с найденными вещами, и какой срок давности, после которой вещи становятся собственностью нашедшего. Правило имеет универсальный характер, а не относятся лишь к евреям.

    Талмудический мудрец рабби Ханина считал евреев божественным народом. По его мнению, гой, ударивший еврея, обязан умереть, поскольку ударить еврея равносильно ударить Бога. (Трактат Санхедрин 58:b). Рабби Ханина учил, что сказанное фраза «сотворим человека по образу Нашему по подобию Нашему» (Быт. 1:26) относится лишь к евреям, а остальные относятся к категории «твари земные».

    Частное мнение прославленного рабби, похоже, не убившего в своей жизни не только ни одного гоя, но и не обидевшего мухи, находило многочисленных сторонников во всех поколениях евреев. Вдохновленный жестокими образами из Книги Иисуса Навина раввин Меир Каханэ призывал к насильственному выселению всех гоев из Страны Израиля. Его идеи повторял погибший от пули террориста его сын Биньмин Каханэ. Впрочем, известный апокрифический еврейский учитель предсказал судьбу им подобных «все, взявшие меч, мечом погибнут» (Матф. 26:52). Впрочем, и эта фраза сказана, чтобы удержать руку ученика, пытающегося поднявшего меч в защиту учителя.. Метафора смерти часто подчеркивает в Талмуде вовсе не кровожадные чувства, а лишь страстность проповеди. Сказано: «если у ученого (еврея) грязь на плаще, все равно, как он ответственен за смерть». Ведь даже распространенное выражение «чтоб ты сдох» не всегда понимается буквально.

    В упоминаемом трактате Санхедрин (57:a) приводится мнение, что за убийство гоя еврея нельзя казнить. Глава йешивы «Еще Иосиф жив» в Шхеме, ныне расположенной в еврейском поселении Кириат-Арба раввин Ицхак Гинцбург, написал книгу «Барух а-Гевер» («Барух герой» или «Благословенных муж», поскольку имя Барух значит благословенный), благословляющую убийство мирных богомольцев в Пещере Патриархов в Хевроне в 1994 году. Раввин Гинцбург заявляет, что «у гоев врожденная онтологическая скверна в сути их существа». «Народ Израиля, – по Гинцбургу, – вершина человечества, как по уму, так и по чувствам, а Ишмаэль – народ рабов с душой раба необузданный и дикий»[8]. Гинцбург находит обоснования своим теориям в ссылках на Тору и Талмуд, когда заявляет, что убийство гоя и еврея вовсе не одно и тоже. В первом случае Тора не одобрят поступка, а во втором – категорически запрещает. Исследователь израильского религиозного экстремизма профессор Авиэзер Равицкий пишет о Гинцбурге, как о человеке более опасном, чем Каханэ, интеллектуале и харизматической личности, имеющем много сторонников.

    Подобные идеи распространены среди раввинов и студентов некоторых других йешив, в частности Храмовой йешивы, занимающейся подготовкой жрецов, призванных служить в возрожденном Третьем иерусалимском храме. Много шума наделала в 1993 году публикация в США учебного пособия раввина Овадии Грама «Превосходство Израиля и проблема еврейского изгнания», где прямо заявлено, что евреи и гои относятся к разным биологическим типам. Немало сторонников подобных взглядов среди мессианской части любавичских хасидов. Впрочем, фундаментализм и использование религиозных текстов для нужд политической пропаганды вовсе не являются уделом одних лишь евреев. Евреи никак не изолированы от экстремизма и фундаментализма народов, среди которых они живут. Талмуд учит, что, убив человека, уничтожается целый мир». Причем речь идет как о еврее, так и нееврее. Поразительна мягкость приговоров в эпоху Талмуда. Мудрец рабби Элиезер сообщает, что смертная казнь проводилась исключительно по приговору Санедерина и только раз в семь лет (Трактат Макот 7а).

    В еврейской жизни неизменно побеждала мудрая, целесообразная, гуманистическая традиция. Естественное и здоровое чувство национального самосохранения отметало всяческое мракобесие, сглаживало ненависть неунывающим еврейским юмором. Иначе еврейскому народу просто не удалось бы выжить и сохранить свое уникальное наследие. Не фанатизм, а универсальные принципы иудаизма позволили евреям  оказать огромное влияние на народы, среди которых жили. Появившаяся в XIII веке Сэфер а-Хасидим (Книга праведных) учит «Если еврей намеревается убить нееврея, помоги нееврею». Великий раввин и учитель Шломо Ицхаки, больше известный под акронимом РАШИ учил, что неевреи «нашего времени это не язычники», проклятые в Библии амалекитяне или обреченные в рабство сыны Хама ханаанейцы. Сказано это было в пору жестоких преследований, депортаций и погромов времен Крестовых походов, прокатившихся совсем недалеко от его дома. Важно отметить, что идея уважения к другим, и ценностям плюралистического общества – это древняя, формирующая и неотъемлемая часть иудаизма и еврейской традиции. Раввины учили, что все люди равны в глазах Господа – если они выполняют волю Господа. Талмуд говорит «Еврей или гой, человек (мужчина) или женщина, богатый или бедный – согласно делам человека присутствие Господа опирается на него».

      «Великие раввины не измышляли законов-галахот[9],  – пишет Джуда Голдин. – То, что раввины делали, они вносили ясность в изучение закона, адаптируя их к меняющимся общественным условиям. Раввинские постановления галахот защищают закон от окостенения, а общество от фундаментализма». Универсальные общечеловеческие тенденции всегда преобладали над племенным фанатизмом и изуверством. Разные “учителя”, прославленные экстремистскими высказываниями и общественными скандалами, вроде духовного главы крупнейшей сегодня в Израиле религиозной партии ШАС, раввина Овадии Йосефа, быстро забывались. Если таких и помнили, то лишь в качестве героев забавных анекдотов, а сами эти раввины, несмотря на свою ученость, еще в Талмуде назывались «ослами, нагруженными книгами».

Мы отмечали уже отличие еврейской учености от склонных к абстракциям европейцев. У евреев все легче объяснить через примеры и протчи, чем через однозначные определения. Однажды спросили рабби, как ему удается подобрать столь удачные притчи к его урокам. Знаете, отвечал рабби, я отвечу вам историей. Как-то в местечко зашли казаки. Их хорунжий увидал на заборе круги для стрельбы и посредине дырку, прямо в яблочко. Едут казаки дальше, и опять круги и попадание прямо в яблочко. И еще раз, и еще. Спрашивает хорунжий  прохожего:

И кто это здесь в местечке так стреляет?
    Так это Шефтель, сынишка портного.
    Вот молодец! И где он так выучился?
    Очень просто. Он сначала стреляет, а потом рисует круги.
    Так и мы, сначала нахожу притчу, а потом уж вывожу из нее урок.

    У нас скопилось несколько историй, только урока мы выводить не будем.  

    Как-то в поезде встретились два еврейских коммивояжера

–    Слушайте Лейбович, куда вы едете?
–    В Минск.
–    В Минск!?
    ???
–  Слушайте Лейбович. Вы думаете, что я полный шейгец? Вы бы мне сказали, что едете в Минск только тогда, когда едете в Пинск. Но я то знаю, что вы едете именно в Минск! Так зачем же вы меня хотите обмануть, как пьяного гоя?

    Еще одна история. Две еврейские женщины говорят о своих мужьях
–    У меня муж директор.
–    А у меня – генеральный директор.
–    Зато мы отдыхаем в Бэй-Шор.
–    А мы с мужем были в Сан Тропез.
–    A y нас Мереседес 600!
–    Зато у нас Ройлс-Ройс!
–     У нас квартира в городе и домик в Пенсильвании
–    А у нас дом на Пятой Авеню, имение в Мэйне и ранчо в Техасе.
–    Aaaa!… Зато наша гойка-любовница моложе вашей!

    И еще одна притча, на сей раз из Талмуда: В Торе сказано: “И сказал Б-г: сотворим человека по образу нашему и по подобию нашему” (Бытие 1:26).

    “Если так, – задают риторический вопрос еврейские мудрецы, – почему же сказано, что человек создан из праха? А потому, – отвечают они, – чтобы никто не смог сказать, что он создан из высшей материи”. Эту мысль подкрепляет и комментарий Талмуда о шести днях творения. Спрашивают мудрецы: “А почему был создан всего один человек? А потому, – отвечают они, – чтобы мир поддержать между людьми, чтобы не смогли сказать друг другу, что мой отец был лучше твоего” (Трактат Мишнат Санхедрин 4e). И еще одно, оттуда же, напоследок. «Озадачились мудрецы вопросом, а почему человек был создан лишь на шестой день. И ответили, что если кто возгордиться, то ему надо сказать, что даже вшу Господь создал раньше тебя».

©Все права принадлежат Михаэлю Дорфману, 2003
© 2003 by Michael Dorfman

Библиография и ссылки

[1] Leo Rosten, The joys of Yiddish, McGraw-Hill Company, NY, 1966.[2] Leo Rosten The New joys of Yiddish NY, 2001

[3] Профессор Шмуэль Этингер признанный патриарх израильской исторической школы написал большое число книг по еврейской истории. В частности, для написания статьи используется его четырехтомный труд «Народ и его история», рекомендованный в качестве учебного пособия для старших классов израильских школ и для студентов вузов. В сокращенном виде по-русски в двух томах этот труд вышел в издательстве «Алия». В интернете, на сайте «Бюро связи с советскими евреями» (Натив) имеется очень сокращенный русский перевод другого труда Ш. Этингера «История еврейского народа в Новое время», выдержавшей в Израиле несколько изданий. Последнее, известное нам издание в 2-х томах вышло на иврите в 1984 г.

[4] Ам вэ толдотеа, Тель-Авив, 1969 г.

[5] * Франкисты – мессианское движение, созданное уроженцем Подолии Яковом Франком. Впоследствии Франк принял католичество.

[6] Judah Goldin “The Period of Talmud” in The Jews: their History, Culture and Religion Vol. 1 third edition, Louis Finkelstein editor. Harper 1960

[7] Виленский Гаон – рабби Элияху бен Шломо-Залман из Вильно (1720-1797). Титул Гаон (букв. гений ивр.) носили главы талмудических академий в Месопотамии, занимавшихся редакцией и кодификацией Талмуда. Элияху получил этот титул из- за огромного авторитета, позволявшему ему вносить коррективы в текст талмуда, подобно древним ученым. Среди сефардских раввинов титул гаон является ординарным.

[8] Цит. По Friedman, Robert I. Zealots for Zion: Inside Israel’s West Bank Settlement Movement. New York: Random House, 1992)

[9] Judah Goldin “The Period of Talmud” in The Jews: their History, Culture and Religion Vol. 1 third edition, Louis Finkelstein editor. Harper 1960

Advertisements

%d bloggers like this: