Michael Dorfman’s Essentials

Америка, которой играет лобби

Михаэль Дорфман

ФИНАНСОВАЯ РЕФОРМА ОБАМЫ

Америка, которой играет лобби

Статья вторая

Начало Часть 1 Лобби, которое играет Америкой

Кредит, как известно, основа хозяйства либеральной экономики. В одном из крупнейших банков у меня была кредитная линия на 20.000 долларов. Я не люблю жить в кредит, и, в связи с этим, использовал из этой суммы всего две-три тысячи. Как ответственный и надежный клиент я получил на свой кредит учетную ставку – около 12% годовых, что по американским меркам очень хорошо. В один прекрасный день пришло известие, что мою кредитную линию произвольно снизили до 5.000, результатом чего оказалось, что я использовал 60% своего кредита. Моя надежность в глазах банка снизилась, и мне назначили 36% годовых. Жена моего друга отвечает в этом банке за кредиты. Она просто объяснила мне, что времена тяжелые, барыши падают, а банк должен зарабатывать деньги. Я не хотел платить такие проценты, выплатил свой кредит. Однако закрыть эту карточку было невозможно, поскольку тогда пострадала бы моя кредитная история, составляемая якобы независимыми экспертами.

Кредитная история сопровождает любого американца и определяет его надежность в глазах банков и других кредитных учреждений. В последнее время работодатели стали требовать данные о кредитной истории у своих сотрудников. Этим роль оценщиков кредитоспособности не исчерпывается. По закону они обязаны проводить оценку рейтинга всех ценных бумаг. Финансовые учреждения, считающиеся солидными, обязаны руководствоваться этими рейтингами в своей инвестиционной деятельности. Пенсионные и доверительные фонды смогли играть рисковыми деривативами потому, что они имели высший рейтинг ААА.

«Мафия не берет таких процентов»…

За последние 16 лет в США возникла многомиллиардная индустрия, зарабатывающая деньги на овердрафте. Речь идет не о коммерческих банковских процентах, а о различных пенях и штрафах, которые банки могут возлагать по своему усмотрению. Рентабельность обычных банковских операций падала, и банки стали прибегать к различным манипуляциям, чтобы вовлечь клиента в овердрафт, а затем взимали с него штрафы по хитроумным алгоритмам. В ход шло все, от задержки счетов из банка до предоставления заманчивых сервисов, по предоставлению овердрафта. Скажем, деньги на карточке заканчивались, а клиент не зная об этом, шел выпить чашку кофе. Карточка срабатывала, и за 10-15 долларов потраченных в кафе, клиент платил 35 долларов за услугу овердрафта, да еще проценты на овердрафт, которые покрывались за пять дней. В итоге банк зарабатывал два-три доллара на каждом долларе, т.е. в годовом исчислении 10.000%.

Мафия не берет таких процентов – заметил кто-то из обозревателей. В общем, по стране на подобных формах ростовщических манипуляций на овердрафтах делается свыше 40 миллиардов долларов в год. Да еще различными манипуляциями банки сами вовлекали клиентов в перерасход.

Как получилось, что банки могли обойти определенные в законе максимальные проценты на ссуды? А очень просто. В 2004 году под давлением финансового лобби Федеральный резерв принял правила о том, что штрафы на овердрафт не являются ссудами.

1968 году, в либеральную пору Великого общества Линдона Джонсона Конгресс принял Акт «Истина в займах» (Truth in Lending Act). Финансовая индустрия не любила этот закон. Там были некоторые ограничения, предусматривалась защита потребителя в случае кражи кредитной карты. Однако там впервые был введен принцип – банки должны сами себя регулировать. В моде была «теория пирога». Теория эта утверждала, что нечего заботиться о борьбе за справедливый раздел пирога, потому, что это мешает увеличению самого пирога. Если же снять ограничения, то бизнес позаботится увеличить этот пирог, и всем достанутся большие куски. На деле пропасть в американском обществе возрастала. Все меньше и меньше было независимых хозяев, а все больше менеджеров и франчайзеров. Вымывался средний класс. Свободнорыночная экономика успешно перекачивала деньги из карманов 90% американцев в руки сверхбогатых 10%. Реальный рост благосостояния подменялся ростом индивидуальной задолженности американцев и невиданным ростом национального долга. Нынешнее поколение в общем зарабатывает меньше своих родителей. Это первое такое поколение в истории Америки.

К концу ХХ века защита потребителя уже не являлась актуальной темой для американских законодателей. В 2000 и 2003 годах провалились две попытки внести в закон «Акт истина в займах» ограничения хищнических займов и практик.

22 февраля в США вступил в действие закон, пышно названный «Билл о правах для кредитных карт» (Credit Cards Bill of Rights), в память исторического «Билла о правах», где были сформулированы свободы граждан новосозданных тогда Соединенных Штатов. Официально закон называется Акт об отчетности, ответственности и раскрытии информации по кредитным картам (Credit Card Accountability, Responsibility and Disclosure Act). Белый дом и Финансовый комитет Конгресса во главе с Берни Франком представил это, как желанное изменение, начало долгожданных реформ в финансовом секторе, реальную защиту клиентов банков и кредитных эмитентов. Однако и здесь, несмотря на кризис, лоббистам удалось добиться, чтобы закон распространялся лишь на будущие сделки, не распространяясь на кредитные карты бизнесов, не накладывая ограничений на размер процента. Более того, банкам дали полгода на подготовку, что в итоге вылилось в резкий скачок процентов по кредитам и другие финансовые манипуляции, которые затронули и меня.

«Брокеры учили клиентов мошенничать»…

За прошедшие полвека финансовая индустрия разрослась. Принстонский экономист профессор Юнг Сон Шин опубликовал в июне 2009 г. исследование экономического роста по отраслям народного хозяйства. За период 1954-1980 гг. все отрасли выросли примерно одинаково, в 10 раз. После грандиозных рейгановских «либерализаций» финансовой сферы в 1980-е годы, все отрасли (включая сберегательные банки) выросли с 1980-2008 в десять раз. Зато рынок ценных бумаг вырос в 100 раз.

Как раз 1980-2009 – это период создания американской свободнорыночной экономической модели. В это время наметился явный перекос в сторону финансовой индустрии. Уолл-Стрит превратился из поставщика финансовых услуг для народного хозяйства в производителя собственных финансовых продуктов – бросовых облигаций (junk bonds), своп-операций с кредитными дефолтами (credit default swaps), секьюритиризированных субстандартных займов (subprime loans securitization), обеспечение кредита другими кредитными обязательствами (collateralized debt obligation) и другие экзотические финансовые деривативы.

Уже после того, как разразился кризис, стало ясно, что на Уолл-Стрит сами не понимали, что их финансовые продукты не имели реального покрытия. Однако на торговле финансовыми продуктами делались очень большие деньги. Во время пика 2000-2007 годов доходы финансовой индустрии в США составили 40% от всех корпоративных доходов в США. В 1980 г. доля доходов финансового сектора в общих доходах корпоративной Америки составляла всего 10%. За этот период зарплаты на Уолл-Стрит увеличились вдвое, а доходы старших менеджеров в шесть раз.

Огромное количество денег помогло финансовой индустрии лоббировать отмену регуляций. Денежные контрибуции на политику не являются секретом в США. Все выложено на OpenSecrets.org. Только на выборный период 2008 года финансовая индустрия потратила $457 миллионов долларов. (Для сравнения – медицинские лоббисты потратили 167 миллионов, сельскохозяйственные корпорации – 67 миллионов, военно-промышленный комплекс – «всего» 24 миллиона.)

Понятно, почему финансовое лобби не позволило Конгрессу отменить «универсальный дефолт» – набранное мелким шрифтом на каждой аппликации на кредитную карту согласии, что банк может ретроактивно поднять учетные ставки на кредиты в любое время и по любой причине. По той же причине Конгресс игнорировал многочисленные предупреждения ФБР об «эпидемии» мошенничества в деле выдачи ипотечных ссуд. Законодатели ничего и не сделали для ограничения премиальных процентов от ссуды для брокеров по недвижимости, что толкало брокеров на неоправданный риск. Получалось, что брокеры не только не были заинтересованы проверить кредитоспособность клиентов, но сами учили клиентов мошенничать и толкали заведомо некредитоспособных клиентов брать деньги в долг.

Федеральный резерв годами игнорировал призывы общественных групп ограничить безответственные практики выдачи ссуд. Кредитные компании потратили 100 миллионов долларов за 10 лет, чтобы добиться закона oб уголовном банкротстве (punitive bankruptcy), делающего почти невозможным списывать на банкротство долг по кредитной карте. Банки держат в руках даже государственные субсидии по студенческим займам, что добавляет 8 миллиардов в год на обслуживание этих займов, и делает образование все более недоступным.

Однако главная опасность финансового лобби не в этих действиях. Создается идеология свободнорыночной экономики и общественному мнению, внушается, что именно такой перекос в экономике является естественным и полезным.

Часть 3 Америка, которой играет лобби (окончание)

Вместо послесловия Вы бы стали перечить Голдману?

 ©Михаэль Дорфман 2010
©Michael Dorfman 2010

Advertisements

1 Comment »

  1. What’s up friends, how is everything, and what you would like to say about this paragraph, in my view its in fact remarkable in favor of me.

    Comment by DELIVERED.DELIVERY — October 6, 2014 @ 7:52 pm


RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: