Michael Dorfman’s Essentials

ИДИОТ – ИДИОТИЗМ, АНТИСЕМИТ – АНТИСЕМИТИЗМ

 Михаэль ДОРФМАН

ИДИОТ – ИДИОТИЗМ, АНТИСЕМИТ – АНТИСЕМИТИЗМ

Мою почту постоянно заполняют сообщения всяких рассылок, считающих себя еврейскими и пересылающих «еврейские»» новости. Правда, львиная доля этих новостей, по моим подсчетам 55-60% не имеют отношения  к еврейской жизни, а про палестинцев, арабов, террористов, антисемитов, а остальное  «еврейское» – про враждебное отношение, страдание евреев и разгул антисемитизма в мире. Модераторы, редакторы, а то и попросту доброхоты, считают рассылку таких сообщений благим делом, тщательно собирают, копируют и рассылают подобное, часто снабжая пометками «срочно» и тревожными комментариями.

Сообщение о нападении на студента религиозной еврейской семинарии – йешивы в пасхальную ночь  2006 года в Днепропетровске я получил восемь раз. История вкратце такова: после празднования пасхального седера, группа семинаристов шла домой по привычному пути в расположенное поблизости общежитие. Задержавшийся в синагоге израильтянин Хаим Горбов, пошел догонять товарищей. По дороге на него напали несколько неизвестных, ударили по голове, избили и нанесли ножевое ранение. Прохожие отнесли Горбова в помещение близлежащего клуба, откуда вызвали охрану, скорую помощь и мать потерпевшего, очевидно, жительницу города.

Сообщения пришли под шапками одна громче другой – «разгул антисемитизма», «антисемитизм на Украине» и т.п. Приводятся слова главного раввина Днепропетровска и области Шмуэля Каминецкого, обвиняющего во всем власти: «Антисемиты, чувствуя свою безнаказанность, попытались совершить самое страшное преступление – убийство. Слава Богу, что Хаим выжил. Руководство города и области, как и руководители Украины, должны не только сурово наказать тех, кто посмел поднять руку на самое святое, что есть на свете – человеческую жизнь, но и прекратить деятельность антисемитских и ксенофобских группировок, распространение литературы, призывающей к уничтожению евреев…».

Позже пришло заявление Азриэля Хайкина – главного раввина Украины (одного из четырех раввинов, соревнующихся за это звание). Хайкин тоже усматривает причины ксенофобии в отсутствии реакции властей, в частности, на распространение антисемитской литературы и бесчинства антисемитов. Раввин видит причину нападения на Горбова в том, что антисемитов приглашают на телевидение, они преподают в учебных заведениях, их издания, где они свободно публикуют свои вымыслы, свободно распространяются.

По сообщению «Едиот ахронот» «президент Федерации еврейских общин России и СССР Лев Леваев» призвал власти не просто ограничиться еще одним расследованием, а принять жесткие меры. Председатель Еврейского агентства Сохнут Зеев Бельский заявил, что и через 60 лет после Холокоста еврейство Украины находится под непрестанной угрозой нападения.

Игорь Романов, директор регионального объединения Федерации еврейских общин, считает происшедшее делом рук неонацистов.

«Не стоит забывать, что эту группу молодчиков видели ученики йешивы, которые прошли несколькими минутами ранее. Прямо в центре города, человек 30-40, с бутылками пива и даже с видеокамерами. Милиция отсутствовала. Студентам йешивы удалось убежать. Я уверен, что на Хаима Горобова напали только потому, что он еврей. Это было не просто хулиганство – это был спланированный акт антисемитизма. Они хотели убить еврея в день рождения Гитлера».

Из одной новостной ленты в другую новость кочевала, обрастая подробностями, а самое главное – реакцией местных и международных еврейских деятелей, которая рисовала картину терроризированной и подавленной еврейской общины. Обрастая призывами принять все более и более суровые меры, уже не против конкретных нападавших, а против скинхедов, антисемитов, прессы, а то и против Украины вообще.

***

Интересно, что днепропетровские деятели, в отличие от своих коллег более высокого ранга, воздержались от критики милиции, а предпочли упрекнуть в бездействии политическое руководство страны, якобы потакающее антисемитам, фашистам и скинхедам. В русскоязычном Днепропетровске такое поведение ничем не чревато, поскольку город на Днепре последовательно голосует за пророссийскую «Партию регионов», да и евреи Украины в большинстве своем подозрительно относятся к украинскому руководству, пришедшему к власти в результате «оранжевой революции». К тому же,  в Днепропетровске как раз «моя милиция» их бережет. Однако ни одна из доступных нам русскоязычных новостных лент не сообщила того, что и начальник днепропетровской милиции сам оказался евреем, и сам же находился на празднике в синагоге. Об этом сообщила корреспондент израильской «Едиот ахронот» Мири Хасон. Можно представить себе, что творится на улицах Днепропетровска, если даже милицейский начальник не сумел обеспечить безопасность в районе, куда он пришел отметить свой религиозный праздник. Так что Игорь Романов, директор регионального объединения Федерации еврейских общин, несколько грешит против истины, заявляя, что милиции не было на месте.

Беглый обзор днепропетровского и украинского интернета показывает, что криминогенная обстановка в городе и регионе очень плохая не только по отношению к евреям. СМИ отмечают высокий уровень уличной преступности. В городе действуют грабители, мошенники, бандиты, убийцы. Отмечается и высокий уровень организованной преступности, причем в сотрудничестве с бандитами открыто обвиняют даже городского прокурора Владимира Шубу. В прошлом году бандиты убили полковника Эдуарда Шевченко, отвечавшего в городе за борьбу с организованной преступностью.

Да и вокруг еврейских организаций тоже происходят вещи совершенно непотребные. N – известный еврейский активист в Украине рассказал мне, как одном городе на Днепре пытались открыть общину прогрессивного иудаизма.

«Дважды у нас в городе пытались открыть реформистскую общину, но… Первый раз председателя реформистов  перекупил раввин: дали хороший офис, иномарку, высокооплачиваемую работу и парень сдал документы в архив. Второй раз председатель оказался крепким орешком, и документы пошли на регистрацию в исполком, а он улетел в командировку в Израиль. В этот момент городской отдел по борьбе с экономической преступностью стал срочно проверять фирму, где гл. бухгалтером работала жена председателя. Эти «ментозавры» сделали ей предложение, от которого она просто не могла отказаться. Ей прямым текстом предложили или сесть на скамью подсудимых, так как обвинение уже было сфабриковано; или она от имени мужа забирает регистрационные документы на реформистскую общину из исполкома, так как община уже получила официальную регистрацию в исполкоме, а менты закрывают дело. Она позвонила мужу, а ему, как нормальному человеку, родная жена была ближе, чем все остальное, и он сказал: «Подписывай любые документы, чтобы они от тебя отстали». Она все подписала, регистрацию отменили, а женщина легла в больницу с сердечным приступом. Вот так работает Хабад. Я не знаю, чего так боится раввин. Ведь реформисты ему не конкуренты, но он заявил, что пока он в городе – там реформистам он открыться не даст».

История эта хорошо известна в Украине многим активистам, связанным с еврейской жизнью, да и подобных, а то и более «крутых» историй можно было бы рассказать множество. В 1994 году я сам работал в представительстве израильской правительственной службы «Натив» (Бюро по связям с советским еврейством) в Восточной Украине, побывал и в Днепропетровске, и свои впечатления описал по возвращении в пространном отчете, поданном по начальству.

На мою просьбу рассекретить отчет, я пока не получил ответа, некоторые мои заключения находятся в отчете парламентской комиссии, разбиравшей работу «Натива» – связь с криминалитетом, обеспечение въездных виз в Израиль многочисленным сомнительным личностям, бесконтрольная трата средств на подарки и прочее. Комиссия рекомендовала вообще закрыть «Натив» или, по крайней мере, отобрать у него функции сбора информации и ведения оперативной работы. Тогдашний глава «Натива» Яков Кедми в свое оправдание заявлял, что все это было вызвано оперативной необходимостью и делалось для обеспечения эффективной работы для спасения евреев в бывшем СССР.

Не раскрою большого секрета, если скажу, что в деятельность еврейских организаций входила и раздача богатых праздничных подарков местным начальникам, в том числе чинам милиции и  Службы безопасности, помощь детям в обучении в западных вузах и т.п. Так, что если украинский милицейский генерал, приехавший справлять пасхальный седер в синагогу, не смог обеспечить безопасность даже в месте своего пребывания, то это говорит о действительно серьезном взрыве преступности на подведомственном ему участке.

В сталинском СССР или, скажем, в Ираке времен Саддама Хусейна, начальников защищали куда более эффективно, а уж если что и незапланированное случалось, то изводили под корень всякую активность. Да и в демократическом Израиле, на контролируемых территориях, нападение на религиозного еврея влечет за собой взорванные дома, выкорчеванные сады  и оливковые плантации, расширение мертвых зон вокруг еврейских объектов и поселений. В Украине такое недопустимо, однако хотелось бы, чтоб органы охраны правопорядка действовали более эффективно.

***

Разумеется, антисемитские инциденты в Украине происходят. За два месяца до случая в Днепропетровске, в киевскую синагогу прибыл пожилой человек и попросил встретиться с раввинами. Не дождавшись раввинов, он выхватил нож, и с криками о необходимости убить евреев напал на охрану. Охранники повалили нападавшего, связали его и передали подоспевшей милиции. Со стороны еврейских деятелей немедленно посыпались обвинения в росте антисемитизма, а Антидиффамационная лига даже вошла в Конгресс США с требованием не отменять поправки Джексона-Виника, вводившей ограничения на коммерцию с Украиной из-за угрожающего всплеска а антисемитизма там. Скоро выяснилось, что нападавший был тяжелый душевнобольной, однако поток обвинений не прекратился.

Интересно, что буквально в то же время трое израильтян – членов одной семьи – напали на Храм Благовещения в Назарете и закидали его петардами. Израильские власти выяснили, что нападавшие находились под опекой социальных служб и имели психиатрические диагнозы. Однако арабские общественные деятели, в том числе депутаты кнессета, тут же заявили о росте насилия и расизма в Израиле, о неспособности и нежелании властей защищать мусульманских и христианских граждан и даже обратились в ООН с жалобой. Их реакция была совершенно аналогичной реакции еврейских общественных и религиозных организаций в Украине, хотя некоторые в Израиле тут же обвинили их в антисемитизме, нагнетании ненависти и даже в кровавом навете.

Впрочем, в Израиле, с легкостью необыкновенной в кровавом навете обвиняют и самих евреев. Попалась мне недавно в некоем русскоязычном издании статья «про кровавый навет», якобы возводимый активистом-правозащитником Йоэлем Маршаком на еврейских поселенцев на контролируемых Израилем территориях. Маршака, то ли поймали, то ли видели с пилкой, когда он портил оливковые деревья арабских крестьян, в чем правозащитники обычно уличают самих поселенцев. Чем бы там не занимался Маршак, однако, кровавый навет – это ложное обвинение евреев в ритуальном убийстве. Можно подумать, что знаменитое «дело Бейлиса», всколыхнувшее всю совесть всей Российской империи, случилось из-за того, что Менделя Бейлиса обвиняли в том, что он с пилкой портил киевским обывателям «садок вишневый коло хаты». А ведь именно обвинение в ритуальном убийстве «убить еврея в день рождения Гитлера» возводит на так и не пойманных «скинхедов» координатор Федерации еврейских общин Романов. Про то, что скинхеды хотели убить еврея в честь дня рождения Гитлера, уже как  о факте, а не как мнении Романова, рассказала израильская газета «Едиот ахронот». Через два дня газета поместила угрожающее фото скинхеда из архива, хотя еще никто к тому времени по этому делу не был задержан.

Того же порядка и прозвучавшее из Израиля обвинение главы Сохнута Бельского, прямо намекающего, что Холокост в Украине продолжается. Впрочем, чего мелочиться, если сам Эйбрам Фоксман, глава Антидиффамационной Лиги, кстати, призванной по уставу бороться с любыми формами клеветы и ксенофобии, заявлял (в книге «Никогда больше?»), что сегодня угроза евреям в мире совершенно аналогична ситуации 30-х годов? Или бывшая феминистская журналистка Филис Чеслер в книге «Новый антисемитизм» провозгласившая, что «война против евреев продолжается». Как будто не положило человечество громадные жертвы, чтоб уничтожить нацизм. Впрочем, заявления о том, что нацизм не был побежден в 1945 году, а уж тем более недостоверные сравнения всех, кого не любишь, с Гитлером порой  встречаются также и в русскоязычной еврейской прессе.

Интересно, что все это повторяет практику и терминологию самих антисемитов и врагов Израиля. У последних тоже: израильские солдаты – нацисты-гитлеровцы, любые жертвы среди гражданского населения – военное преступление, любое место заключения – Освенцим, любая бомбардировка – Герника, любое ограждение – Варшавское гетто, любое выселение – геноцид, а все израильские руководители – гитлеры. Понятно, что все эти обвинения теряют смысл, а если Освенцим, и геноцид, и гитлеры везде, то их нет нигде.

Разумеется, нельзя оставлять антисемитов без ответа. Только делать это надо с умом, соблюдая пропорции. Иначе все «ответы» антисемитизму будут только для внутреннего потребления, для разжигания страха и ненависти в еврейских кругах и недоумения (в лучшем случае) среди окружающих.

Древнего еврейского мудреца и ученого по имени Старый Гилель спросил как то чужеземец: «В чем смысл еврейства?» – «Не желай другим того, чего не хочешь себе, – ответил мудрец. – Все остальное комментарии». И еще добавил: «Иди и учись!»

К сожалению, учиться многовековой мудрости в сегодняшнем мире недосуг и не у кого. Необходимо спешить, достичь заголовков новостей, отчитаться перед опекунскими советами, спонсорами и грантодателями. Антидиффамационной лиге и другим организациям приходится вести даже заведомо проигрышные кампании, ставить под угрозу нажитую годами борьбы за гражданские права солидную репутацию, иначе победят конкуренты. Например, совершенно проигрышная кампания против снятия поправки Джексона-Виника. «Если бы не мы, – сказал мне сотрудник АДЛ, – кампанию поднял бы Центр им. Визенталя».

Недавно пришлось мне беседовать с 82-летним Мэлом Коэном, активистом борьбы за гражданские права во Флориде.

«Еще в 60-е годы евреев здесь не пускали в клубы и хорошие гостиницы, не принимали на курорты. Еврейских врачей не принимали на работу в больницы. Мы создали еврейские больницы, однако не «только для евреев», а сделали их лучшими и престижными. Наших адвокатов не принимали в престижные фирмы – и мы создали лучшие здесь адвокатские конторы. Иногда мы разворачивали кампанию в прессе, иногда шли в суд, иногда лучше было промолчать. Однако – самое действенное оружие – это создание коалиций с разумными людьми за пределами еврейского мира, с церквями,  правозащитными организациями, борцами за права трудящихся, с антифашистами».

Весь январь я провел в Украине. Я бывал на разных мероприятиях, посвященных Холокосту. Ни разу я не видел, чтоб еврейские организаторы приглашали представителей власти. На культурных событиях и презентациях, посвященных еврейской культуре, я как раз встречал представителей многонациональной украинской интеллигенции, зато «профессиональные евреи» и «борцы с антисемитизмом» туда ходят редко.

«Борьба с антисемитизмом» теряет  свои первоначальные цели, и становится своеобразным светским культом, зачастую заменяющим нам и религию, и культуру, и народные обычаи. Здесь не важно добиться успеха, потому что внедряется ментальность жертвы,  уверенность в том, что победить невозможно. Зато позиция жертвы позволяет оправдать многие недостатки в собственной жизни, в еврейской и израильской политике, зажать рты критикам. Обвинения в антисемитизме стали разменной монетой не только в отношениях профессиональных евреев с окружающим миром, но и в жарких внутриеврейских конфликтах. К хулиганским налетам и клеветническим публикациям антисемитов надо относиться со всей строгостью, помня, к чему это может привести и осознавая, что антисемитизм – это не только про евреев, но и симптом тяжелой социальной болезни любого общества. И нельзя обвинять даже наиболее безответственных еврейских ораторов в разжигании антисемитизма. Такие лишь компрометируют свое дело, а в антисемитизме виноваты сами антисемиты. Ведь наш народ  кровью шести миллионов убитых в Холокосте, кровью неисчислимых жертв многих исторических трагедий, заплатил за то, чтобы антисемитизм стал считаться в мире одним из самых тяжелых, позорных и непростительных обвинений, стал мерилом всякой этнической вражды.

***

Если заявлять вслед за Бельским, что положение в Украине сегодня – продолжение Холокоста, – то чем же тогда были подлинный государственный антисемитизм времен СССР, унизительные расистские законы Царской империи, замыкавшие евреев в Черте оседлости и процентной норме на образование? Уж не говоря о нацистской программе окончательного решения еврейского вопроса приведшей к Холокосту. Если любой критик израильской политики, религиозного мракобесия, работы еврейских организаций, а порой и рассказчик еврейских анекдотов,  – антисемит, то подлинный антисемитизм разменивается на мелочи. Если антисемиты везде, то они – нигде, и само понятие антисемитизма попросту теряет смысл.

Говорить об антисемитизме, как и о любом виде расизма, правомочно лишь тогда, когда ксенофобские настроения поддерживаются властью или государственной религией. Кое-где так и происходит. Например, отказ милиции и СБУ в Керчи квалифицировать систематические оскорбления и угрозы против местной синагоги «Хесед малка» и ее прихожан напоминают недобрые времена СССР, когда власти в упор отказывались признавать не только антисемитизм, но и существование самих евреев. В Керчи не увидишь милицейского генерала, празднующего в синагоге пасху. Впрочем, некоторые еврейские круги скучают именно за таким порядком, «когда антисемитизма было сколько угодно, но слово «жид» боялись произнести».

Наличие антисемитов еще не говорит о том, что в стране свирепствует антисемитизм, как и наличие идиотов, не говорит о том, что страна повержена в идиотизм. Антисемитские, расистские или ксенофобские настроения любого вида  – это на самом деле естественная, глубоко заложенная в человеческой психике, тревога перед чужим и непонятным. Психологи отличают тревогу от страха. Тревога бессознательна, и ей трудно найти рациональную причину. Зато очень рациональные люди используют, а то и возбуждают, тревогу в очень рациональных целях. В книге известного американского юриста и произраильского активиста Алана Дешовица «Исчезающий американский еврей» приводится интересная статистика, выявленная опросами общественного мнения. Если в 30-е годы, во время разгула антисемитизма, клеветнических публикаций в прессе и на радио, фашистских парадов на улицах и требований некоторых политиков ввести для евреев те же расистские законы, что и для негров, по примеру Нюренбергских законов в Германии, лишь 34% евреев считало, что существует реальная угроза антисемитизма. Зато в начале 90-х годов, когда президент Клинтон привел рекордное число евреев в свое правительство, антисемитизм в Америке практически исчез, и даже в арабо-израильских отношениях наметился какой-то временный проблеск надежды, около 80% американских евреев считали, что существует реальная угроза антисемитизма. Обнадеживает лишь то, что процент озабоченных падает вместе с возрастом опрошенных.

В русскоязычной еврейской прессе появляются списки антисемитов, включающие всю украинскую элиту и даже бывшего президента Кравчука, постоянно осуждающего антисемитизм. Многих включили лишь за то, что получали звание почетного доктора в вузе, ректор которого с 1999 г. стал позволять себе антисемитские заявления. Впрочем, подобные списки очень напоминают списки «скрытых евреев», якобы правящих Россией, Украиной и всем миром, появляющихся в антисемитских изданиях. Даже имена там иногда те же самые. Самый правдивый опрос по поводу антисемитских настроений дают парламентские выборы. Как в Украине, так в России, антисемитствующие деятели смогли набрать меньше одного процента голосов. Евреи живут в Украине тысячу лет, еще с времен киевских князей. Еврейский народ, такой, как он есть, сформировался на этой земле от Вислы до Днепра. И мирных периодов добрососедства со славянскими соседями в нашей истории было значительно больше, чем кровавых периодов вражды и ненависти. И евреи будут продолжать жить в Украине и России. Сегодня многие израильтяне, подобно пострадавшему от нападения Хаиму Горбову возвращаются сюда, чтоб построить свой дом и растить детей. Горбов лучше всех, разглагольствовавших об антисемитизме начальников, выразил главную человеческую, еврейскую надежду: «Я поеду учиться в Москву на шойхета (ритуальный резник мяса) и вернусь в Украину работать. Евреи всегда будут жить в моем городе, они будут соблюдать заповеди, и я буду помогать им…».

Все права принадлежат Михаэлю Дорфману © 2006
© 2006 by Michael Dorfman.  All rights reserved.

%d bloggers like this: