Michael Dorfman’s Essentials

_Часть 1

Михаэль ДОРФМАН

ЕВРЕЙСКИЕ ФРАГМЕНТЫ ЖИТИЯ СВЯТИТЕЛЯ НИКИТЫ

Часть 1

В оглавление

_Часть 2

ЗАЧЕМ ЕВРЕЯМ СВЯТИТЕЛЬ НИКИТА? (послесловие)

В “Росписи, или кратком летописце Новгородских владык” святитель Никита значится шестым Новгородским епископом. Никита – один из наиболее ранних святых Русской Православной Церкви. Его почитание отмечено еще в XII веке. Сведения о его жизни сохранил преподобный Поликарп со слов жившего в XIII веке святого Симона, епископа Владимирского и Суздальского, автора “Сказания о святой чудотворной церкви Печерской Киевской, како создася, украсися и освятися”. Святитель Никита чтился и как защитник Отечества, покровитель воинов. Летописец, рассказывая о походе Новгородского князя Мстислава и о его победах, Замечает, что Мстислав вернулся “в град свой молитвами преподобного Никиты, епископа Новгородского”.

Скончался святитель Никита в 1109 г. (30 января 1108 по ст.стилю). В 1558 г. были обретены его мощи при царе Иване Васильевиче и митрополите Макарии и новгородском архиепископе Феодосии. Канонизация, называемая в русском православии прославлением святого, сопровождалось исцелением слепых и расслабленных. Во время Ливонской войны святителя Никиту видели на поле брани в архиерейском облачении, он благословлял русских воинов. Доныне цел каменный корпус новгородского архиерейского дома, и в памятниках, и в народном предании известный под именем Никитинского. Это самое древнее из дошедших до нашего времени строений архиерейского корпуса. Новгородский Софийский собор в Новгороде, расписанный по замыслу ер. Никиты сохранился по сей день. Иные храмы, возведенные в годы его архиерейства, пострадали во время войны 1941-1945 гг, называемой русскими Великой Отечественной.

***

Странности в житие святителя Никиты начинаются с самого начала. Вот, что повествует о жизни святителя “Жития святых на русском языке, изложенные по руководству Четьих-миней св. Дмитрия Ростовского с дополнениями, объяснительными примечаниями и изображениями святых”, изданное в Москве в 1904 г.

Преподобного Никона, в бытность его игуменом, один брат Печерского монастыря по имени Никита, начал просить, чтобы он благословил ему подвизаться в одиночестве уединении в затворе.
– Сын мой. Не будет тебе пользы, при твоей юности, сидеть праздно, – ответил игумен. – Будет гораздо лучше, если ты останешься с братией и, работая вместе, не потеряешь награды. Ты сам видел, как брат наш Исаакий пещерник был соблазнен в затворе бесами и погиб бы, если бы его не спасла великая благодать Божья по молитвам преподобных отцов наших Антония и Феодосия.

Знакомые с уставами и порядками русских православных монастырей знают, что отказ в благословении означает запрет. В таких случаях налагается еще и послушание, чтобы трудом на пользу братии монастыря, покаянием и непрестанными молитвами изгнать неугодные мысли. Тут бы и делу конец, но житие повествует, как вопреки правилам и уставам, упрямый инок Никита продолжал настаивать.

Никогда, отец мой, я не соблазнюсь при каком-либо искушении. Я имею намерение твердо противостоять бесовским искушениям, и буду молить Человеколюбца Бога, чтобы Он и мне подал дар чудотворения, как некогда Исаакию затворнику, который и доселе творит многие чудеса.

Очевидно, авва монастыря обладал ангельским терпением. Даже в относительно либеральных современных американских православных монастырях такая настойчивость инока была бы неуместной. После отказа в благословении игумен еще раз пытается отвести Никиту от избранного пути

Твое желание выше твоих сил. Берегись, сын мой, чтобы ты не пал за свое превозношение. Я повелеваю тебе служить лучше братии, и за послушание свое будешь ты увенчан от Бога.

Наконец-то был дан категорический запрет. Как правило, запрет сопровождался суровой епитимьей для вразумления и смирения упрямства. Инока упрятывали в одиночную келью для длительной молитвы, поста и воздержания, как это случилось со св. Ларионом, тоже просившем у Никона позволения уйти в затвор. Лариона даже услали в другой монастырь. Никита же не послушал наставлений игумена. Дальше происходят удивительные вещи. Мы действительно находим Никиту в заключении, в пещере. Только заключил он себя туда сам.

– Он не мог победить в себе ревности к затворнической жизни. И он выполнил то, к чему стремился, заключился в пещере, крепко загородил вход и никуда не выходил…

Житие умалчивает, была ли пещера на территории Печерского Монастыря. Скорей всего нет. Трудно предположить, что игумен Никон стал бы долго мириться с подобным самоуправством. Вероятно, Никита попросту сбежал из монастыря.

Дальше житие повествует, что вскоре, “не по мнозех же днех” Никита не избежал козней. Дьявол быстро соблазнил инока. Прельщенный Никита не предался блуду, пьянству или обжорству, не занялся разбоем, лиходейством или лихоимством. Обольщение состояло в том, что бес представился Богом, и вместо молитв повелел читать книги, учиться и поучать народ:

– С этого времени ты уже не молись, но читай книги. Этим путем будешь ты беседовать с Богом и будешь подавать полезные наставления приходящим к тебе … Затворник поверил этим словам и, обольщенный, уже не молился, но стал ревностно читать книги… К приходящими к нему он много беседовал на основании Священного писания о пользе души… Он начал даже пророчествовать. О нем повсеместно распространилась слава и все удивлялись исполнению его предсказаний…

Можно предположить, что среди читателей найдутся верующие в реальность вселения злого духа. Мы же постараемся найти более реальное объяснение описанным событиям. Житие не скрывает серьезных идейных расхождений между Никитой и монастырской братией. Ведь православная традиция почитает главными обязанностями верующего молитву, пост, покаяние и смирение духа, а Никита видел главное в учении, придерживался предписаний иудейского закона. Дальше Никита тоже повел себя согласно иудейским традициям:

– … при этом никто не мог сравниться с Никитой в знании книг Ветхого Завета, все он знал наизусть: книгу Бытия, Исход, Левит, Чисел, Судей, Царств, все пророчества по порядку… Все книги ветхозаветные он знал очень хорошо, а святых евангельских и апостольских книг он не хотел ни видеть, ни слышать, не говоря о том, чтобы почитать. О Новом Завете он вообще ни с кем не хотел беседовать… Именно это обстоятельство и говорило, что Никита соблазнен дияволом.

Житие повествует о многих делах Никиты в тот период.

Когда приходили к затворнику искавшие у него утешения, то бес, почитавшийся им ангелом, сообщал ему все, случившееся с ними… и все сбывалось… [люди] заговорили о затворнике как о пророке и вполне верили ему и князя, и бояре. На самом деле, бес, конечно, не знает будущего, но что он сам и делал, то и возвещал…

Из скупых сообщений жития, очевидно, что своими предсказаниями Никита активно влиял на политику, раз ему “вполне верили князья и бояре”. Житие повествует:

– Послал Никита к великому князю киевскому Изяславу Ярославовичу с извещением “Сегодня убит князь Глеб Святославович. Пошли немедленно сына своего Святополка на княжеский престол в Новгород”. Как он сказал, так исполнилось. Спустя несколько дней пришло извести об убиении князя Глеба

Речь идет о событиях 1078 г., когда во время неудачного похода князь Глеб Святославович был убит финнами.

***

Житие святителя Никиты содержит и другие подробности, необычные в житийной литературе. Например, сцена прельщения инока дьяволом. Упомянутого выше первого русского юродивого Исаакия-чудотворца дьявол соблазнял около семи лет. Тут же прельщение случилось очень быстро. Само прельщение выглядит необычно для православного, зато вполне в иудейских традициях.

Во время молитвенного пения услышал Никита голос. Молившийся вместе с ним, и ощутил несказанное благоухание. Соблазнившись этим, он так размышлял сам в себе: если бы это был не Бог, то не молился бы со мной, и не было бы здесь благоухания Святого Духа. Он начал еще прилежней молится, говоря:
– Господи, явись мне Сам осязательно, чтобы я видел Тебя!
– На это последовал голос:
– Не явлюсь я тебе, потому, что ты юн и возгордишься и можешь пасть.

Затворник продолжал слепо просить:
– Никогда, Господи, я не соблазнюсь. Меня научил игумен не внимать бесовским искушениям. Но я исполню все, что ты повелишь.
Человеку, облеченному плотью невозможно видеть меня. Поэтому я посылаю ангела моего, чтобы он пребывал с тобой, а ты твори его волю.
И тотчас предстал пред ним бес в виде ангела…

Как усвоил Никита наставлениям игумена, мы видели выше. Зато сам эпизод очень странный для православного мировоззрения. В русской духовной литературе, в летописях есть много рассказов о прельщении злым духом. “Житие Феодосия Печерского” XI в. рассказывает о черноризце Ларионе, которого черти хватали за волосы, тащили с криком “сюда волоките, придавим его стеной!” Видения часты в православном мире и многие святые сподобились видениям. Говоря старинным языком, они лицезрели, т.е. видели лица святых, ангелов небесных, серафимов и херувимов, Богородицы, Иисуса Христа и всей Святой Троицы. Ничего странного в явлении Бога-Отца для православного человека быть не могло. Бога-Саваофа можно было увидеть изображенным на своде собора. Например, святой Софии в Киеве. Ничего странного для верующего православного не могло быть и в том, что бес принял божественный образ. Упоминаемый выше чудотворец Исаакий-затворник соблазнялся бесом, принявшим облик Иисуса Христа. Зато запрет видеть Бога неизменно существует у иудеев. Даже величайший из пророков Моисей не мог лицезреть Бога. Отметим еще, что мотив явления беса в виде ангеля – бродящий сюжет, отмеченный еще в Послании к Коринфянам или в талмудических мидрашах.

Так или иначе, но обеспокоенные святые отцы Киево-Печерской Лавры поняли, что инок находится в опасном состоянии духовной прелести.

Преподобные отцы пришли к затворнику: Игумен Никон, Иоан, который был после него игуменом, Пимен постник, Исайя, бывший впоследствии епископом Ростовским, Матфей прозорливец, Исаакий затворник, Агапит врач, Григорий чудотворец, Николай, бывший епископом Тмутараканским, Нестор летописец, Григорий, составитель канонов, Феоктист, бывший епископом Черниговским, Онисифор прозорливец.

Все они, прославленные добродетелями, придя, вознесли молитвы Богу о Никите и отогнали от него беса, так, что Никита уже не видел его…

Мы не будем подробно останавливаться на всех названных деятелях русской церковной истории XI-XII вв. Состав преподобных отцов очень представителен. Остается лишь гадать, для чего на самом деле понадобилось столь авторитетное собрание. Практика изгнания беса известна больше по католическим и еврейским источникам. Менее известно, что восточные ортодоксальные церкви, в частности русское православие тоже имеет свою тысячелетнюю традицию экзорцизма. Покойный бостонский владыка Константин, считавшийся в Русской Православной Церкви Заграницей признанным авторитет в деле изгнания злого духа, рассказывал автору, что для изгнания беса необходим всего лишь один священник, а присутствие других людей не только излишне, но и вредно и даже опасно. Впрочем, чин изгнания злого духа был введен в русское православие митрополитом Петром Могилой из католического требника лишь в веке XVII, а до того экзорцизм в православии никак не регламентировался и мог проводиться по-разному.

Маловероятно, что столь высокое собрание иереев собиралось для церковного суда, хотя по “Кормчей книге”, определявшей деятельность церковных судов, подлежали дела против веры и православной Церкви, именно: ересь, волшебство и колдовство или уреканье (укоризна) в них.

Можно предположить, что если бы речь шла о церковном суде, то и результат для Никиты был бы печальным. Православная церковь боролась не только с многочисленными ересями, остатками язычества, конкурирующими религиями, но с константинопольским патриархом,который был недоволен первым русским митрополитом Илларионом, назначенным князем Ярославом. Кстати, именно митрополиту Илариону принадлежит одно из первых антииудейских сочинений на Руси, яркое и страстное “Слово о законе и благодати” утверждающее ущербность “ветхого” иудейского закона перед новой христианской благодатью. Жива была в памяти людей недавняя история первого русича, облеченного титулом владыки в Новгороде, епископа Луки со странным для русского человека прозвищем Жидята. Епископ Лука был оклеветан своим холопом Дудиком, провел последние годы жизни в киевской тюрьме и был отпущен князем Ярославом и скончался по дороге домой.

Если же предположить, что Никита был евреем, то никакой ереси, естественно, не было, и он не подлежал церковному суду. Зато переход видного деятеля, близкого к князю в христианство стал бы большой победой молодой тогда православной церкви.

Продолжим рассказ. После того, как по молитвам преподобных отцов бес покинул Никиту, он не мог “ныне же ни единого слова не свесть”. Житие рассказывает об одном, очень странном обстоятельстве, могущем свидетельствовать о нерусском происхождении Никиты. После своего освобождения от беса Никите пришлось заново учиться грамоте. Весьма нетипичная подробность в житийной литературе. Можно предположить лишь то, что учится Никите, пришлось славянской грамоте.

Дальше житие рассказывает, что постепенно, придя в сознание, Никита осознал и исповедал свой грех перед святыми отцами.

“исповеда грех свой и плакася о том горько, дав себе в великое воздержание и послушание, восприем чистое и смиренное житие, яко превзыти ему всех добродетелию”. Он наложил на себя особенное воздержание и сотворил многие подвиги, начал вести смиренную духовную жизнь, во многом превзойдя других среди братии. Господь, видя такие труды принял его покаяние…

В Патерике нет про “исповеда свой грех” Это позднейшая вставка в синодальном пересказе жития. Нет и про то, что “Господь, видя такие труды…”. Но тексты неизменно свидетельствуют, что Никита не растерял своих талантов. Житие рассказывает, что ему был присущ дар чудотворения. Он предсказывал будущее и исцелял недужных. Летописи сохранили свидетельства о двух случаях чудесного спасения Новгорода от бедствий: в 1097 году святитель Никита своей молитвой угасил пожар, истреблявший город, а в другой раз, во время губительной засухи, низвел дождь. Очевидно, поэтому он почитается верующими как защитник от пожаров и покровитель земледелия.

Он же паству приим и различными добротами себе наипаче украси, имея бо в себе молчания корень, воздержания ветвь, пощения, цвет, смирения плод, любовию украшен, милостынею совершен, чистотою, и целомудрием, и правдою от обоюду, аки стенами, огражден и всеми благими нравы по многу изобилен”.

***

Попробуем теперь изложить нашу версию событий, рассказанных в житие святителя. Если отбросить гипотезу о дьяволе, то можно предположить несколько версий происходящего.

Вероятно, Никита поначалу не был ни монахом, ни даже христианином. Он был умным и предприимчивым евреем, близким ко двору киевского князя Изяслава. Таких евреев можно было найти в Средние века при дворах нормандских королей, арабских калифов, германских маркграфов и даже католических иерархов. Получив еврейское воспитание, по словам Печерского патерика, “Никита вся книгы жидовскиа сведяше добре”. Наставлявший Никиту “бес”, скорей всего, получал информацию от еврейских купцов, имевших фактории по всему пути “из варяг в греки” и дальше, по “шелковому пути из Китая в Европу”.

Еще один аргумент в пользу еврейского происхождения Никиты. В житие отсутствуют упоминания о детстве святого, о его происхождении. Надо сказать, что жития писались по очень строгому канону. Вольности “от своего измышления” были невозможны. Любая частность строго обусловлена агиографическим каноном, который, в свою очередь, основывается на освященных временем религиозных традициях. Канон жития требовал, чтобы там содержались сведения о месте рождения, о родителях, о детстве святого. Исключения делались лишь для язычников, принявших христианство. Для них важно было отметить, когда, где и у кого они крестились. Типичный пример – житие мученика Иоанна Литовского, родившегося язычником. Повествование начинается с того, как Иоанн с братом приняли крещение от некоего пресвитера Нестора. Вопреки агиографическим канонам в житие Никиты нет ничего о его рождении. Он как бы возникает из небытия набожным и самоуверенным иноком Печерского монастыря.

Впрочем, когда мы говорим про еврейское происхождение, то полагаем, что Никита мог принадлежать не только к традиционному иудаизму, почитавшему Талмуд, но к любому течению тогдашнего иудаизма. Oн мог быть из самаритянин – разошедшимся с иудаизмом еще после вавилонского пленения. К тому времени под напором византийского христианства, а позже ислама, самаритяне еще не стали, как сегодня, крошечной общиной, сосредоточенной вокруг древнего святилища Иисуса Навина на горе Гризим.  Житие старшего из Солунских братьев св. равноапостольного Константина (Кирилла)  Философа рассказывает, что тот встретил в Корсуни (Херсонесе) самаритянина и удивил его тем, что знал их язык и мог читать древние священные книги самаритян. Хотя не все ученые согласны с тем, что речь шла действительно о самаритянине. Кирилл и Мефодий жили в конце IX века, всего за три-четыре поколения от Никиты, а Крым совсем не так далеко от Киева.

Возможно, что Никита был хазарином – из иудейского государства кочевников Хазарского каганата, еще за два века до его жизни взимавшего дань с Руси. По всей видимости, в Хазарии иудаизм исповедовали лишь правители и аристократия, да иудаизм этот был явно не талмудического толка. Хазарские воины были в составе дружин князей Игоря и Мстислава. Русские летописи вспоминают о хазарах в Тмутаракани XI-XII вв.

Возможно, что Никита был караимом. “Чтецы Писания” караимы появились в Месопотамии. В 760 г. законный наследник экзилархата, сын главы талмудической академии в Суре, “главы изгнания” из рода царя Давида Аннаия бен Давид отказался почитать Талмуд, и слушать авторитет раввинов и книжников. “Они – обыкновенные люди со всеми человеческими недостатками, заявлял он, – Потому ни сами они, ни их сочинения не могут быть боговдохновенными и иметь для верующих силу закона”. Возмутителя спокойствия упрятали в тюрьму. Анания объявил себя экзилархом и халиф признал его главой аннанитов. Аннания написал книгу “Сефер ха-Мицвот” (“Книгу заповедей”) с яростными нападками на Талмуд, раввинов и “раввинистов”, обосновал свои выводами ссылками на Писание. Он обрушился с нападками на созданный раввинами календарь, брачный обряд, субботние обряды, ритуал очищения, категорически отрицал устный закон, на основе Талмуда. Талмудистов он прямо обвинил в сознательном искажении библейских законов, в подмене законов, данных евреям Богом через Моисея, законами, произвольно установленными раввинами. Знаменитой тезис Аннании – “Тщательно изучайте Тору и не спрашивайте моего мнения”. То есть в Торе можно найти ответ на любой вопрос, и для этого не нужны ничьи мнения, ничьи толкования и интерпретации, никакие другие законы и священные книги.

Глава знаменитой йешивы в Суре, Саадия Гаон выступил против караимов с книгой “Вера и мнения”. Саадия требовал официально исключить караимов из еврейской общины и категорически запретить смешанные браки между караимами и “талмудистами”. Его нападки на Анана были столь яростны и столь язвительны, что оскорбленные караимы пытались даже убить Саадью.

Расцвет культуры караимов продолжался около трех столетий. За это время появился ряд философов, поэтов, составителей молитв (много караимских молитв включено в традиционные еврейские молитвенники), грамматиков и ученых. Многие ученые полагают, что именно благодаря караимам шестиконечный Щит Давида – Маген Давид – стал общеупотребительным еврейским символом. Караимы создали систему огласовки библейского текста ктив месора, применяемой и в иудейской “талмудической” традиции.

Как раз на начало XI столетия приходится одна из вспышек ожесточенной борьбы между караимами и иудеями, придерживавшимися талмудической традиции. В этой борьбе в ход шло все, доносы, наговоры, придворные интриги. “Талмудисты” применяли против караимов те же средства, которые использовались при гонении на евреев – изгнание и запрет на священные книги и религиозную службу. К середине XII века евреи- противники караимов добились их изгнания из большинства традиционных центров. Крупные и процветающие караимские общины были разрушены. В Кастилии Йегуда ибн-Эзра, имевший большой вес и влияние при дворе короля Санчо III, добился официального запрета секты караимов и объявления их вне закона. Христианские реконкистадоры уничтожали и изгоняли караимов из Испании. Изгнания многочисленной и процветающей египетской общины добился знаменитый Маймонид, личный врач и приближенный султана Саладина, сам бежавший из испанской Кордовы, преследуемый фанатиками-мусульманами Альмохадами. И не нашлось среди караимов никого, равного Аннании, сумевшего убедить мусульманского халифа, что речь идет не об опасных врагах Бога, а о течении в иудаизме, которое пророк Магомет призывал опекать. Из Палестины караимов тоже изгнали мамелюки под предводительством Салладина, хотя и крестоносцы их не жаловали. Многие караимы бежали на восток – в Византию, Хазарию, на Волынь, в Крым. Впрочем, несмотря на все запреты, связи между различными течениями иудаизма продолжались. Браки между караимами и “талмудическими” евреями допускались в Восточной Европе до XVII века.

Менее вероятно, что Никита был христианином и, начитавшись Библии перешел в иудаизм. Примеров перехода в иудаизм можно найти достаточно и в то время и позже. За 100 лет до описываемых событий дьякон по имени Бобо покинул посольство заболевшего чумой французского короля-крестоносца Людовика Святого, объявился в арабской тогда Севилье, принял иудаизм и имя Элиэзер и стал публиковать памфлеты против христианства и вербовать неофитов. В 1096 г. в Венгрию прибыл французский крестоносец Вискунт с двумя сыновьями. Они приняли иудаизм, составили апологетику Талмуда. Один из сыновей – Иосиф стал известным мистическим поэтом. Где-то в начале 11 столетия иудаизм принял Висголд, каноник императора Kонрада II. Но в таком случае, согласно строгим правилам Никейского, и особенно Халкидонского соборов, не быть Никите святым, а гореть ему на костре или быть отлученным и проклятым.

Разумеется, говорить о строгом следовании на Руси постановлениям Халкидонского собора, да и других соборов, Византийского канона и Схоластикона не приходится. За 20 лет до описываемых событий князь Ярослав вопреки всяким канонам, и, в частности, вопреки постановлениям того самого Халкидонского собора, назначил русича митрополитом Киевским Иларионом (988-1051). По словам летописи “Бог князю вложи в сердце”. Видать, Бог говорил в то время со многими, нуждающимися в укреплении духа. Возможно Ярослав – отец франкской королевы Анны и тесть польского короля Болеслава, имел основания сомневаться в верности христианству тогдашнего вселенского патриарха Михаила Керуллария, отлученного в конце концов от церкви в 1054 г. легатами римского престола св. Петра тогда еще единой церкви. Отметим, что отлучение было снято лишь в 1965 г. на II Ватиканском соборе. Через 100 лет князь Изяслав Мстиславович снова самовольно назначил митрополитом русича Климента Смолятича (1051-1147) отказавшегося поминать вселенского патриарха. Символически, что этот митрополит принял имя в честь святого Климента, почти неизвестного в Византии. Предшественник Никиты на новгородской епископской кафедре Лука Жидята и вовсе принял хиротонию в 1055 г. у митрополита Ефрема, который не существовал в истории, ни русской, ни византийской церквей. Ниже мы расскажем о киевском митрополите Ефреме, правившем на 40 лет позже описываемых событий. Владимир Святославович, крестивший Русь принял основное руководство церковной жизни “Кормчую книгу”, сильно отличавшуюся как от греческих и болгарских канонов “Схоластикона”, так и моравской “Кормчей книги”.

©Все права принадлежат Михаэлю Дорфману, 2003 © 2003 by Michael Dorfman

Advertisements

%d bloggers like this: