Michael Dorfman’s Essentials

Вы бы стали перечить Голдману?

Михаэль Дорфман

ФИНАНСОВАЯ РЕФОРМА ОБАМЫ

Вы бы стали перечить Голдману?

Вместо послесловия

Часть 1 Лобби, которое играет Америкой
Часть 2 Америка, которой играет лобби
Часть 3 Америка, которой играет лобби (прод)

Перед отбытием на конференцию развитых стран G20 президент США Барак Обама заявил, что реформа финансового сектора, которую вот-вот утвердят в Конгрессе – 90% того, что он хотел добиться. Администрация президента Барака Обамы уже вовсю продает реформу публике, как успех, исполнение обещания «перемен». Да и на встрече «двадцатки», скептически относившейся к способности президента США править, будет чем похвастаться. Действительно, новый пакет финансового регулирования уже принят обеими палатами Конгресса и согласительная комиссия уже выработала компромиссный вариант. После этого президент подпишет закон, и на Уолл-Стрит вздохнет с удовлетворением. Те из финансистов, кто исповедуют иудаизм, наверняка скажут благословение на древнееврейском языке «Барух ше пторану – Благословен господь, что избавил…». Финансисты других конфессий тоже могут сказать что-то свое. Несмотря на небывалое единодушие общественного мнения, они сумели отвести угрозу необходимых реформ.

Положению американского финансового рынка я посвятил несколько статей (см.список в наверху страницы). Они вышли в свет как раз перед началом дебатов в Конгрессе США. Я получил на статьи большое число откликов и замечаний от специалистов и обозревателей. Общим было то, что никто не верил, что Уолл-Стрит отделается так легко. Некоторые банкиры и спекулянты почувствуют неудобства, увеличится размер бумажной дани, которую надо выдавать для разных контролирующих инстанций. Однако бизнес на Уолл-Стрит будет продолжаться, как обычно, и гигантская машина по производству спекулятивных пузырей будет действовать с прежней силой. По-прежнему будет представлять опасность для американской и мировой экономики.

Как получилось, что Уолл-Стрит – дискредитированный в глазах американской публики – вышел из кризиса разбогатевшим? В результате рисковых спекуляций народ потерял значительную часть своих сбережений. В Белом доме обосновалась администрация, избранная на основе обещаний коренных изменений. Тем не менее, финансовая индустрия вместе со страхованием и спекуляциями недвижимостью снова получили зеленый свет, чтобы продолжать работать по-старому.

В последнее время вышло несколько книг, помогающих понять, что на самом деле происходит с финансовой индустрией, которая заправляет в вашингтонской политике. Стоит отметить блестящую книгу аналитика Уолл-Стрита Саймона Джонсона «13 банкиров: Поглощение Уолл-Стритом и следующий экономический обвал» (13 Bankers: The Wall Street Takeover and the Next Financial Meltdown) . Однако, лучше всего ситуацию с «реформой» описывает «Президентство в опасности. Внутренняя история обещаний Обамы. Мощь Уолл-Стрит и борьба за будущее нашей экономики» Роберта Каттнера (A Presidency in Peril: The Inside Story of Obama’s Promise, Wall Street’s Power, and the Struggle to Control our Economic Future by Robert Kuttner).

Роберт Каттнер подробно и последовательно излагает историю финансового краха 2008 года, «восстановление», оказавшееся еще более болезненным, чем сам кризис, и последующие дебаты, позволившие спустить на тормозах требования истинной реформы финансового сектора. Несомненно, Каттнер – лучший эксперт в этих вопросах, в течение 30 лет он руководит «American Prospect», – ведущим национальным журналом, обозревающим экономическую политику американского правительства, повернувшую вспять рост благосостояния американцев.

Большинство профессиональных критиков и диссидентов отличает занудство. Их, как правило, вовсе не интересует, что происходит за пределами сферы их занятий. Они наслаждаются своей избранностью, сложностью политики и не слишком заботятся, чтобы за пределами круга, где принимают решения, понимали, что происходит. Каттнер, наоборот, заинтересован, чтобы мы все поняли.

Во время предвыборной кампании Барак Обама обещал, что больше не будет сделок за закрытыми дверями, что его политика будет открытой, что все дебаты по важным национальным вопросам будут транслироваться по ТВ, а документы появятся в интернете. Эти обещания не были выполнены. «Президентство в опасности» берет читателя за кулисы всех основных экономических дебатов, которые определили американский ответ на экономический коллапс последних двух лет. Эти «решения отвели вторую Великую депрессию в пользу очень немногих избранных. «Уолл-Стрит восстанавливается, и ее управленцы снова начисляют себе десятки миллиардов в качестве бонусов, – пишет Каттнер, – однако Мейн-Стрит не получает ничего от этого процветания».

Мейн-Стрит – это главная улица, весь американский народ, который заплатил за кризис и его разрешение, но ничего не получил от того, что поставил Уолл-Стрит на ноги. Мейн-Стрит ничего не получил потому, что, администрация Обамы «неспособна победить гегемонию финансов». Несмотря на нового жильца в Белом доме, Уолл-Стрит продолжает рулить. По двум из трех ключевых вопросов американской экономической жизни после финансового краха – облегчению ипотечного бремени и банковской реформе, администрация Обамы «предпочла продолжать провалившуюся политику Буша». По третьему вопросу – стимуляции экономики, администрация Обамы «предприняла что-то новое, но недостаточно». И за всеми эти текущими делами, администрация президента так и не подошла к решению главного вопроса – противостоянию тотальному влиянию Уолл-Стрит на политику в Вашингтоне. «Это совершенно непонятно, как президент, построивший свой успех на обещаниях перемен, на самом деле продолжает политику своих предшественников, – пишет Каттнер, – парадокс решается просто, если учесть огромное влияние финансовой сферы на политику обеих партий в США».

Помню, однажды прогрессивный конгрессмен из Нью-Йорка Энтони Вайнер взорвался: «Может быть, они нам и не говорят, как надо голосовать. Однако откуда у конгрессмена время разобраться в тонкостях написанных лоббистами законопроектов, если пять часов в день у меня отнимают звонки с целью мобилизовать средства для предвыборной кампании!». «Вместе с концентрацией финансовой мощи приходит и концентрация политической силы» – замечает Каттнер. Раз за разом, спокойно, а часто и леденяще, книга показывает, как Уолл-Стрит применяет эту силу, порой грубо, а порой вкрадчиво и мягко. Каттнер не просто говорит об Уолл-Стрит. Он называет имена. Тех, кто дрогнул. Тех, кто расчетливо продал интересы избирателя, тех, кто совершил служебную измену, кто предпочел интересы того, кого обязан был контролировать. И тех немногих, кто не поддался нажиму.

Показателен пример Джина Сперлинга, последнего главы экономической команды президента Клинтона, руководителя Национального совета по экономике. После службы в администрации Клинтона, большинство экономических советников и чиновников ринулось прямиком в финансовый сектор, который они раньше по долгу службы регулировали. Сперлинг остался в научно-исследовательском институте. На Уолл-Стрит понимали, что после выборов 2008 года Сперлинг обязательно займет ключевую позицию в любой будущей администрации Демократической партии. И тогда в Голдман-Сакс создали ему должность – экономический советник при их благотворительном фонде с годовой зарплатой 887.727 долл. Для Голдман-Сакс – это копейки заплатить человеку, чья основная зарплата в исследовательском центре «Совет по иностранным делам» составляла 116.653 долл. в год. «Сейчас Сперлинг – высокопоставленный экономический чиновник в администрации Обамы — пишет Каттнер, – Если бы вы были на его месте, стали бы перечить Голдману?»

Это и есть главный вопрос книги «Президентство в опасности». Он касается всей администрации президента и лично президента. «Является ли сам Обама заложником финансовых элит и его путь необратим?». Каттнер надеется, что нет. Он вспоминает Гарри Трумена, испытывавшего в начале пути огромное давление. Привилегированные элиты надеялись после смерти Ф.Д. Рузвельта отменить прогрессивные реформы «Нью-Дил». Трумен сумел устоять, потому, что обратился к избирателям, ответил организацией давления снизу, восстановлением коалиции всех, кто выиграл от рузвельтовских реформ. Тем самым Трумен отразил давление «зажравшихся привилегиями» (gluttons of privilege).

Каттнер заключает, что Обама лишь сейчас осознает свой полный потенциал лидера. То, что президент будет делать, это не только испытание его характера, но испытание характера американского народа.

©Михаэль Дорфман 2010
©Michael Dorfman 2010

3 Comments »

  1. Спасибо. С большим интересом и удовольствием прочитала. Хотелось бы узнать, какого положение американского финансового рынка в данный момент на Ваш взгляд.

    Comment by marusaj — April 29, 2016 @ 6:21 pm

    • одним словом не ответишь 🙂

      Comment by lamerkhav — April 29, 2016 @ 10:56 pm

      • Было бы здорово, если бы Вы ответили своей новой статьёй. В 3-х и более частях 🙂 . Какие произошли изменения и как они повлияли на жизнь простых людей? Что нового придумали? Каковы новые алгоритмы или как усовершенствовали стратые….:) С уважением. Буду ждать!

        Comment by marusaj — April 30, 2016 @ 3:10 am


RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: